16 января 2017, понедельник, 14:00

У Лукашенко шансов нет

13
Лев Марголин

Доживет ли правительство до конца 2017 года – неизвестно.

Экономика Беларуси в 2017 году должна вырасти на 1,7%, экспорт — на 3,8%, реальные располагаемые доходы населения — на 1,3%. И все это при инфляции в 9%. Таковы планы нынешнего правительства. Подчеркиваю — нынешнего, потому что доживет ли оно до конца следующего года, неизвестно. Точно так же неизвестно, верит ли само правительство в эти цифры. Практически все независимые эксперты не верят.

Прогнозировать действия власти — это мартышкин труд, потому что заявления противоречат друг другу, цели — взаимоисключающие. Наиболее яркий пример: средняя зарплата в 500 долларов и инфляция в 9%. Либо то, либо другое.

Такая задача предполагает рост средней зарплаты по сравнению с нынешним годом почти на 40%. Соответственно, производительность труда должна вырасти не менее чем на 40%. Достигнуть такого роста можно двумя способами — либо при неизменной численности работающих увеличить объем продаж на те же 40%, либо сократить численность работающих. Возможен смешанный вариант. 40% занятых — это почти два миллиона человек, такое сокращение — это самоубийство для любой власти.

Для того чтобы увеличить объем ВВП, нужно увеличить объем оборотных средств и найти рынки сбыта. В комплексе эта задача решается с помощью привлечения прямых зарубежных инвестиций. Только зарубежные инвесторы приходят и со своими деньгами и со своими рынками.

В течение последних 22 лет в нашей стране задача решалась с помощью включения печатного станка. Это было допустимо в условиях растущего российского рынка. Сегодня рынок РФ не растет. Более того, удельный вес белорусских товаров на нем сокращается, они все чаще уступают в конкурентной борьбе товарам из Китая и Южной Кореи. Это означает, что даже если залить предприятия деньгами, дополнительно выпущенная продукция осядет на складах.

При этом зарплата, выплаченная за нереализованные товары, через три-четыре месяца вызовет очередной всплеск инфляции и обвальную девальвацию белорусского рубля. Несложно рассчитать и конкретные цифры, но мы этим заниматься не будем — ввиду абсолютной нереальности сценария.

Возможно, «всем па пиццот» — это не более чем голый популизм, и главным приоритетом на 2017 год останется снижение инфляции. Для этого требуется продолжение жесткой денежно-кредитной политики, дальнейшее снижение объема «директивного» и льготного кредитования. Это поможет создать сбалансированную экономику, открыть в перспективе успешным предприятиям доступ к дешевым кредитам и, соответственно, к росту производства.

Однако заплатить за это придется дальнейшим снижением объемов на неэффективных госпредприятиях, так что о росте ВВП можно забыть. В этом случае рост курса доллара к концу года может составить те же 9-10%.

Может быть, это поможет привлечь инвесторов из-за рубежа? Не поможет. Дело в том, что инфляция создает проблемы больше отечественным производителям, для иностранных инвесторов это просто мелкое неудобство. А вот что гораздо важнее для них — так это прозрачность и демократичность процесса принятия решений (декреты, указы), а также нормальная правовая защита инвестиций (независимый суд), чего у нас нет и при этой системе управления не будет.

Отдельные очаги капвложений сейчас базируются на личных взаимоотношениях с руководством страны и на высокой степени готовности к внеэкономическому риску со стороны отдельных инвесторов.

Важным аспектом экономической ситуации на 2017 год остается нефтегазовый конфликт. Россия в лице вице-премьера Аркадия Дворковича пообещала перевести поиск решения в судебную плоскость, а это, как известно, дело не быстрое.

Создается впечатление, что наши власти хотели взять заложника: не хотите давать кредиты — не заплатим за газ. Но позиция России сильнее. Уже объявлено о возможном сокращении поставок нефти с 24 млн до 18 млн тонн. А ведь это не предел. Когда-то, лет десять назад, Путин уже грозил, что внутренние потребности Беларуси в нефти (что-то около шести миллионов тонн) Россия закроет дешевой нефтью, а все остальное — извините.

Кредиты по-прежнему не дают. Причем и Евразийский фонд стабилизации и развития (читай: Россия), и МВФ требуют проведения реформ, прежде всего реформирования госсобственности. Государственная собственность должна приносить доходы или должна быть приватизирована. Первое, что для этого нужно сделать, это изменить систему управления. Вместо отраслевой — где для каждого министерства и ведомства рост объемов является самоцелью — такую, где орган управления будет требовать от госпредприятий только обеспечения прибыльной деятельности.

Теоретически вопрос не сложен. В условиях белорусской полурыночной экономики государство все равно сохранит основные рычаги управления в своих руках. Проблема в том, что большинство из этих предприятий в принципе нежизнеспособны и должны быть приватизированы или ликвидированы, а это чревато серьезным ростом безработицы и ростом социальной напряженности. Но очевидно, что выхода нет, кредиты нужны и что-то в этом направлении придется делать.

По какому же пути пойдет белорусская власть? Очевидно, по среднему, как обычно. Начнется год с продолжения нынешнего курса, но при первых же признаках активного недовольства со стороны населения все может в мгновение ока провалиться в тартарары. Когда руководитель страны не верит в реформы, они не могут быть успешными.

Номинальная средняя зарплата может несколько вырасти, но реальные доходы населения будут снижаться, потому что средней зарплатой на предприятиях, организациях можно манипулировать с помощью перевода работников на неполный рабочий день, неполную рабочую неделю, перевода на пол- или четверть ставки, но реальные доходы от этого не вырастут.

Что касается экспорта, то единственным источником его может стать рост цен на продукцию сырьевых отраслей и сельского хозяйства на мировом рынке, а это, увы, от нашего правительства не зависит.

Лев Марголин, ucpb.org