19 января 2017, четверг, 7:27

Репетиция «гражданской войны»

8
Виталий Портников

Зачем России понадобились переговоры Надежды Савченко с террористами.

Встреча Савченко с главными террористами «Д/ЛНР» нужна России для легитимизации «народной власти». Чтобы доказать новой администрации США, будто на Донбассе не конфликт между Украиной и Россией, а гражданский конфликт.

Минская встреча народного депутата Украины Надежды Савченко с главарями так называемых «народных республик» — если эта встреча действительно была - одно из самых странных событий последнего времени. В самом факте этой встречи странно все. И то, что она проходила в условиях строгой конспирации. И то, что Савченко ничего не хочет о ней говорить.

И то, что ни о каких результатах этой встречи говорить не приходится. Это наталкивает на мысль, что мы находимся только на начальном этапе операции российских спецслужб, смысл которой станет ясен только со временем.

Начнем с того, что если даже предположить, что для обмена заложников необходимо согласие Захарченко и Плотницкого — хотя это, конечно же, смешное предположение, так как вопросы освобождения украинских граждан решают не в Донецке или Луганске, а в Москве — то для контактов с главарями «ДНР» и «ЛНР» вовсе не нужна Савченко. Именно для этого в контактной группе присутствует Виктор Медведчук.

Не знаю, нужно ли объяснять, что бывшему главе администрации президента Украины в Кремле доверяют больше, чем Савченко. Более того, Медведчук может проводить переговоры не только с Захарченко и Плотницким, но с представителями российского руководства и военного командования. Поэтому если бы в Москве действительно хотели бы решить какие-то конкретные вопросы, связанные с освобождением украинских граждан - а на это на днях намекал глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров (опять-таки, не Захарченко) — то говорили бы с Медведчуком, а не с бывшей летчицей.

Но, судя по тому что происходит, Москве нужны не переговоры об освобождении заложников, а легитимизация «народной власти» на оккупированных территориях. Когда украинское руководство ведет переговоры с руководством России — никого не освобождают, так как Кремль не может повлиять на «настоящих» участников конфликта. А вот когда представитель «народа» — Надежда Савченко разговаривает с другими представителями «народа» — Захарченко и Плотницким — то достигается реальный результат.

Потому что это не конфликт между Украиной и Россией. Это гражданский конфликт. И даже если Надежда Савченко звонко и громко это не скажет во время процедуры освобождения наших сограждан, сам путь достижения цели может свидетельствовать о том, что разговаривать нужно с «народной властью». Это, собственно, то, чего добивается Россия. То, чего она уже давно добилась в других регионах, которые находятся под ее контролем. Новому президенту Приднестровья, который был избран вчера на очередных выборах, для общения с руководством Молдовы не нужна никакая Савченко.

И никакого сомнения у окружающего мира, что речь идет о внутримолдавском конфликте, нет. Хотя новый президент Приднестровья — такая же кремлевская марионетка, как и его предшественник. И если бы Москва не защищала приднестровский режим, вопрос восстановления территориальной целостности Молдовы был бы решен за 24 часа.

Именно доказательство того, что речь идет о внутриукраинском конфликте, может стать поводом для смягчения или даже отмены санкций против России. А отмена санкций — главная цель российской дипломатии, этим Кремль занимается многие месяцы, так как 2017 год является принципиальным для судьбы целого ряда государственных компаний страны. Поэтому общение Савченко с главарями наемников — оно не для нас. И не имеет ввиду создание новых политических возможностей для самой Савченко.

Кремль, таким образом, создает пропагандистскую возможность для новой американской администрации. Возможность сказать — вот, вы видите, они там без нас договариваются и даже героическая Надежда в этом участвует. А давление на Россию только вредит этому конструктивному процессу. Слова «мы не должны быть заложниками амбиций Киева» могут быть произнесены именно на фоне усилий Савченко.

Это сценарий, который Москва может предложить бывшему сотруднику штаба Трампа Картеру Пейджу, который обсуждает со своими российскими конфидентами именно отмену санкций. Потому что в ответ на пожелание сохранения лица новой администрации при отмене санкций, Пейджу — или любому другому американскому переговорщику с неясными полномочиями — может быть предложен именно такой ход событий.

Но, для того, чтобы сценарий начал осуществляться на свету, а не в тени, Кремлю нужны будут гарантии готовности Запада согласиться с тем, что Россия больше не воспринимается в качестве участника конфликта на Донбассе, выводится за скобки. Тогда мы увидим российскую спецоперацию во всей красе и ее участники не будут отрицать своего в ней участия.

А то, с чем мы сталкиваемся сейчас — это всего лишь репетиция. Репетиция «гражданской войны».

Виталий Портников, espreso.tv