25 верасня 2018, aўторак, 1:16
Нам патрэбна ваша дапамога
Рубрыкі

Политическое убежище в Европе: все больше напоминает лотерею

5

Европейская бюрократия все хуже справляется с наплывом заявлений.

Али Феруз так волнуется, что теряет голос и замолкает. В зале повисает гробовая тишина, в стеклянной кабинке за его спиной переводчица борется с эмоциями. Проходит пару секунд и молодой журналист, сбежавший сначала из Узбекистана в Россию, а затем получивший статус беженца в Германии, находит в себе силы продолжить свой рассказ - рассказ о пытках, которым он подвергался на родине. О том, что ему удалось-таки покинуть Россию и выехать в Германию, Феруз говорит так: "Мне очень повезло", пишет "Немецкая волна".

Лучше быть студентом, чем беженцем

Федеральное ведомство по миграции и делам беженцев Германии
ФОто: dpa

Пока мировая общественность, затаив дыхание, следит за свадьбой в британской королевской семье, в центре Берлина около 50 правозащитников и гражданских активистов собрались на круглый стол, посвященный куда менее гламурному вопросу - о беженцах из России и праве на убежище. Он проходит в рамках конференции "Права человека, свобода, справедливость", посвященной памяти российского адвоката Юрия Шмидта и организованной совместно "Открытой Россией" и берлинским Центром либеральной современности (Zentrum Liberale Moderne).

Али Феруз
Фото: dw

Общий рефрен более чем двухчасовой дискуссии сводится к не самому оптимистичному выводу: перед тем как просить убежища в Европе, каждый должен подумать над тем, не может ли он уехать из России под каким-нибудь другим предлогом - на работу или на учебу. Потому европейская бюрократическая машина крайне перегружена, у чиновников все меньше времени на то, чтобы вникать в детали, а отказ в предоставлении статуса беженца может сильно затруднить будущую судьбу претендента. Впрочем, и при положительном решении интеграция в общество может быть связана с различными трудностями, а государственное пособие крайне невелико.

Актуальность дискуссии стала еще очевиднее на фоне совсем недавних событий. На этой неделе чешские власти отказали в долгосрочной визе журналисту и диссиденту Григорию Пасько, осужденному в 2001 году за государственную измену и объявленному "узником совести" правозащитной организацией "Международная амнистия".

"В Европе нет единого подхода к беженцам"

Как говорит Дженни Курпен, сбежавшая в 2012 году из Москвы из-за обвинений по "болотному делу", в Европе нет единого подхода к заявлениям об убежище от российских диссидентов, а национальные законы меняются, как меняются и настроения в отдельных странах под впечатлением от наплыва беженцев и усиления внутриполитических позиций правых популистов.

Конкретный пример - страны Скандинавии, которые раньше считались лучшим местом в Европе для получения статуса беженца, говорит Курпен. Теперь же там настолько изменилось отношение к левым активистам, что она не рекомендует произносить слово "анархист" в беседах с чиновниками вообще.

Свою правозащитную организацию, зарегистрированную в Финляндии, Курпен закрыла - у нее не было шансов получить хоть какое-то финансирование. Более того, ей дали понять, что помощь соискателям статуса беженца рассматривается как пособничество нелегальной миграции, говорит активистка.

Левый активист Филипп Гальцов, фигурант "болотного дела", бежавший из России и получивший политическое убежище в Швеции, говорит, что даже в отлаженной шведской системе в последнее время появляется все больше изъянов - потерянные заявления об убежище, демотивированные адвокаты и сотрудники лагерей для беженцев, которые открыто игнорируют бытовые проблемы постояльцев.

Эксперты, выступавшие на круглом столе, сошлись во мнении: качество решений чиновников по вопросу предоставления статуса беженца стремительно падает, а сама процедура все больше напоминает лотерею. Государственный аппарат в Германии перегружен наплывом мигрантов в страну с 2015 года, у чиновников нет ни сил, ни времени, чтобы вникать в детали того, вызвана ли, например, налоговая проверка (излюбленный инструмент российских чиновников) политическими мотивами или нет.

Филипп Гальцов
Фото: dw

"Колоссальное давление на миграционную систему"

Подводя итоги дискуссии, бывший депутат бундестага от партии "Союз-90/"зеленые" Мари-Луизе Бек (Marie-Louise Beck) обратила внимание гостей из России на "колоссальное" давление, которое испытывает миграционная система в Германии из-за гигантского скачка численности обращений с 2015 года.

По ее словам, желающим получить статус беженца в Германии надо иметь в виду два принципиальных момента. Во-первых, особенности немецких законов, по которым просить убежища может только тот, кто въехал в Германию напрямую, а не через демократическое государство ЕС - будь то Польша или Финляндия. Таких заявителей немецкие власти автоматически отправляют туда, где они пересекли границу Европейского Союза.

И во-вторых, говорит Бек, не каждый заявитель действительно заслуживает статуса беженца - среди тех, кто пытается попасть в Европу через игольное ушко немецких законов, есть немало исламистов. Времена, когда депутаты бундестага совместно с активистами "Мемориала" выступали с лекциями о положении в Чечне перед чиновниками Федерального ведомства по миграции и делам беженцев, канули в лету - у чиновников на это нет больше времени.