4 красавiка 2020, Субота, 12:50
Заставайся дома!
Рубрыкі

Пенсионный возраст для женщин в Беларуси хотят поднять еще больше

50
Пенсионный возраст для женщин в Беларуси хотят поднять еще больше
Фото: KP.by

Как белорусы выживают на нищенские пенсии.

Жительница Борисова Лариса Пелепенок больше 30 лет работает педагогом в местном образовательно-оздоровительном центре. Сейчас ей 55 лет, она попала под пенсионную реформу. Из-за этого выход на заслуженный отдых отложился — до ноября этого года. К возможному новому повышению пенсионного возраста для женщин Лариса относится скептически, хотя ее это уже не коснется. «Мы продолжаем работать на пенсии не от хорошей жизни, пишет tut.by.

Это связано исключительно с финансовыми соображениями, ведь наши зарплаты, что у колхозников, что у педагогов, оставляют желать лучшего», — говорит Лариса.

«Если разрешают здоровье и активность характера, можно работать»

— Я человек активный и в роли пенсионера себя не представляю. Для меня важно быть востребованной в обществе и нужной людям, — говорит минчанка Татьяна Крупская. Она долгое время проработала медсестрой в РНПЦ онкологии и гематологии и могла выйти на льготную пенсию в 49 лет из-за вредных условий труда. Однако женщина решила, что на отдых пока рано, поэтому ждет «нормальный» пенсионный возраст.

Сейчас Татьяна работает в другом месте, но все еще в структуре здравоохранения — нынешняя должность связана с реабилитологией.

— Еще я тренер школы патронажного ухода, поэтому вся моя жизнь посвящена здоровью людей, — рассказывает женщина.

До какого времени придется трудиться, она не загадывает, говорит, «как здоровье позволит». Но признается — если организм не подкачает, то в профессии останется надолго.

По мнению Татьяны, приемлемый возраст для выхода на пенсию — 60 лет для женщин и 65 для мужчин.

— С одной стороны, увеличение пенсионного возраста — это плохо, потому что мы лишаемся дополнительного источника дохода. Но если разрешают здоровье и активность характера, можно работать, — считает женщина.

Среди ее знакомых также много тех, кто поддерживает повышение возраста.

— Наверное, все люди окружены единомышленниками, поэтому среди моих друзей таких людей достаточно. Но насчет того, чтобы сравнять возраст, однозначного мнения у меня нет, здесь нужно подходить индивидуально.

«Пенсия около трехсот рублей, на эти деньги можно только существовать»

— Буду работать, пока будут держать! Но думаю, что как 70 лет стукнет, меня попросят уйти, потому что молодых пенсионерок сейчас очень много, — рассказывает 69-летняя Людмила Назарова, кассир в Музее природы и экологии в Минске. Когда пришло время выходить на пенсию, ее сократили с предыдущего места работы: женщина трудилась секретарем на подшипниковом заводе, который «переживал не лучшие времена». Новая вакансия нашлась быстро, и уже 12 лет она пропускает посетителей на выставки. Людмила признается — работа нетяжелая, и это один из главных факторов, почему она до сих пор работает.

— Безусловно, финансовый вопрос тоже играет свою роль. Пенсия у меня около трехсот рублей, на эти деньги можно только существовать, — поясняет женщина.

Зарплата, по словам Татьяны, меньше, чем пенсия, — «аванс в 120 рублей и 170 рублей получки». Но всех денег хватает, даже остается на развлечения — женщина регулярно ходит в театр, покупает билеты на хорошие места. Откладывать тоже получается.

— Я каждый год отдыхаю на море. Раньше это был Крым, сейчас Одесская область. Дикарем ездила по молодости, сейчас покупаю путевку на десять дней, хочу, чтобы у меня был стационарный отдых. Начинаю копить, как только у меня заканчивается отпуск. Обхожусь суммой в 400 долларов — вместе с путевкой, проездом, питанием.

Несмотря на то что женщина уже долгое время трудится после пенсии, к повышению пенсионного возраста она относится негативно.

— Не считаю, что женщина должна уходить на пенсию в 60 лет или 63 года, — объясняет Татьяна. Свое мнение объясняет тем, что далеко не у всех легкая работа.

«Мы все продолжаем работать, но не от хорошей жизни»

— Повышать пенсионный возраст — это значит обрекать на страдания тех людей, которые будут вынуждены трудиться сверх своих сил. Я понимаю, что мы все продолжаем работать, но не от хорошей жизни. Это связано исключительно с финансовыми соображениями, ведь наши зарплаты, что у колхозников, что у педагогов, оставляют желать лучшего. Это возможность немножечко поднять свой финансовый уровень и обеспечить более-менее достойную старость, — делится своим мнением Лариса Пелепенок. Она уже 34 года работает педагогом в Борисовском образовательно-оздоровительном центре. Женщине 55 лет, на пенсию она должна была выйти год назад. Однако с учетом повышения пенсионного возраста отдых отложился до будущего ноября.

— Поначалу я очень расстроилась из-за этого. Не планировала сразу уходить на пенсию, еще хотела годик-два работать, чтобы пенсия увеличила доход. Потому что за время трудовой деятельности не удается создать какую-то финансовую подушку безопасности. Но мне привели интересный довод — «государство посчитало вас достаточно молодой». Ну я с этим и согласилась.

Лариса выступает против повышения пенсионного возраста, считает, что «если человек может работать, то он обязательно будет это делать».

— Такой человек не уйдет просто так отдыхать, для него это нонсенс. А уже как экономически решить, чтобы государство не пострадало… Ну я думаю, что в правительстве светлые головы сидят.

«Пенсия у меня 200 рублей»

— Не работала, если бы 350 рублей была пенсия. Но и так уже собираюсь увольняться, потому что очень тяжело трудиться. Хотя я не самая «заработанная» женщина — столько гуляла, за мужем ездила по всему свету. Однако все мое окружение очень плохо относится к повышению пенсионного возраста, — рассказывает Ольга Вереник из Любани.

Ольге уже 64 года, пенсию она получает девять лет, но продолжает работать научным сотрудником в Музее традиционных ремесел и промыслов, а конкретнее — в ткацкой мастерской.

— Поступают к нам в фонды покрывала-рушники — они уже такие старенькие, выцветшие. Я наиболее интересные предметы восстанавливаю — подбираю цвета ниток и привожу их в первоначальный вид, — Ольга объясняет суть своей работы.

По профессии она портной-закройщик, в молодости работала в минском ателье «Элегант». После вышла замуж за военного и много времени провела в разъездах.

— Где я в это время только не работала — и в военной части, и в гостинице дежурной, даже в кочегарке. Одно время даже устроилась санитаркой в психбольницу — раскраивала и шила вещи для больных. Но через две недели ушла, не смогла. Везде работу находила, но в стаж мне она не шла. Поэтому пенсия у меня 200 рублей. А вот муж у меня военный, поэтому пенсия неплохая, 600 рублей.

Зарплата у женщины сейчас составляет около 350 рублей, это с премиями и добавками.

— Конечно, хочется немножко отложить, на памятник, например (смеется.) А на развлечения мне деньги не нужны, я моря и океаны не люблю. Лучше встречусь с друзьями, посидим, во что-нибудь поиграем — вот это у меня отдых.

Эксперт, который «против» повышения: «Нужен переход с распределительной системы на накопительную»

Эксперт в области образования и социальной политики Светлана Мацкевич считает, что проблемы в пенсионной системе нужно решать в комплексе, а не только за счет населения — повышения возраста выхода на пенсию.

— Аргументация, которая исходит от сторонников повышения пенсионного возраста, является безосновательной и «естественной». В ее основе демографические показатели, свидетельствующие о том, что идет старение население, трудоспособного населения недостаточно, поэтому якобы нужно повышать пенсионный возраст. Это антигуманно и абсолютно нелогично с точки зрения современного подхода соблюдения прав человека, — считает Светлана Мацкевич.

Также эксперт отрицает аргумент со статистикой раннего выхода на пенсию.

— Когда говорят, что люди выходят на пенсию и продолжают работать, нужно понимать социальные причины, а не только считать количество людей. Они делают это, потому что получаемые при выходе на пенсию уровень благосостояния и качество жизни очень низкие.

Обращая внимание на довод о дефиците ФСЗН, Светлана Мацкевич объясняет, что это не проблема населения, а это вопрос отсутствия предварительных реформ, в частности, перехода с распределительной системы на накопительную.

— Государству не удалось обеспечить определенную подушку безопасности в пенсионном фонде, в частности, через создание системы частных пенсионных фондов. Они позволили бы заранее людям накапливать денежные средства на пенсию и без помощи государства обеспечивать себе старость. Мы сейчас должны обсуждать не демографический фактор, а искусственный — «что сделано предварительно, чтобы переход на пенсию был обеспечен соответствующим образом».

Во всем мире рынок труда и демографические пропорции регулируются за счет перехода на инновационную экономику и внедрения технологий на предприятиях, повышение пенсионного возраста — устаревший метод, считает Светлана Мацкевич

— Эти проблемы могут быть решены только в комплексе, а не так, что «давайте решим экономические проблемы за счет населения, при этом не предусмотрев соответствующие преобразования в области здравоохранения, социального обслуживания и так далее».