11 снежня 2017, панядзелак, 18:22

История белоруса, который борется против российских ГАИшников

6
Архивное фото Коммерант

Из-за российского ГАИ машину белоруса обокрали и слили бензин.

Практически всем белорусским автолюбителям за свою водительскую "карьеру" приходилось сталкиваться с сотрудниками ГАИ. Где-то это общение проходило в позитивном ключе, где-то не срослось - все зависит от профессиональных качеств инспектора и воспитания водителя. Мы говорим сейчас о наших правоохранителях, а что же там, совсем рядом, в соседней России? 

В нашем случае встреча простого водителя из Гомеля с инспекторами ГИБДД сопредельной страны превратилась в трагикомедию, поскольку в самой истории присутствует не только сложная и запутанная цепочка взаимоотношений инспекторов и водителя, но и какие-то необъяснимые вещи. О профессиональных качествах или воспитании рассуждать тут сложно - просто возникает вопрос: как такое вообще возможно? И так, обо всем по порядку…

В редакцию ABW.BY обратился Максим. Он часто ездил на подработки в Россию, как правило, на своей старой Skoda Felicia. Именно на ней в августе 2014 года он пересекал белорусско-российскую границу. Ранее историю Максима публиковал сайт Сharter97.org. Чем российским инспекторам ГИБДД приглянулась старушка Skoda на белорусской регистрации, неизвестно, но автомобиль остановили, а далее последовало общение с силовиками:

- После пересечения границы меня сразу же остановили сотрудники ГИБДД, а в качестве причины остановки пояснили, что у меня не был включен свет фар, хотя почему он должен быть включен, не сказали (в России использование БС или ДХО обязательно. - Прим. ред.). В общем, все как обычно, ваши документы и тому подобное. Скажу сразу: инспектор не представился. Ну и ладно, подумал я, конфликтов мне не нужно, да и на работу надо было успеть. Сотрудников было вроде пять человек. Проверили мои документы и сообщили, что просрочена справка о состоянии здоровья, после чего попросили припарковаться рядом с трассой и выйти из автомобиля (у Максима  миопия, один раз в год он должен проходить обследование и получать справку. - Прим. ред.).

Я, естественно, подчинился, но появилась тревога. Сотрудник полиции сообщил мне, что я отстранен от управления транспортным средством, в связи с чем попросил забрать из автомобиля личные вещи и закрыть транспортное средство, так как оно будет эвакуировано на специализированную автостоянку. "Как так? - спросил я. - Зачем?" Но по виду инспектора было понятно, что его решение окончательное, спорить не стоит. Я выполнил просьбу, но попросил составить опись имущества, которое в автомобиле осталось, а осталось там немало, унести с собой все я не мог, ведь в багажнике находился дорогой и громоздкий рабочий инструмент.

Не могу сказать, что на мою просьбу откликнулись с энтузиазмом, но все же сотрудникам пришлось это сделать. При всем этом составлялись какие-то документы, вокруг творилась общая суета. Далее инспектор ГИБДД со своего мобильного телефона вызвал эвакуатор, мою Skoda погрузили, и она уехала, по словам инспектора, в город Новозыбков Брянской области. Сотрудник остановил автомашину, следовавшую в Беларусь, меня подсадили в нее, чтобы я мог вернуться домой. Пока я пытался осознать суть происходящего, оказалось, что инспекторы ГИБДД уже уехали, причем с ключами от моей машины, документами, описью имущества, - короче, со всем. Вот в таком состоянии я начал понимать, что что-то не то, так быть не должно, но разбираться во всем решил по приезде домой.

Так начиналась эта история. Не будем сейчас рассуждать, имели ли право российские инспекторы эвакуировать машину за просроченную справку. Вдаваться в тонкости российского законодательства нет смысла, констатируем факт: произошла принудительная эвакуация транспортного средства со всеми вытекающими последствиями. Ну а то, что правоохранители исчезли вместе со всеми документами, это, конечно, неправильно, мы глубоко сомневаемся, что российское законодательство подобное разрешает. Возможно, Максим просто проявил мягкость в общении с сотрудниками, но тут палка о двух концах: прояви он твердость, мог бы задержаться на соседней территории суток на десять не по своей воле… Возможно, все с его стороны как раз таки было правильно, но, к сожалению, история только начиналась.

- Приехав в Гомель, я зашел на сайт УМВД и оставил жалобу на действия сотрудников ГИБДД. Подробно описал ситуацию и настоятельно просил ответить. На душе стало немного легче, осталось только ждать. И ответ пришел.

Мы сразу обратили внимание на то, что исходящая дата данного письма - 19.08.2014, но в этом же документе говорится, что 29.08.2014 Максиму направлена копия постановления. Такое, конечно же, невозможно, скорее всего, описка, а может, и что-то другое, пока нам непонятное. Но самое главное - в этой истории появился еще один персонаж, как выяснится чуть позже, наш соотечественник Никитенко В.И. Кто он? Как ему передали автомобиль Максима, если автомобиль уехал на эвакуаторе?

- Когда прочитал ответ ГИБДД, просто опешил. Что за Никитенко В.И.? Как ему передали мою машину, если я его не знаю и никогда не видел? А документы мои где? Вопросов стало еще больше, чем до обращения в ГИБДД. Беспредел, других мыслей нет. Через пару дней мне на мобильный телефон позвонил человек, который представился сотрудником УМВД России по Брянской области, и попросил изложить ситуацию. Я, конечно же, рассказал все как на духу. В начале сентября 2014 года мне опять позвонил сотрудник полиции, сообщил, что моя машина находится на нулевом километре трассы М13, на границе России и Беларуси, и попросил забрать ее. "Ничего себе! - подумал я. - А как же гражданин Никитенко, которому передали мой автомобиль?" История приняла странный оборот, пришлось ехать забирать Skoda.

По приезде в обозначенное место я нашел свой автомобиль, но радости это мне не принесло, поскольку я не обнаружил в нем ни инструмента, ни других оставленных вещей, кроме того, бензин был практически на нуле. Рядом никого не было, на сиденье пассажира лежали ключи. Оставлять автомобиль на этом месте было глупо, я отогнал его на территорию Беларуси и поставил на стоянку на заправке. Я решил идти в этом деле до конца - и пошел, - говорит Максим.

Для Максима наступило нелегкое время, он стал закидывать правоохранительные органы России жалобами, письмами, заявлениями - и дело сдвинулось с мертвой точки. По почте он получил постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Мы внимательно изучили данный документ, и единственное, что пришло сразу на ум, - этого быть не может! Но по порядку: в соответствии с этим документом Максим действительно отстранялся от управления транспортным средством…

Опрошенный инспектор ГИБДД Кошла подтвердил, что останавливал автомобиль Максима и составил на него протокол о правонарушении, а также протокол об отстранении его от управления транспортным средством, причем в присутствии двух понятых. Забежим немного вперед и скажем, что понятые эти являются сотрудниками ГИБДД, в связи с чем по определению понятыми являться не могут. Ладно, идем дальше. Этот же инспектор остановил следовавшую в Гомель Audi, водитель которой согласился подвезти Максима до Гомеля, при этом копии административного материала ему на руки действительно не выдавались. А как же эвакуатор?

Тот, кто внимательно прочитал документ, должен был обратить внимание на фразу: "Прибывший на место эвакуатор под управлением водителя, личность которого не установлена…" Дальше можно не читать, слов нет. Эвакуатор по вызову инспектора прибыл, но кто был за рулем и что он там делал, не понятно. Опрошенные сотрудники ГИБДД подтвердили версию инспектора Кошла.

Только один сказал, что не видел, как эвакуировали Skoda, занят был другими делами. Но главное, что был установлен и опрошен наш согражданин Никитенко, под управление которого передали автомобиль Максима. А вот тут уже интересно, что же он поведал проверяющим?

Итак, Никитенко действительно существует, но ехал он не в сторону Гомеля, а, наоборот, в сторону России, в Новозыбков. И его действительно останавливали сотрудники ГИБДД, даже протокол составили, но никого в машину не подсаживали, Максима он знать не знает, да и не мог он до Гомеля никого подбросить, так как ехал в обратном направлении. Но что важно отметить: данные гражданина Никитенко у сотрудников ГИБДД были, так как они содержались в административном протоколе, по всей видимости, их оттуда и вытянули, когда подделывали материалы.

И факт подделки документов был официально подтвержден. Проверка по заявлению Максима, проводилась довольно дотошно, ведь проверили и специализированную автостоянку в Новозыбкове, опросили там сотрудников, водителей эвакуаторов, все возможные журналы регистрации проверили, но никто о Skoda Felicia на белорусских "номерах" не слышал. Таким образом, инспектор ГИБДД, скажем мягко, соврал, что и было отражено в постановлении.

Суть, в общем, такова: сотрудник ГИБДД совершил служебный подлог, но это не повлекло (по тексту) "существенного нарушения прав и законных интересов…". Кроме того, действия сотрудника ГИБДД не являются следствием того, что автомобиль был разукомплектован, из него похищено имущество... Вроде как и преступление налицо, но "умысла не было", поэтому и в возбуждении уголовного дела отказали. А что же Skoda, где именно на российских просторах она находилась, уважаемые сотрудники ГИБДД? Ответ на это тоже есть: не знаем.

- Я все же решил на этом не останавливаться, так как имущество мне никто не вернул, документы, которые мне присылают из российских правоохранительных органов, похожи на издевательство. Как это не установили водителя эвакуатора, если инспектор ГАИ ему сам звонил? Водитель ведь приезжал, этот факт отражен в постановлении. А детализацию звонков инспектора истребовать? Может, и водитель этот нашелся бы. Насчет установления фактов внесения ложных сведений в протокол - это как? То есть факт есть, но последствий за откровенный беспредел - ноль.

Ну я не такой простой, как казалось российским правоохранителям, я пошел дальше. В какой-то момент мне звонил адвокат инспектора, составлявшего на меня протокол, и просил "замять" вопрос за 5000 российских рублей, но похищенный инструмент стоит дороже, поэтому я отказался. Почти два года я боролся за справедливость, и она вроде как пришла, ведь дело за должностное преступление все-таки возбудили, но в каком-то урезанном виде, - рассказал Максим.

Здесь особо стоит обратить внимание на фразы "сотрудниками ГИБДД в нарушение действующего порядка автомобиль был эвакуирован прибывшими по их вызову неустановленными лицами в неизвестном направлении". "В действиях неустановленных лиц ГИБДД УМВД России по Брянской области усматриваются признаки состава преступления, данными действиями был причинен материальный вред". Как это действиями неустановленных сотрудников, если все они есть, все они опрошены в рамках проверки?! И подлог служебный установлен, и другие нелицеприятные факты имеются.

Ну а для Максима эта история еще не закончена, следствие ведется. К чему оно придет, мы внимательно проследим, может, даже "неустановленных" установят.