За непослушание работника «Белоруснефти» уволили и сделали «шизофреником»

68

Начальство отомстило Павлу Покидько за возражения с помощью военкомата.

Об этом рассказала его маь, Алла Покидько, пишет TUT.BY. По ее словам, «непослушание» сына в отношении начальника отдела кадров Светлогорского управления буровых работ ГПО «Белоруснефть» Николая Чирвы закончилось тем, что юноше подстроили вынужденный прогул, уволили с работы, а затем бывший сотрудник охраны буровой вышки и обладатель водительских прав в одночасье превратился по документам… в шизофреника: во всяком случае, такое заключение после направления из Светлогорского военкомата вынесли гомельские психиатры.
«Все наши проблемы начались с того, что мой сын Павел посмел возразить начальнику отдела кадров Николаю Чирве, — рассказала Алла Константиновна. — Это произошло из-за того, что 26 октября, когда Паша был выписан из больницы, чтобы получить в военкомате разрешение на дальнейшее лечение, главный кадровик Светлогорского управления буровых работ «Белоруснефти» вызвал его к себе в кабинет для разговора. Ради него Павел отпросился у своего мастера Виталия Гавриленко и не стал садиться в вахтовый автобус, который вез рабочих на буровую. Однако разговор начальника отдела кадров с моим сыном проходил далеко не в дипломатических тонах: Чирва стал требовать, чтобы Павел немедленно отправился в военкомат за повесткой. На что сын возразил, что у него на руках имеется медицинская справка, согласно которой он еще четыре дня должен находиться на лечении. Однако Чирва заявил: «Или ты идешь за повесткой, или с сегодняшнего дня ты уволен, непослушные мне здесь не нужны». Естественно, на буровую Павел не поехал — ведь вахтовый автобус уже ушел, а добираться туда каким-либо иным транспортом запрещено — режимный объект. В ночь того же дня у Павла обострился хронический отит, и он обратился в поликлинику за помощью. Поскольку официально мой сын на тот момент был оформлен не как рабочий, а как слушатель курсов производственного обучения по профессии помощник бурильщика, то вместо больничного он взял справку. После лечения Павел вновь вышел на практику, доработал до конца октября, за который ему в полном объеме была выплачена стипендия — никаких претензий со стороны руководства не было. Но уже 12 ноября Чирва вместе с мастером Романьковым внезапно сняли его с вахтового автобуса и стали требовать объяснительную о том, откуда у него появилась медицинская справка. Текст Паше в буквальном смысле слова надиктовали, а дату заставили поставить — 27 ноября. Лишь потом выяснилось, что это — суббота, официальный выходной день! А уже после этой объяснительной сына ознакомили с приказом об увольнении по статье за прогул. Кстати, впоследствии выяснилось, что мастера, написавшего на Пашу докладную об этом «прогуле», в тот день самого не было на работе — он находился на обучении.


Любопытно, что, по словам Аллы Константиновны, ее сын Павел на момент конфликта формально не являлся полноправным работником СУБР «Белоруснефти» — он еще лишь осваивал профессию помощника бурильщика по программе производственного обучения. Соответственно, ему платили не зарплату, а стипендию в размере в среднем 300-400 тысяч рублей. Это подтверждают и выписки из банковского счета. И лишь в суде выяснилось, что каким-то волшебным образом 19-летний ученик Павел по документам превратился… в помощника бурильщика 4-го разряда с должностным окладом в 3 миллиона 800 тысяч рублей! Само собой, этих денег Павел в глаза не видел, и куда они делись, не знает, да и экзамен на присвоение разряда у него никто не принимал.


После получения на руки трудовой книжки с записью об увольнении по статье за прогул злоключения молодого человека, как выяснилось, лишь начались.
— К нам домой пришли сотрудники милиции, которые заявили, что должны доставить Пашу в военкомат, — продолжала Алла Константиновна. — Он на тот момент был болен, проходил лечение в местной поликлинике, что мы подтвердили документами. Но когда Паша пришел в лечебное учреждение принимать назначенные ему процедуры, его там также ждали милиционеры. К счастью, мы с дочерью были рядом, и, когда нас пригласили поехать к руководителю Светлогорского военкомата Анатолию Фесенко, отправились туда все вместе. Уже у него в кабинете на моего сына набросился начальник призывной комиссии Владимир Шевченко, который начал оскорблять и кричать, что Паша «злостный уклонист и срывает им весь план призыва». Потом он стал хватать его за плечи и даже бить! К счастью, вмешался военком Анатолий Фесенко, который сказал: «Не трогай его, он же еще не военный».
В итоге Павла Покидько отправили на областную призывную комиссию в Гомель, которая, как оказалось, ограничилась лишь… коротким общением с психиатром, задавшим единственный вопрос: «Хочешь ли ты служить в армии?». Павел, у которого ранее были на руках медицинские заключения из Главного госпиталя Министерства обороны в Минске о хроническом отите (правда, из личного дела призывника они каким-то «волшебным» образом исчезли), разумеется, заявил, что с больным ухом он к службе не годен. И тут же в сопровождении работника военкомата был доставлен в психиатрическую больницу на обследование! Оттуда парень, ранее успешно работавший охранником буровой вышки, поступивший в вуз и прошедший медкомиссию на получение водительских прав, вышел уже с диагнозом «шизофрения».
Самое обидное, считает Павел, что ради работы в СУБР «Белоруснефть» он бросил учебу в столичном Университете информатики и радиоэлектроники по специальности «Искусственный интеллект», куда ранее он успешно поступил. Но в итоге вместо того чтобы зарабатывать хорошие деньги, помогать семье родителей и строить собственное будущее, превратился в обычного безработного, да еще и с обидным диагнозом. Разумеется, ни сам Паша, ни его мама Алла Константиновна сдаваться не собираются: в отношении СУБР «Белоруснефть» подан судебный иск о восстановлении на работе, да и диагноз гомельских психиатров будет обжалован у их столичных коллег. Правда, как выяснилось, светлогорское правосудие в лице районного суда все же встало на сторону градообразующего предприятия: в удовлетворении иска Павлу Покидько не только отказали, но и явно не горят желанием выдать на руки мотивировочную часть своего решения при том, что срок его обжалования в вышестоящий суд уже истекает.


— Действительно, такой работник Павел Покидько у нас был, и он уволен за прогул, — сказал Николай Иванович. — По данному делу уже состоялся суд, который признал наше решение правомерным. Точно так же я абсолютно уверен и в профессионализме судов кассационных инстанций, если Павел Покидько будет туда обращаться. Что же касается разницы между его ученической стипендией и зарплатой помощника бурильщика 4-го разряда, то здесь имеет место лишь неверно истолкованная информация. Большего сообщить пока не могу.
Не более многословным оказался и руководитель Светлогорского военкомата Анатолий Фесенко.
— На данный момент призывник Покидько и его мать написали заявление об отказе от иска в отношении нас, поскольку спорное решение, о котором идет речь, и так уже отменено, — сказал он. — В армии данный гражданин служить не будет, а вот по какой статье — я вам сказать не могу, я не врач. Что же касается заявления о якобы имевшем место избиении призывника Покидько в нашем военкомате, то это — полная клевета.
Понятно, что точка в данной истории еще не поставлена, да и судебный процесс у Павла Покидько, его мамы и сестры далеко не последний — слишком велико у семьи светлогорцев желание добиться справедливости.

Украина









Мнение

Билеты в провал

Ирина Халип




Опыт Литвы еще пригодится

Леонид Злотников


Курсы валют

Валюта2016-08-262016-08-25
USD 1.9571 BYR1.9522 BYR
EUR 2.2068 BYR2.203 BYR
RUB 0.030141 BYR0.030056 BYR

Статистика за 24 часа