19 лiстапада 2017, Нядзеля, 20:52

В Гомеле судят «француза с патроном» Жолана Вийо

62
Жолан Вийо
Фото: tut.by

Гражданина Франции обвиняют сразу по двум статьям.

Сегодня суд Гомельского района начал рассматривать дело гражданина Франции Жолана Вийо. Молодой мужчина обвиняется сразу по двум статьям, связанным с незаконными действиями в отношении огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ и незаконным перемещением их через границу, сообщает tut.by.

В зале суда нет свободных мест — в основном, журналисты и правозащитники, в том числе — представители французского телеканала. На заседание приехал брат Жолана Гийом с русскоговорящей подругой Надеждой.

Из-за нехватки свободных мест в зале половину присутствующих попросили выйти.

Опросили обвиняемого. Жолан сообщил суду, что приехал в Беларусь 13 сентября, «чтобы навестить свою подругу Татьяну и посмотреть страну». В Гомель приехал из Минска 21 сентября на ночном поезде, далее автостопом добрался до границы с Украиной.

— Хотел попасть в Киев, чтобы навестить своего друга.

Таможенники «Новой Гуты» задали иностранцу стандартный вопрос: «Везете ли что-либо запрещенное?».

— Я на английском ответил вопросом на вопрос: «Является ли пуля запрещенным, я не знаю?». Они [таможенники] не поняли меня и жестами попросили показать. Я полез в рюкзак. В свертке лежала пуля и другие сувениры из других стран, которые я приобрел ранее.

— Задавали ли вам сотрудники таможни конкретный вопрос: имеются ли у вас оружие и наркотики? — поинтересовалась прокурор.

— Мне кажется, да.

— Что вы ответили?

— Я ответил на английском языке: «Является ли пуля запрещенным предметом?».

>B>— Почему вы вдруг стали уточнять именно по этой пуле?

— Когда мне делали подарок, мне сказали, что это муляж. И у меня были сомнения, а вдруг сотрудники таможни будут проверять… Поэтому я хотел быть честным.

— Как у вас появился этот патрон?

— Мне подарил его во время моего пребывания в Варшаве мой друг Павел.

— Вам говорили, что это муляж?

— Да. Он мне сказал, что эта пуля ненастоящая, она не стреляет.

— И вы, получается, пересекали несколько границ — Польши и Литвы, Литвы с Беларусью — с этой пулей? Там вы высказывали сомнения об этой пуле, показывали ее на тех границах?

— Между Польшей и Литвой не существует границы, а на границе Литвы и Беларуси меня никто не спрашивал, я и не говорил.

Жолан сообщил суду, что большую часть детства провел с матерью и братьями (родители разведены). В 18 лет покинул Францию и уехал в Лондон. У француза незаконченное высшее образование по специальности «информационные технологии». Он уверил белорусский суд, что в его британском вузе не было такого предмета, как «специальная военная подготовка», и оружие до инцидента он видел «только в кино».

Француз говорит, что сотрудники таможни не предлагали ему оформить декларацию о перемещаемых товарах, и охарактеризовал их уровень английского как «ограниченный» и «недостаточный». В своем же английском парень не сомневается: «После 6 лет проживания в Лондоне, думаю, что хорошо его знаю».

— С какими словами вы достали пулю после просьбы ее показать? — уточняет адвокат (кстати, предоставленный Жолану посольством).

— Положил на ладонь и сказал: «Вот этот сувенир».

— …Если бы вы знали, что предмет является боеприпасом, приняли бы вы его в дар и стали бы пересекать с ним границу?

— Никогда бы не принял этот подарок.

В суде выступил сотрудник Гомельской таможни. По его словам, провести досмотр багажа его попросил пограничник. В данном случае основанием для пристального внимания «послужила борода данного гражданина».

— Я немного владею английским. Задал вопросы: откуда он, куда едет, что везет, есть ли запрещенные, может, наркотические вещества… Он не ответил: улыбнулся и покивал головой.

По признанию таможенника, у него «сложилось впечатление, что он не собирался скрывать патрон»: мол, у Жолана в сумке было много вещей. И если бы «не бдительность пограничника, он бы проследовал дальше».

— Я просил показать вещи — и он достал этот патрон. Из опыта могу сказать, что человек, когда хочет сокрыть, достает это в последнюю очередь. А он в первую очередь достал.

— Вы полагаете, что обвиняемый скрыл факт того, что у него имеется запрещенный предмет? — спросил судья.

— Лично мое мнение: этот человек просто забыл об этом предмете [пуле] и предъявил его в числе первых вещей для досмотра… Закон он нарушил, считаю, но по-человечески — никакого умысла сокрыть патрон не имел.

Как позже рассказал журналистам брат Жолана Гийом, «Жолан замкнут, очень зажат. Он уже менее уже испуган, чем вначале — за его спиной Франция, и он это чувствует, — но подавлен».

Адвокат попросил суд изменить Жолану меру пресечения — с содержания под стражей на личное поручительство. Поручиться за француза согласились две его столичные приятельницы, выступившие в суде: девушки были предупреждены об ответственности за неявку Жолана на следующие заседания суда (если они будут), но своего намерения не изменили.

Суд удалился в совещательную комнату. Заседание продолжится в 14.30.

Напомним, 24-летний Жолан Вийо постоянно проживает в Лондоне. Чуть более трех месяцев назад отправился в путешествие по Европе — Испании, Италии, Словении, Хорватии, Венгрии, Австрии, Словакии. А 21 сентября Вийо задержали при въезде в Беларусь из Украины при прохождении таможенного контроля по «красному коридору»: среди его вещей был обнаружен патрон, который, как утверждает иностранец, ему на память подарил его друг-поляк. Есть данные и о том, что француз сам показал патрон на границе с вопросом, можно ли его ввозить — но достоверна ли она, мы узнаем лишь в процессе.

Экспертиза показала, что патрон рабочий и может использоваться в качестве боеприпаса. Так Вийо оказался в гомельском СИЗО.

23 сентября Жолан связался с подругой Габриэллой и сообщил, что его задержали. Ему дали поговорить только две минуты. Далее были разрешены только письма. В них он жаловался на «нечеловеческие условия, усложненные белорусским климатом», а также на то, что ему не дают связаться с родными, а назначенный адвокат не говорил ни по-французски, ни по-английски.

Представитель же Следственного комитета Юлия Гончарова говорила журналистам, что при проведении следственных и процессуальных действий в отношении иностранных граждан в обязательном порядке предоставляется переводчик. Также уведомляется Министерство иностранных дел, которое передает информацию о задержании иностранца в посольство или консульство его страны, которое в свою очередь ставит в известность семью или близких задержанного.

«Сразу же после задержания таможенные органы Беларуси уведомили МИД. Следователь дала возможность гражданину Франции связаться с родными и предоставила ему мобильный телефон, которым он воспользовался. Адвокат задержанного на протяжении всего следствия поддерживала связь с родственниками гражданина Франции», — добавила Юлия Гончарова.