20 лютага 2019, Серада, 19:38
Заклік Рады БНР
Рубрыкі

Как римский философ и святой «прописался» на севере Беларуси

Что связывает святого Юстина с Мяделем и Глубоким.

Наши предки совершенно естественным образом искали объяснения всем событиям в окружающем их мире. И, конечно же, находили. Ведь главное – желание. И, хотя большинство таких объяснений связано с языческими и территориальными факторами, немало и тех, что подтверждают вполне искреннюю христианизацию в Беларуси, пишет сайт np.by.

Святой Юстин

Этот римский мученик, казалось бы, совершенно никакого отношения не имел ни к Мосару (точно не бывал здесь, хотя история деревни насчитывает несколько столетий), ни вообще к окрестностям Глубокого. За одним-единственным исключением: в старом Мяделе (районный центр на территории Минской области) находились его реликвии. Почему же особым образом поминали этого святого на столь удаленной от его родины территории?

Во-первых, потому что этот человек вообще считался одним из самых образованных людей своего времени. Во-вторых, потому что он искренне боролся с такими пороками человеческой натуры как праздность и пьянство.

Потрясающий философ, он родился в семье язычников и в языческой же культуре Римской Империи, но даже самые проникновенные философские труды не давали ответов, которые он ставил перед собой. Ответы, связанные с сотворением мира и человека. Самая совершенная для своего времени, римская философия оказалась совершенно беспомощной перед его пытливым умом. Тем не менее, он неустанно ее изучал, чтобы наверняка не пропустить «жемчужины» в грудах пафосного пустословия.

А умные люди всегда привлекают повышенное внимание властей, и время или география здесь не играют существенной роли. Так и святой Юстин, еще до своего превращения в последователя «христианской секты», такое внимание неизменно привлекал, поскольку активно участвовал во множестве публичных диспутов.

И позднее, когда Юстин познакомился с учением Христа и Его последователей, он стал еще более опасным конкурентом в диспутах, ведь использовал аргументы, которыми оперировали его оппоненты. За что и был зверски убит. Вполне в традициях своего времени. Впрочем, времена всегда одинаковы.

Из Мяделя в Мосар

Монастырь католического ордена кармелитов в старом Мяделе без преувеличения долгие годы был центром культурной жизни окрестностей. Здесь действовали школа для детей, переписная мастерская, столовая и лечебница для бедных, а также другие, говоря современным языком, социальные проекты.

Будучи таким образовательно-культурным центром, мядельский монастырь просто вынужден был повышать культурно-образовательный уровень жителей окрестных земель.

Конечно, поклонникам атеизированной пропаганды, убежденных в том, что «религия – опиум для народа» и «религия – яд, береги ребят», такое утверждение покажется странным, однако факт остается фактом: то, что мы сегодня называем образованием и социальной сферой, создавалось и продвигалось именно монастырями. Налаживая сотрудничество между братствами в разных странах, католические монастыри имели возможность рассказывать о святых (или, говоря современным языком, выдающихся людях) других стран и народов.

Так в Мядель были перевезены реликвии святого Юстина.

И однажды эти самые реликвии святого Юстина провозили через Мосар по окрестностям, сделав остановку на ночлег. Только вот упряжка лошадей, на которую был погружен ларец с реликвиями, утром отказалась двигаться с места. А настоятель монастыря в Мяделе той же ночью увидел странный сон, где человек в одежде римского гражданина настоятельно требовал остаться именно в том месте, где его так хорошо приняли. Сопоставив два этих события, настоятель принял решение оставить реликвии святого Юстина в мосарском костеле святой Анны, а лошадей с повозкой все-таки вернуть в Мядель. И легенда гласит, что после того, как ларец внесли в мосарский костел, лошади сразу тронулись с места и долгий путь до Мяделя проделали в рекордный срок.

Мосарская «прописка»

Святой Юстин «прописался» в Мосаре надолго. С 1838 года, когда у храма «затормозили» лошади, они сохранялись здесь, неизменно помогая местным селянам бороться с недугами праздности и алкоголепотребления. На протяжении периода советской антиклерикальной пропаганды священника здесь не было (вплоть до начала 1980-х годов), но местные жители (приходской комитет) и налоги платили за храм, и ремонтировали его при возникновении нужды. И по возможности собирали свидетельства тех, кто сумел чудесным образом избавить от пагубной страсти к «зеленому змию», обратившись за помощью к святому Юстину.

Конечно, в действительности история куда более прозаична. Монастырь в Мяделе попросту был закрыт. Во-первых, потому что именно тогда начал формироваться в сознании белорусов миф об их «исконном православии», а, во-вторых, по причине того, что во время восстания 1830-1931 мятежники якобы получали поддержку и убежище в монастыре. Соответственно, все реликвии из него перед закрытием вывозились туда, где их могли «приютить».

А что до «Книги трезвости», которую и сегодня ведут благодаря святому Юстину в мосарском костеле… Да, наверное, зависимым людям действительно необходима сверхъестественная помощь, чтобы от своей зависимости избавиться. Признание своей зависимости перед собой и своими близкими, обещание в специальной книге – и да, немного чудесной силы святого Юстина.