31 августа 2015, понедельник, 7:45

Друг Махмуд не оправдал надежд

13

11 февраля Лукашенко дежурно поздравил Махмуда Ахмадинежада с годовщиной исламской революции.

И весьма вероятно, что при подписании этой формальной бумаги у белорусского правителя скребли на душе кошки.

Формальные реверансы остались, но ежу понятно, что стратегическое партнерство с Ираном провалилось. Вдобавок — свежая плюха: США на днях включили две белорусские компании в черный список, похоже, усмотрев в их деятельности именно иранский след.

Короче, вместо дивидендов дружба с проблемным Махмудом принесла одни убытки. Причем на сомнительных связях с антиамериканистами официальный Минск обжигается уже в который раз. Вспомним Милошевича, Хусейна, Каддафи... Все они плохо кончили, и всякий раз братание с одиозными лидерами тянуло шлейф неприятностей для Беларуси.

К тому же партнеры из третьего мира в принципе не годятся на роль локомотивов так нужной сегодня нашей стране модернизации. Да и природные ресурсы на дурочку у них не получишь, сколько ни тверди о родстве душ, неприятии американского гегемонизма.

«Проект Джофеир» приказал долго жить. И не только он

Несколько лет как курица с яйцом тутошняя пропаганда носилась с проектом добычи нефти на иранском месторождении Джофеир: вот-вот, мол, брызнет для нас животворный фонтан черного золота!

Но чем дальше, тем менее оптимистичными становились реляции сторон. Наконец, на прошлой неделе новый посол Ирана в Беларуси Мохаммад Реза Сабури обнародовал секрет полишинеля: проект похоронен.

Еще ранее стало очевидно, что потерпел фиаско проект выпуска у нас иранских легковушек «Саманд». Головной болью для белорусских властей стали банки с иранским капиталом: приходится уповать на смену акционеров и ребрендинг.

В декабре Лукашенко, прощаясь с прежним иранским послом, был вынужден признать, что двусторонний товарооборот «в этом году немного упал». Действительно, по итогам прошлого года он вылился в отнюдь не впечатляющую сумму 140 миллионов долларов. Хотя еще несколько лет назад стороны озвучивали наполеоновские планы достичь миллиарда.

Эксперт по международным отношениям Беларуси Александр Тихомиров отметил, что сверхзадачей Минска в контактах с Ираном было заполучить нефть. И в этом плане можно говорить, что стратегическое партнерство сорвалось.

Еще печальный финал сотрудничества с Ираком Саддама Хусейна показал, что дружба с режимами, которые попадают под международные санкции, — дело рискованное, малоперспективное. Теперь Беларусь так же наступила на грабли в отношениях с Ираном. «Где действуют санкции, там профита не будет», — резюмирует Тихомиров.

Впрочем, белорусское руководство может утешаться мыслью, что нефтяные игры с Ираном, равно как и с Венесуэлой, могли слегка напугать Москву, которая в конце концов смягчила условия своих поставок. Правда, возврата в райские условия «нефтяного офшора» так и не получилось.

Объятья к делу не пришьешь

К слову, пик сотрудничества с Венесуэлой тоже позади. Там совместная нефтедобыча теплится, но больших прибылей Беларуси не дает, а маниловский прожект перевозки нефти танкерами через океан (равно как и ее замещения по своп-схеме азербайджанским сырьем) приказал долго жить.

И еще одна параллель: эра обоих пламенных антиамериканистов, с которыми водил дружбу Лукашенко, — Чавеса и Ахмадинежада — близится к закату.

Ахмадинежад хоть и авторитарист, но до белорусского коллеги ему далеко: два срока — и давай, до свидания! Летом в Иране новые выборы, и нынешнего президента в бюллетене уже не будет.

Чавес же, подобно Лукашенко, расчистил себе дорогу к долгому правлению на референдуме, но скосила жестокая болезнь, которую никаким плебисцитом не отменишь.

После смены же власти в Тегеране и Каракасе перспективы сотрудничества с Минском станут еще туманнее. Объятия с былыми вождями к делу не пришьешь.

С лидерами мировой цивилизации ссориться накладно

Что же касается санкций Вашингтона против белорусских фирм «ТМ Сервисиз» и «КБ Радар», то здесь есть пара исключительно обидных моментов.

Во-первых, Америка бьет на этот раз не за политзаключенных и зажим демократии, как это было в случае санкций против «Белнефтехима». Наказание связано именно с тем, что Беларусь водит дружбу с Ираном, ядерная программа которого так пугает США и Израиль.

Во-вторых, как считает военный эксперт Александр Алесин, Штаты, возможно, бьют превентивно.

В комментарии для Naviny.by Алесин предположил, что внесение упомянутых фирм в черный список — это «месть американцев за два посаженных иранцами за последний год беспилотника».

При этом не предъявлено никаких доказательств (если не считать версий в российских СМИ), что иранцы использовали именно белорусскую технику. Кроме того, средства радиоэлектронной борьбы, говорит Алесин, не являются наступательным оружием, а потому торговать ими не возбраняется.

Военный аналитик предполагает: в данном случае Штаты и Израиль просто страхуются, опасаясь, что ко времени вероятного удара по ядерным объектам Ирана тот может сильно нарастить мощь своей ПВО.

Как бы то ни было, очевидно, что белорусский оборонно-промышленный комплекс, которому действительно есть что предложить на международном рынке, несет имиджевые и прямые экономические потери именно по причине недальновидной дружбы Минска с антиамериканской верхушкой Ирана.

В частности, США и их союзники, по словам аналитика, не будут предоставлять передовое оборудование нашим предприятиям. Конечно, можно найти замену, но это и время, и деньги, и потеря качества.

«Дружба с Ираном наносит Беларуси ущерб, — резюмирует Алесин. — С лидерами мировой цивилизации ссориться накладно».

Сколько раз белорусское руководство наступит еще на грабли, чтобы усвоить эту истину?

Александр Класковский, «Белорусские новости»

поделись