24 траўня 2019, Пятніца, 23:40
За нашу і вашу свабоду!
Рубрыкі

Как лодку назовете, так она и поплывет

2

Почему белорусская власть неспособна управлять страной.

100 дней правительства Сергея Румаса еще впереди, однако день ото дня новый Совмин все более четко определяется с идеологией и стратегией своей деятельности. Новому премьеру и его заместителям следует назвать вещи своими именами: это правительство техническое. Возможно, даже более техническое, чем предыдущее.

В этом смысле знаковым оказалось выступление первого вице-премьера Александра Турчина на «Кастрычніцкім эканамічным форуме» (KEF-2018). На предыдущих KEF высшие должностные лица либо рассказывали, как они собираются осуществлять реформы, либо объясняли, что им мешает осуществлять реформы. Да, первую скрипку при этом, как правило, играли специально приглашенные исполнители из администрации Лукашенко, а вице-премьеры в основном осторожничали. Однако факт остается фактом: кабинет Андрея Кобякова позволял себе пусть сдержанные, но программные, обобщающие высказывания с очевидной идеологической окраской. Турчин же на KEF-2018 просто рассказал, что новое правительство собирается делать. В этом смысле Совмин Сергея Румаса - еще более технический и даже технократический, чем кобяковский кабинет.

Один из ключевых тезисов выступления Турчина легко угадать. Звучит он так: «В Беларуси созданы все условия для эффективной работы экономики». Это стандартная формулировка - условия созданы все и для всего - работай не хочу. Обычно нудятину про «все условия» механически суют в выступления должностных лиц на не очень важных мероприятиях. К чести Турчина он взял на себя смелость перечислить созданные условия: «Предусмотрены и стабильность налоговой системы, и разделение функций собственника и регулятора, и оптимизация системы госуправления». И завершил исключительно емкой, точной фразой: «Все решения приняты, нужно просто их реализовывать».

Турчин тут, кстати, ничего особенного не придумал - просто повторил наказ, данный ему 25 октября Лукашенко: «Правительство будет заниматься не только выработкой стратегии. Это, кстати, не ваша прерогатива, стратегия у нас выработана, она определяется мной, вносится на голосование на «выборах» и утверждается Всебелорусским народным собранием. Возможны где-то корректировки, правительству никто не запрещает вносить изменения по корректировке. Но решение принимаю я». Лукашенко все решения уже принял. Осталось их реализовать.

Безусловно, у такого сугубо технического, исполнительского подхода к деятельности правительства есть свой плюс, о чем Турчин тоже сказал: «Мне кажется, что самый лучший экономический курс - это курс предсказанный и предсказуемый. Для бизнеса и общества в целом нет ничего лучше стабильности». Здесь он, конечно, прав, хотя имеются негативные нюансы: если предсказуемо, например, падают продажи или вымываются оборотные средства, собственник бизнеса обычно вынужден ломать этот предсказуемый сценарий в пользу непредсказуемого, зато менее фатального. Но у нас же нет причин для беспокойства - ведь все условия уже созданы?

Дальше тоже была она, предсказуемость: «Мы делаем ставку на IT, hi-tech, именно поэтому мы самым серьезным образом займемся главным - человеческим капиталом. Если в Беларуси не захотят оставаться талантливые люди, ничего нового нас в будущем не ждет. Поэтому ключевым для развития страны я лично вижу исполнение поручения Лукашенко о том, чтобы сделать Беларусь страной, привлекательной для капитала, для талантливых и состоятельных людей со всего мира». Ну да, опять все правильно: куда как не в Беларусь, где все условия для всех уже созданы, съезжаться талантливым и состоятельным?

Не в обиду Турчину или Совмину в целом будет сказано, но пока все озвученное (о сделанном говорить рано) и напланированное очень декларативно, неконкретно и обезличено.

ДЕКРИМИНАЛИЗИРУЙ ЭТО

Поскольку KEF-2018 - бизнес-форум, логично было бы приурочить к нему какие-то поблажки для бизнес-сообщества. Турчин сделал программное заявление и на эту тему: «В ближайшее время, я надеюсь, мы поставим точку в решении вопроса об отмене указа N488. После этого мы выйдем на обсуждение проблемы - если удастся ее решить, это самым фундаментальным образом изменит в положительную сторону инвестклимат Беларуси, даст реальный зеленый свет масштабному притоку капиталу. Речь идет о декриминализации экономических преступлений». Всех экономических преступлений вообще? В Беларуси в категорию таковых попадает слишком много деяний, никакого преступного умысла в себе не несущих и продиктованных лишь естественной логикой бизнеса. За рубежом значительная часть криминализуемого у нас криминалом не считается. Поэтому очень важно найти точные слова, в противном случае начинается приписывание преступного умысла любому бизнесу.

Желание декриминализации частной инициативы, конечно, правильное, однако и тут оговорка: «Это решение столь фундаментально, что, конечно, потребует глубокой проработки и дискуссии. Окончательное решение, естественно, остается за главой государства». Надо полагать, прошедших с момента принятия указа шести лет для проработки и дискуссии было мало.

Справка «БелГазеты». Указ N488 «О некоторых мерах по предупреждению незаконной минимизации сумм налоговых обязательств» («указ о лжепредпринимательстве») подписан 23 октября 2012г. Для корректировки документа была создана рабочая группа, в которую вошли представители исполнительной и судебной власти, органов госконтроля и надзора, делового сообщества. Записка о требующихся изменениях указа отправлена рабочей группой Совета по предпринимательству в администрацию Лукашенко в конце 2017г.

Проект изменений вынесен на общественное обсуждение в начале весны 2018г.

Указ N488 - это и механизмы налоговой оптимизации, и дискриминационный реестр коммерческих организаций и ИП с повышенным риском совершения правонарушений в экономической сфере, и энное количество уголовных дел, похоронивших десятки, если не сотни бизнесов, а их владельцев сделавших подозреваемыми, осужденными, заключенными и т.п., в лучшем случае - просто банкротами. Шесть лет назад государство взялось отделять «белую», законопослушную налоговую оптимизацию от «черной», криминальной. Результаты мы знаем - продолжать в том же духе далее бессмысленно.

Может, нужно немного ускориться с пересмотром указа? Ведь на кону не только бизнес-климат, но и человеческие судьбы.

КУРАТОР НАШЕЙ МЕТАГАЛАКТИКИ

Тот же недостаток в неповторимой, узнаваемой за версту стилистике белорусского администрирования. Все понимают, что экономика РБ экспортоориентированная, что без министерского или вице-премьерского плеча отечественные предприятия - как слепые котята на глобальном рынке. Однако сам механизм чиновничьего кураторства отраслей, регионов, континентов и метагалактик со стороны выглядит очень смешно и архаично.

Не будем далеко ходить за примером - просто процитируем БелТА: «Правительство обновило список должностных лиц, которые закреплены за иностранными государствами для наращивания и диверсификации экспорта товаров и услуг». Иностранные государства знают, что за ними закреплены должностные лица РБ, обновляемые, как драйверы на ПК? Они не возражают?

Еще одна блистательная формулировка: «В списке курирующих экспорт - высшие должностные лица, члены Совета Министров, руководители госорганизаций, подчиненных правительству, другие должностные лица». Как говорили в советские времена, «и другие члены делегации».

Речь идет о постановлении Совмина N787 от 3 ноября 2018г. Этим документом, пишет БелТА, «премьер-министр Сергей Румас закреплен за Россией». Румас закреплен за Россией или Россия закреплена за Румасом (естественно, как рынок сбыта белорусского экспорта, а не то, что вы подумали)? В свое время чиновники страшно обижались из-за того, что отмененный в 2016г. декрет N9 от 7 декабря 2012г. «О дополнительных мерах по развитию деревообрабатывающей промышленности» в народе сразу приобрел прозвище «декрет о крепостном праве». Нечего обижаться - лучше работать над формулировками, а то у вас даже сам премьер «закреплен» и «прикреплен». Его-то за что?

Так или иначе, Турчин станет курировать экспорт в Казахстан, Малайзию, Сингапур, Филиппины, вице-премьер Владимир Кухарев - поставки в Бразилию, Гану, Нигерию, Литву, вице-премьер Игорь Петришенко - сотрудничество с Испанией, Францией, Италией, а вице-премьер Игорь Ляшенко - внешнюю торговлю с Венесуэлой, Вьетнамом, Индонезией, Туркменистаном, Украиной, Эквадором.

Белорусские чиновники - технократы: они убеждены, что слова ничего не значат. Между тем «как вы лодку назовете, так она и поплывет». Расставайтесь с вашим твердокаменным канцеляритом, иначе придется и дальше закреплять, крепчать и крепиться.

Янка Грыль, «Белгазета»