16 чэрвеня 2019, Нядзеля, 0:47
Мы ў адной лодцы
Рубрыкі

New Eastern Europe: Европа без Беларуси не едина

30

Журнал New Eastern Europe написал об отношении к Беларуси и Украине среди немецкой молодежи.

Сейчас, когда экономисты зациклены на южных странах континента, наблюдая за кризисом евро в Греции и Португалии, молодые немцы все чаще осознают, что их страна является ведущим центром Евросоюза и более остальных заинтересована в его развитии. Глядя на Восток, они пытаются понять, как новые европейские государства будут влиять на постоянно изменяющуюся динамику ЕС, пишет главный редактор журнала Europe&Me Мэттью Ширман на страницах New Eastern Europe (перевод - charter97.org).

Приводим выдержки из статьи.

Нынешние изменения скорее всего помогут новым странам Европы определить для себя новые роли и отойти от бремени стереотипов прошлого века. Такое мнение высказала 23-летняя Рике, студентка юридического факультета Университета Гумбольдта в Берлине.

Во время разговоров с молодыми немцами несложно заметить, что их мысли о Германии и Восточной Европе сформировались именно под влиянием событий 20 века. Рике считает, что Германия испытывает определенный «дискомфорт» во взаимоотношениях с восточными соседями.

«Чем дальше на Восток, тем более изношенной и слабой кажется Европа», - говорит 25-летний студент из Южной Германии. Даже советская архитектура воспринимается по разному — если в бывшей ГДР или в Польше здания прошлого века смотрятся как милое и вместе с тем зловещее напоминание о прошлом, то на восток от ЕС они органично вписываются в существующую жизнь.

И это далеко не идиллический образ. «Изнашивание края Европы», указывает еще и на разрыв в восприятии европейцев, как единой группы, на отсутствие единства европейской идеи. «Эти страны не интегрированы в Европу», - говорит 25-летняя Юлия.

Отдельным вопросом является и само определение границ Восточной Европы, потому что географически этот регион является центром Европы. Но при этом Литва в 2004 году вступила в ЕС, а соседняя Беларусь остается «последней диктатурой Европы».

Несмотря на то, что большинство немцев не были «так далеко на Востоке, чтобы узнать где заканчивается Европа», большинство из них интуитивно чувствуют, что Беларусь, Украина или Молдова сильно отличаются от стран ЕС. Янош из Маастрихтского университета называет Беларусь страной «диктатуры, пыток и политзаключенных».

Мнение молодых немцев формируется под влиянием того, насколько эти государства Восточной Европы вовлечены в общеевропейские дела. Лучшим примером здесь является Украина. Феликс, студент юридического факультета в Берлине говорит, что Украина может в один прекрасный день присоединиться к ЕС, но подчеркивает, что она должна стать более справедливой.

Слишком часто развитие демократии на Востоке рассматривается как диалектический переход от советского строя к современной европейской системе. Так воспринимают эту проблему на Западе. Размышляя об этом, Юлия напоминает, что история стран Восточной Европы началась не в 20 веке. Либерализация в сферах политики, экономики и СМИ в них будет происходить в условиях диалога между европейскими устремлениями и историческим опытом империи, угнетения и революций.