12 снежня 2018, Серада, 4:55
Падтрымайце сайт «Хартыя-97»
Рубрыкі

Как выпускник медуниверситета отсудил деньги у вуза и уехал работать в Германию

86

Ректор БГМУ стал «предупреждать» клинику.

Одному из лучших выпускников БГМУ, в прошлом победителю международной олимпиады по биологии Дмитрию Кузьмину предложили работать в немецкой клинике, пишет onliner.by.

Он отказался от распределения, судился с университетом, вернул часть денег за учебу и все-таки уехал. Но тут неожиданно в миграционную службу и в саму клинику стали приходить странные письма за подписью ректора его родного вуза. Мол, обратите внимание, Дмитрий — жалобщик, распространяет оскорбительную информацию о преподавателях…

Дмитрий Кузьмин родился и вырос в деревне Грудиновка Быховского района. Учился он на отлично с самого детства и уже тогда решил, что будет поступать в медицинский университет. Мечтал стать хирургом.

— Я тогда еще думал, что Минск является недостижимой целью, что врачи, а тем более ученые — интеллигентные люди с высокими моральными качествами, с которыми обычному сельчанину было не сравниться, — вспоминает парень.

После восьмого класса он поступил в Могилевский государственный областной лицей, досрочно сдав оба предмета на десятки, а уже через полгода выиграл первую районную олимпиаду по биологии. Потом победил на области, а затем стал лучшим девятиклассником в республике.

После девятого класса парень ушел в Лицей БГУ. В одиннадцатом он снова победил на республиканской олимпиаде по биологии и прошел отбор на международную олимпиаду в Японии.

— Там я завоевал бронзовую медаль, — вспоминает он. — Помню, как был безумно рад этому. Нас награждали во Дворце независимости. Лукашенко тогда еще говорил: «Вы элита и будущее страны, развивайтесь дальше в таком же темпе, а государство позаботится об условиях вашей жизни и поможет всеми силами».

Мечта Дмитрия стать хирургом начала воплощаться: он без экзаменов прошел в Белорусский государственный медицинский университет, стал старостой потока.

— Буквально через пару месяцев к нам пришел новый ректор, — говорит Дима. — Я отправился к ректору попросить поменять мне условия проживания. На тот момент я жил в худшем общежитии коридорного типа без интернета. Условия для учебы были не самые лучшие. Мне довольно долго обещали место в другом общежитии. Помню, когда мы с ректором встретились и я напомнил ему о своей просьбе, он отреагировал как-то зло. Мол, некоторые мечтают об общежитии, проживая на съемных квартирах, а я тут такой выбираю. Еще год я ждал, пока откроют новое общежитие в студенческой деревне.

После этого нашего разговора я заметил перемену отношения к себе. Несмотря на отличную успеваемость, занятие общественной и научной деятельностью, я не получил стипендию Лукашенко— якобы потому, что у меня была единственная семерка в зачетной книжке. Пересдать ее я смог только на шестом курсе. Меня попытались освободить от должности старосты потока, но старосты групп проголосовали за меня. В общем, отношения с руководством университета портились.

При этом парень учился очень хорошо, не раз входил в число лучших студентов университета и получал награды.

«Днем я ассистировал на операциях и занимался научной работой, а вечером шел мыть полы»

Зимой на шестом курсе Дмитрий устроился на работу в «МакДональдс».

— Днем я с преподавателями разбирал сложных пациентов, ассистировал на операциях, занимался научной работой, был без пяти минут дипломированным врачом, а вечером шел мыть полы и обслуживать посетителей за кассой, — вспоминает он. — Я тогда задумался: все ли идет так, как мне бы этого хотелось? Ответ не был положительным.

Дмитрий хотел распределиться в один из РНПЦ, ему казалось, что там он будет развиваться и в научном, и в практическом плане. Но на предварительном распределении ему отказали. Парень решил не сдаваться и обратился в Министерство здравоохранения. Он пожаловался на поведение комиссии во время распределения.

— Мне сказали, что мое желание не может быть реализовано, — вспоминает он. — Через неделю я написал в администрацию Лукашенко, а еще через неделю все та же комиссия перераспределила меня туда, куда я хотел.

Помню, тогда декан кричал в трубку, какой я нехороший человек (это мягко сказано).

Во время обучения Дмитрий проходил практику в Германии. Он настолько понравился немецкой клинике, что в середине 2016 года получил предложение работать там.

— Я тогда как раз проходил интернатуру. Поймите, я не мог отказаться от возможности получить опыт работы в стране, где медицина одна из лучших в мире, — говорит он. — Это был довольно авантюрный и рисковый поступок. Ведь если бы дела в Германии не сложились, пришлось бы вернуться в Беларусь без опыта и без перспектив дальнейшего развития. Одно дело — развиваться в профессии на первом месте работы после университета, другое — вернуться из другой страны неудачником, несмотря на достижения в прошлом. Ко всему прочему, приняв предложение немецкой клиники, я должен был бы заплатить за обучение в Беларуси, так как два года по распределению я не отработал. Но я пошел на этот риск.

В августе 2016 года парень уехал работать в Германию. До этого он стал уточнять сумму и сроки уплаты возмещения обучения. Выяснилось, что ему нужно заплатить 37 тыс. деноминированных рублей.

— В юридическом отделе на меня давили, сообщали неверные сроки, что выплачивать деньги мне нужно в сентябре и все такое, — объясняет парень. — Я обратился к адвокату, мы выяснили, что срок добровольной выплаты — это полгода, в моем случае — до 2 февраля 2017 года. Я выдохнул и продолжил зарабатывать необходимую сумму.

В декабре 2016 года совет министров внес изменения в процесс уплаты затрат на обучение при отказе от распределения.

— Главным пунктом был тот факт, что стипендии и социальные выплаты больше не входили в данную сумму. Для меня это было около 12 тыс. рублей, — говорит Дмитрий. — Я не очень верил в перерасчет, но пошел к адвокату. Он ответил, что изменения в законодательстве произошли во время продолжавшихся между мной и университетом правоотношений, а значит, университет был обязан произвести перерасчет.

Более того, по идее, университет сам мог сделать этот перерасчет в связи с изменениями в законодательстве. Но мне пришлось написать заявление, на что вуз ответил отказом, основываясь на рекомендации Министерства образования.

В январе 2017 года Дмитрий внес оплату в размере 25 тыс. рублей, без учета стипендии. Университет подал на парня в суд. 15 февраля родители Димы получили повестку в Быховский районный суд.

— На суде мы говорили о том, что подобные перерасчеты уже предоставлялись другим студентам, а также что некоторые выпускники-бюджетники уехали работать за границу, вовсе не оплатив стоимость обучения. В итоге мы выиграли районный суд. Университет подал кассационную жалобу в Могилевский областной суд.

В итоге областной суд оставил решение районного в силе. Мне не нужно было доплачивать 12 тыс., а университет должен был оплатить услуги моего адвоката.

После того как Дмитрий выиграл дело, его знакомой, на которую тоже грозились подать в суд, все-таки сделали перерасчет.

«После моей жалобы никого на стажировку в Германию не отправили. Немецкой стороне написали, что из-за меня»

Но на этом парень не остановился и продолжил отстаивать свои права. Как выяснилось, сумма, которую он заплатил, была на 3700 рублей больше, чем та, которую пересчитали. Парень решил вернуть эти деньги и через полгода подал иск на университет.

— Кроме университета, в качестве ответчиков были привлечены представители министерств финансов, здравоохранения и образования, — объясняет Дмитрий. — Спустя три судебных заседания, 8 января этого года судья Гедранович приняла решение в мою пользу: университет обязали вернуть мне эту сумму.

На суде, помню, представители университета грозились, что напишут письмо обо мне моему работодателю в Германию. Мы тогда пропустили это мимо ушей.

Университет снова подал кассационную жалобу. В это время делом заинтересовалась районная прокуратура, которая тоже подала жалобу на решение судьи.

— Тут вообще было весело: проректор уточнял, действительно ли я работаю в этой клинике, представители университета навестили моего хорошего друга в интернатуре, пригрозили, что он не сдаст экзамены, и стали расспрашивать обо мне, — вспоминает Дмитрий. — Но к началу судебного заседания по кассационной жалобе прокуратура отозвала свою жалобу. Минский городской суд подкорректировал решение суда Заводского района: вернуть деньги должно было Министерство финансов.

Когда суд закончился, Дмитрий написал на имя ректора обращение, в котором просил провести анализ работы юридического отдела и наказать виновных в случившемся.

— После моей жалобы никого на стажировку в Германию не отправили. Официальная версия университета: немецкая сторона отказала в организации стажировки в 2018 году.

Немецкой стороне сообщили, что это из-за меня: мол, в клинике работает Кузьмин, который ведет судебные процессы против законопослушного университета и порочит честь деканов и ректоров, поэтому на этот год они хотят взять паузу.

На свое обращение Дмитрий получил ответ, который посчитал отпиской. Он обратился в Министерство здравоохранения и Генеральную прокуратуру.

— Я получил ответы о том, что нарушений не было выявлено, — разводит руками парень.

«Меня представили как жалобщика, клеветника и агрессивного, неуравновешенного человека»

В июле этого года Дмитрий заехал в миграционную службу города, чтобы решить свои вопросы. Его встретил господин Титце — сотрудник, за которым он закреплен.

— Титце поинтересовался, как у меня дела, а потом сделал небольшую паузу и спросил: «Господин Кузьмин, скажите мне, пожалуйста, что за проблемы у вас с ректором университета, в котором вы учились в Беларуси?» — объясняет парень. — Он открыл досье, в котором я увидел до боли знакомый бланк с подписью ректора БГМУ. Там было письмо на немецком от моего университета. Его отправили в апреле этого года. Также подобное письмо пришло и в клинику, и в палату врачей в Ганновере.

Вот перевод текста письма: «В клинике в настоящее время работает Кузьмин Д., выпускник Белорусского государственного медицинского университета. После окончания университета в 2015 году он получил место по распределению, которое присваивалось Министерством здравоохранения, но не захотел приступить к работе. Сейчас он ведет судебный процесс против министерств финансов, образования, здравоохранения и университета, в котором он учился.

Кузьмин Д. пишет множество жалоб в судебные ведомства и университет с неправдивой, оскорбляющей его университетских преподавателей и руководителей университета информацией. Мы придерживаемся мнения, что вышеописанные факты крайне негативно характеризуют Кузьмина Д.

Мы хотим предостеречь вас, что Кузьмин Д. может подобным образом действовать против клиники. Факт нахождения в Германии и работы в клинике он держит в секрете и во всех официальных документах указывает место жительства Республика Беларусь».

— Если честно, такого поворота я не ожидал, — объясняет парень. — Меня представили как жалобщика, клеветника и агрессивного, неуравновешенного человека, более того, намекали, что я так могу себя повести и в Германии, — это какая-то полная чушь.

Во-первых, факта нахождения в Германии и работы в клинике я не скрывал, во-вторых, никакой неправдивой и оскорбляющей информации в моих жалобах не было. Я так понимаю, они думали, что из-за подобного письма меня уволят и депортируют из Германии?

— Но господин Титце ответил, что это письмо не значит ровным счетом ничего. Более того, он заявил, что в Германии тех, кто пишет подобные письма, могут привлекать даже к уголовной ответственности, — продолжает Дмитрий. — Он сказал: «Вы можете прочитать письмо, но вам не нужно ничего объяснять». Я все-таки пояснил и рассказал ему предысторию моих отношений с университетом.

— После того как я узнал о письме из БГМУ, я, если честно, был шокирован, — говорит Дмитрий. — Изначально, когда я сюда собирался, у меня не было цели остаться в Германии. Я собирался набраться хорошего опыта и все-таки привезти эти знания в Беларусь. Вернусь ли я после такого? Теперь уже и не знаю…

Официально

В БГМУ не смогли оперативно прокомментировать ситуацию, поэтому журналисты направили в университет официальный запрос с вопросом о том, что послужило причиной написания письма в клинику, где работает Дмитрий.