13 снежня 2018, Чацвер, 5:52
Падтрымайце сайт «Хартыя-97»
Рубрыкі

Министерство сладкой жизни

27
Ирина Халип

Принцип работы чиновников очень простой.

На днях услышала в школе разговор двух родительниц.

- А вы тоже на «Юный спасатель» деньги сдаете? Достали уже со своим «Юным спасателем»! Зачем такое издавать, если никто не читает?

- Ой, да пусть себе издают! Вы же тоже всем классом макулатуру собираете в течение учебного года? Ну так вот, у нас в классе специальная коробка для макулатуры стоит. Приходит «Юный спасатель» - его сразу в коробку.

О «Юном спасателе» писали много - родители, журналисты, писатели. О тираже в 90 тысяч – куда там любому другому изданию, кроме «Совбелии»! О принудительной подписке в два-три экземпляра на каждый класс. О шикарной лощеной бумаге, о которой другие и мечтать не могут. О том, что «Юный спасатель» - это та же «Совбелия» по принципу финансирования. А я вот совсем о другом сегодня вспомнила. Но тоже о детском издании.

В моем почтовом ящике давно не было ничего, кроме «жировок» и рекламных листовок. Но уже третий год раз в месяц мы с сыном открываем почтовый ящик с радостью и предвкушением веселого хорошего чтения. В этот день нам приносят «Полосатую газету» - или просто «Полосочку», как ее называют читатели.

Она очень добрая, эта «Полосочка». Она пишет о космосе и природе, о школе и мультиках, о детях и родителях. А еще – о людях с ограниченными возможностями и бездомных животных. Другого белорусского детского издания, которое пишет о слабых, социально незащищенных, нуждающихся в помощи, я не знаю. «Полосочка» действительно помогает детям расти добрыми, учиться благотворительности, защищать тех, кто в этом нуждается. А еще там много веселых историй и красивых картинок. И как мать, и как журналист - я точно могу сказать: это классная газета.

Правда, «Полосочку» делает один человек – учитель начальных классов Анна Грановская. Просто однажды она решила, что Беларуси не хватает именно такого детского издания – обучающего доброте, - и сделала. Сама. «На коленке», как принято говорить. Освоила верстку и допечатную подготовку. Потому что Анна понимает: сегодняшние дети спустя 10-15 лет сменят взрослых, и будет здорово, если они, усвоив простые уроки «Полосочки», смогут все-таки создать безбарьерную среду в нашей стране. Потому что, считает Анна Грановская, если бы главный архитектор Минска в детстве дружил с Петькой на инвалидной коляске, то при проектировании станций метро он бы непременно вспомнил, как катил Петьку по совершенно не приспособленным для этого пандусам.

Любимой газете моего сына скоро пять лет. Тираж у нее – полторы тысячи экземпляров. И который год Анна бьется за то, чтобы снизить себестоимость газеты. Для этого нужно увеличивать тираж. Для увеличения тиража нужна реклама. Для рекламы нужны деньги. И так далее – это тот круг, по которому ходили многие белорусы. Анна честно участвовала в государственных конкурсах, побеждала, получала дипломы в рамочке – и никакой поддержки для газеты. Потому что частница. Она честно пыталась сотрудничать с государственными структурами, у которых работа с детьми – одно из обязательных направлений. Те же МЧС и ГАИ имеют целый штат сотрудников, которые занимаются именно этим. Анна ходила. Обивала пороги. Объясняла: мне ничего от вас не нужно, у меня есть рубрики и о правилах дорожного движения, и о противопожарной безопасности, вы только, может быть, в своей постоянной рассылке по школам укажете, что есть вот еще и такое издание? Нет, лениво говорили, - вы же частница.

Вот представьте себе. Приходит в государственное учреждение частница, которая сама себя кормит, платит налоги, ничего от государства не просит, да еще и производит классный продукт. В каждом номере этого продукта, помимо всего прочего, еще и то, что у государственного учреждения прописано во всех перспективных планах и функциональных обязанностях. Фактически частница выполнила огромную часть работы сотрудников этого учреждения. Осталась малость: упомянуть в рассылке или взять на обязательные встречи в школах (а они туда ходят, по крайней мере, раз в квартал – рассказывают ученикам, что играть со спичками нельзя) листовку «Полосочки». Казалось бы, должны заключить в объятия и сказать: молодчина, да ты столько сделала! Нет, говорят, ты частница, ты у государства денег не просишь – в общем, странная ты какая-то, классово чужая, так что помогать мы тебе не будем даже такой малостью.

В сущности, что МЧС, что ГАИ, что «наробраз» - это всего лишь мелкие подразделения одного большого Министерства Сладкой Жизни чиновников. Его принцип работы прост: сделайте нам все, чтобы мы не делали ничего. Но прежде мы придумаем для вас такие квесты и марафоны, что к финишу вы приползете с одной мыслью: «больше никогда я в это не ввяжусь!».

А Грановская ввязывается. Уже пять лет она участвует в этом забеге, обгоняя многочисленных «юных спасателей» и падая, когда они расставляют ловушки. Теперь она собирается в Китай – оказывается, даже там закупать бумагу может оказаться дешевле. Потому что «Полосочка» не должна закрыться – с ней дети добрее.

В эти дни многие издания пишут о женщинах, которые открыли свое дело. 8 марта – день такой, что положено о них рассказывать. Вот вам банкирша, вот модельер, вот хозяйка салона красоты, вот владелица фитнес-клуба. И я решила именно в эти дни не отходить от мейнстрима: вот вам Анна Грановская и ее «Полосатая газета», и вся разметка круга, по которому она вынуждена бежать только лишь для того, чтобы дети знали: страна должна быть безбарьерной, а люди – добрыми.

P.S. Если кто-нибудь считает, что я сейчас рекламирую «Полосатую газету» - да, я ее рекламирую изо всех сил. И когда у «Полосочки» будут миллионные тиражи, я непременно противным скрипучим голосом скажу Грановской: «А помнишь?..»

Ирина Халип, специально для Charter97.org