4 сентября 2015, пятница, 10:48

Украинский музыкант: Белорусам необходимо сплотиться

3

Украинский певец Сергей «Колос» Мартынюк известен тем, что в открытую «послал» руководителя своего государства.

24-летний политолог по образованию проводит в Луцке фестиваль, посвященный Степану Бандере, ездит по Украине с концертами своей основной группы «Фиолет», имеет еще и провокационную группу «ТраТаТа», и сольный проект. Сергей Мартынюк живо интересуется тем, что происходит в соседней Беларуси. Два года назад он даже записал песню на белорусском языке. С ее помощью о группе «Фиолет» узнали и у нас. Любовь оказалась взаимной: «Колос» периодически выступает в Минске. Число его поклонников здесь растет, а он сам приглашает белорусские команды на «Бандерштат». В марте украинский исполнитель приехал к нам, чтобы дать три концерта. Кроме белорусского столицы он выступил в Бресте и Гродно. Перед беседой Сергей Мартынюк предупреждает, что будет отвечать по-украински, так как белорусский хорошо еще не выучил, а русским не пользуется вовсе.

- Я до поступления в университет в Луцке жил в Дубно, и слышать русский мне там совсем не приходилось, разве что по телевизору. Знал, что есть такие люди, но они мне лично не попадались. Русскоязычного человека встретил впервые лет в 14. На западе и в центре Украины процентов 70 говорят по-украински, хотя в областных центрах большинство русскоязычных.

- Но ваши деятели не то чтобы были довольны ситуацией. Олег Скрипка, например, говорил, что в Украине происходит едва ли не культурный геноцид.

- Я бы не сказал, что меня вполне устраивает ситуация, но критического момента нет. О тотальной русификации речь не идет: подавляющее большинство рекламы у нас на украинском, на всех каналах звучит украинский, музыкальные команды даже с Востока пытаются больше по-украински петь. Есть негативные моменты в том, что из новых учебников по истории вычеркивают некоторые страницы. Закон о втором государственном языке может дать основания «качать права» в Восточной Украине и закрывать там украинскоязычные школы, но на западе страны такое невозможно. Вообще же, нет и близко того, чтобы на украинский сильно напирали, и чтобы ему угрожала опасность, в отличие от белорусской ситуации. Невзирая на все нюансы, демократии после «Оранжевой революции» у нас стало больше. Я, например, имею еще музыкальный проект «ТраТаТа», в песне которого открыто посылаю Януковича.

- И неужели тебе ничего не было за эту песню?

- Местные коммунисты понаписывали во всевозможные органы о «беспределе», что происходит в Луцке. Но все, что мне было после этого - только разговоры с милицией. Ничего предъявить они не могли. Клип был выложен в Интернете, потому статью о нарушении спокойствия в общественных местах не могли привязать, ведь Интернет не относится к общественному месту.

- В Беларуси ты чувствуешь тотальную русификацию?

- Да. За все свои шесть приездов никогда не слышал белорусского языка просто на улицах, только от коллег-музыкантов, знакомых и представителей общественных организаций. И от этих белорусскоязычных людей я уже года три не чувствую энтузиазма, стремления изменить ситуацию. Спрашивал у белорусов, кто у них политический лидер, а они не могут ничего ответить. Люди выходят разве что на День Воли или на Чернобыльский шлях, и то без особой активности. Лет пять назад ощущалось совсем другое настроение.

- Глядя со стороны на эту ситуацию, видишь ли ты какой-то выход для белорусов?

- При таких обстоятельствах, наверное, надо делать ставку на культуру, сплотиться вместе. Белорусскоязычных может и меньшинство, но их следует объединить через культурные проекты, чтобы хотя бы сберечь то, что есть. Ведь вопрос о масштабном развитии национальной культуры у вас не стоит. По крайней мере я его не представляю, так как каждое последующее поколение в Беларуси рождается преимущественно русскоязычным.

- По твоим наблюдениям, много что связывает белорусов с украинцами?

- Могу сказать, что с другими соседями не испытывал такой единства, как с белорусами. Ни с поляками, ни с русскими, ни с молдаванами такого чувства не было. Принял и белорусский язык. Особенно, когда девушки говорят по-белорусски, - для меня это просто «секси». Во многом белорусы с украинцами похожи, но белорусы при этом кажутся более сдержанными, более суровыми. Они у меня всегда ассоциируются больше с северными народами, близкими к скандинавам.

- Не сказал бы, что украинцы стремятся выступать в нашей стране. Чем тебя завлекла Беларусь

- После первого выступления в 2011 году у нас здесь появилась своя аудитория, пусть пока и не очень большая. С белорусскими слушателями мы пытаемся поддерживать отношения постоянно. О коммерческий стороне речь здесь пока не ведется, скорее просто об интересе. Пока о прибыльных концертах и турах могу говорить только в пределах Украины. В нашей стране те группы, которые работают над собственным менеджментом, а не просто делают из себя «гениев из подземелья», имеют все шансы на то, чтобы получить дивиденды.

- Спрошу у тебя как у человека, связанного с организацией концертов и фестивалей в Украине. Могут ли белорусские музыканты заинтересовать украинского слушателя?

- Мне кажется, что белорусские группы на это способны. Не скажу, чтобы сейчас в Украине творчество кого-то из белорусов вызывает большой резонанс, кроме разве что «Ляписов», которые стали модным брендом в плане музыки, имиджа и спорта для стран СНГ. Делаю промоушн на своих страницах некоторым вашим исполнителем, таким, как Akute, Полина Республика и чувствую, что украинцам интересно их творчество. Вспоминаю выступление тех же Akute на «Бандерштате», который четко отличался от всех других. Было явное ощущение, что это музыка откуда-то из Европы, с правильной эстетикой. В нашей же музыке обычно две крайности: либо слишком слащавый поп-рок, либо что-то ближе к «Арии», условно говоря.

- С какими сталкиваешься проблемами, как один из организаторов фестиваля «Бандерштат»?

- Украинские фестивали переживают сейчас эпоху расцвета. В прошлом году по нашей стране прошло несколько крупных фестивалей с участием мировых звезд, приезжали Linkin Park, Rasmus, Garbage и многие другие. «Бандерштат» - более тематический фестиваль со своими идеологическими нюансами и специфической публикой, но и мы себя чувствуем нормально. Фестиваль способен иметь коммерческий успех, более-менее неплохо с поддержкой спонсоров и властей. Хотя фестиваль назван в честь Бандеры, местные власти нам дают около 50 000 гривен на поддержку, столько же дает областная власть. В этом году проводим фестиваль 3-4 августа и как всегда приглашаем белорусов его посетить. Бело-красно-белые флаги всегда присутствуют на нашем фестивале.

- Но почему спонсоры и власти заинтересованы в поддержке фестиваля

- Всем интересно сделать свой вклад. У нас много кто говорит, что большая польза от того, что президентом стал Янукович, потому что люди нашли очередной повод сплотиться вместе. Из этого возникает интерес к тому, что выдавливается властью. Например, к истории УПА (Украинская повстанческая армия), упоминания о которой убраны из учебников по истории. Для запада это была сильная пощечина и люди более живо стали проявлять свой интерес. Украинцы - специфическая нация, их могут пнуть, а они будут дальше смеяться.

- Свой сольный альбом ты назвал по дате своего рождения - «28.12.87». Представляя программу, ты сказал, что этот возраст - самое время определиться со своими жизненными приоритетами. И какие образом бы ты расставил приоритеты в своей жизни?

- В моей жизни была серьезная ситуация, когда нужно было совершить выбор. Она возникла в университете, когда я учился на политолога, абсолютно пустой специальности, хотя к политологии как к науке не имею ничего против. Тогда я решал, двигаться ли в направлении общественно-политическом - пойти кандидатом на выборы в местную раду или все же сосредоточится на организации концертов и творчестве. На сегодня выбор сделан в пользу музыки. Если ей заниматься всерьез, то на другие занятия тратить время не приходится.

- В твоем репертуаре есть белорусскоязычная композиция «Месца пакуты». Как на нее реагирует твоя публика? И будет ли продолжение этого белорусского направления в твоем творчестве?

- В Украине специфическое отношение к этой песне. Ведь люди, которые открывали для себя «Фиолет», не могли понять на каком она языке. Интересный момент был в том, что большинство слушателей, когда впервые ее слышали, то думали, что поется на русском, были предположения, что на польском, но белорусский идентифицировать не могли. Много отзывов позитивных было в СМИ о том, что украинским музыкантам небезразлична соседняя страна. Типичный вопрос был: «А что, в Украине все хорошо, что вы про Беларусь начали петь?» (Смеется). Что касается продолжения, то скоро мы презентуем песню, записанную вместе с модной белорусской певицей. Пока не буду раскрывать подробности.

Разговаривал Сергей Будкин, специально для charter.97.org

поделись