15 снежня 2018, Субота, 22:51
Дзякую вам
Рубрыкі

Когда подойдет к концу четвертый срок Путина

4
Константин Эггерт

Решение ЕCПЧ добавляет Навальному международного престижа.

Владимир Путин никогда не называет Алексея Навального по имени - и этим только способствует росту популярности оппозиционного политика. Идеологические лакеи Кремля упоминанием имени не брезгуют, но всегда прибавляют к нему что-то типа "скандальный блогер" или "персонаж YouTube". Хотя за одно участие в выборах мэра Москвы в 2013 году, на которых Навальный занял второе место, в нормальной демократии его считали бы политиком без всяких оговорок.

Навальный как новый Ходорковский

И вот в Страсбурге Большая палата Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) 15 ноября огласила решение, которое фактически означает выдачу Алексею Анатольевичу международного диплома политика. Его задержания на акциях протеста оппозиции в 2012-2014 годах признаны "политически мотивированными". Компенсация морального вреда - 50 тысяч евро, плюс издержки и расходы - еще почти 15 тысяч. Но дело не только и не столько в деньгах, сколько в моральной победе Навального и его сторонников. Тем более, что решение Большой палаты окончательное и обжалованию не подлежит.

То, что Навального пытались не выпустить из страны в Страсбург на оглашение приговора, но потом все же разрешили лететь, лишь добавило к этой истории абсурда в стиле Михаила Зощенко. Впрочем, все происходящее с Алексеем Анатольевичем давно ждет своего даже не Зощенко, а Кафку. Страсбургская победа оппонента Кремля заставляет задуматься о двух вещах - судьбе политика и человека Алексея Навального и о пребывании России в Совете Европы.

Путинский режим, очевидно, извлек уроки из десятилетней эпопеи Михаила Ходорковского. То, как некогда "обычный" олигарх стал российским политзаключенным "номер один" и мировой знаменитостью, похоже, оставило в Кремле глубокое впечатление - вкупе с решимостью избегать таких ситуаций в будущем. Михаил Борисович был миллиардером, что позволяло какое-то время держать большинство российской публики и некоторую часть западной в убеждении, что никакой политической подоплеки у дела Ходорковского нет, а есть сплошная уголовщина. Навальный - не миллиардер, а простой житель Москвы. И хотя его тоже пытались представить заурядным преступником, эффект от этого ничтожен.

"РосПил" - в загон!

Наученная опытом борьбы с Ходорковским, российская власть понимает: если основателя "РосПила" посадить, то ему потребуется намного меньше времени, чем экс-владельцу "ЮКОСа", чтобы практически официально стать в глазах всего мира новым политзаключенным "номер один" и главным противником Путина в России. Со всеми, как говорится, вытекающими отсюда последствиями, включая международные премии, заявления западных политиков с требованием освободить оппозиционера, кампаниями в прессе и открытыми письмами отечественных и иностранных знаменитостей.

Подход Кремля в отношении Навального - изматывать его, держать в загоне, заставить его сторонников устать от безрезультатности антикоррупционных расследований и отвернуться от него. Причем как раз к тому моменту, когда подойдет к концу четвертый срок Путина на посту главы российского государства и президенту нужно будет как бы уйти, но при этом остаться. Решение Европейского суда по правам человека делает стратегию Кремля чуть менее надежной и добавляет Навальному международного престижа.

Смертная казнь в подарок

Но оно же может заставить Путина вновь вернуться к вопросу о выходе России из Совета Европы, а значит, и из юрисдикции ЕСПЧ. Разговоры об этом периодически возникают в Москве. Выход из Совета Европы навсегда положил бы конец зависимости от Европейского суда по правам человека и позволил бы восстановить в России смертную казнь. Такой поворот мог бы обрадовать обескураженную увеличением пенсионного возраста некоторую часть "путинского большинства", выступающую, согласно опросам, за возвращение "высшей меры наказания".

До последнего времени в Кремле не хотели рвать с организацией, в которой Россия представлена наравне с западными странами. Совет Европы и его Парламентская ассамблея всегда давали Москве неплохую трибуну для отстаивания своей политики и часто небезуспешного поиска сторонников среди европейских парламентариев. Кроме того, чуткий к вопросам престижа Путин не хочет оказаться в одном ряду с непринятой в Совет Европы лукашенковской Беларусью.

Но Владимир Путин любит периодически шокировать мир своей решительностью. В условиях, когда новая "маленькая победоносная война" выглядит маловероятной и крайне рискованной, выход из Совета Европы может вновь оказаться на кремлевской повестке дня.

Константин Эггерт, DW