25 красавiка 2019, Чацвер, 7:50
За нашу і вашу свабоду!
Рубрыкі

Белорусы купили квартиру – а через три года объявился претендующий на долю наследник

25
Фото: onliner.by

Жизнь молодой пары стала похожа на смесь триллера и детектива.

В ноябре 2014 года минчанка Ольга вместе с мужем на последние деньги купила квартиру в пригороде. Несмотря на удручающее состояние нового жилья, полная оптимизма молодая пара начала неспешно делать ремонт и налаживать семейный быт. Спустя три года их жизнь стала похожа на смесь триллера и детектива: объявился наследник, претендующий на долю в квартире. Встав на его сторону, суд почти что признал недействительным договор купли-продажи. Как такое стало возможно, если сделка была абсолютно честной и законной? Чтобы защитить свою собственность, Ольге и ее мужу пришлось самостоятельно разбираться в запутанной истории, пишет onliner.by.

Поиски квартиры

— Раньше мы с мамой жили в Питере. В 2005 году переехали в Минск, с тех пор проживали на съемной квартире. В 2014 году мама решила продать питерскую квартиру и купить себе небольшую «однушку» в Минске, а на оставшуюся сумму предложила нам с будущим мужем подыскать подходящий вариант, — начинает рассказ Ольга.

В распоряжении Ольги было $45 тыс. Сегодня за эти деньги можно купить столичную «однушку» со сносным ремонтом и необязательно в хрущевке. Осенью же 2014-го, когда средняя цена квадратного метра в Минске достигала $1750, с такой суммой на руках можно было рассматривать лишь квартиры в пригороде.

— Честно говоря, даже для Минского района $45 тыс. было недостаточно. На кредит рассчитывать не приходилось: нам с будущим мужем было всего по 20 лет, мы еще учились и на то время даже $200 нам казались слишком большой суммой, — вспоминает Ольга. — Так что выбирать квартиру приходилось из числа самых скромных вариантов.

Пройдя путь долгих и утомительных поисков, пара остановилась на однокомнатной квартире в одном из поселков Минского района. Продавцом выступал сын бывшей хозяйки, которому квартира перешла после смерти матери по завещанию. Сделка была совершена при участии агентства недвижимости, представлявшего интересы продавца. Предварительно были взяты все справки, проверены все выписки, договор купли-продажи был удостоверен в Минском областном агентстве по государственной регистрации и земельному кадастру, там же был зарегистрирован переход права собственности на квартиру.

— Первое время мы пребывали в легком шоке от состояния после приобретения жилплощади. Было понятно, что прежние жильцы вели не слишком благополучный образ жизни. На стенах не было обоев, дверь на соплях, в плите засохшие тараканы, — Ольга показывает фотографии, сделанные вскоре после переезда. — Помню, участковый сморщился: «Ну, такая у вас квартирка, конечно…» И все-таки мы с мужем были безмерно счастливы стать обладателями собственной квартиры в 20 лет. Перевезя вещи, мы потихоньку начали обживаться на новом месте и сроить семейную жизнь.

Состояние квартиры после покупки

Ремонт своими силами: экономили на всем

Поскольку жить было негде, пара переехала сразу. Практически все деньги молодой семьи уходили на ремонт, откладывать на отдых и развлечения не получалось.

— Только сантехнику заплатили за установку счетчиков, почти все остальные работы муж делал сам, в чем-то помогали знакомые. Экономили на всем: ламинат купили «бэушный», межкомнатные двери нашли бракованные на скидке. Старую советскую кухню взяли у дяди: он хотел выкидывать, а мы зашкурили, перекрасили — получилось стильно. Часть мебели нам подарили. Поскольку машины у нас нет, многие стройматериалы приходилось возить в троллейбусах и электричках, — вспоминает тяготы ремонта Ольга.

За несколько лет супруги до неузнаваемости преобразили запущенную квартиру. О прежней обстановке сейчас напоминают только старая газовая плита и ванная, отделку которой пока отложили. В марте 2018 года ремонт был неожиданно прерван после получения письма из суда Минского района.

«Первая мысль: нас разводят мошенники»

— Кинули в ящик уведомление о письме из суда, муж пошел на почту, а я в это время была на работе. Звонит: «Оля, присядь…» И читает: «Признать недействительным свидетельство о праве на наследство < …> признать недействительным договор купли-продажи…» Что? Как? Все, у меня истерика, — Ольга восстанавливает в памяти один из самых неприятных дней в своей жизни.

Так из заочного решения суда Минского района супруги узнали о существовании законного наследника, интересы которого не были учтены при переходе права собственности.

Этот человек не состоял в родственных связях с продавцом купленной Ольгой квартиры, но ему принадлежала 1/4 доля жилплощади, что было безоговорочно установлено судом. Удовлетворяя иск наследника, суд решил признать недействительными ряд документов — от завещания умершей собственницы до договора купли-продажи квартиры.

— Первая мысль: нас разводят какие-то мошенники, — продолжает девушка. — Какой еще наследник? Как такое вообще могло произойти, если БТИ регистрировало сделку и признало ее абсолютно чистой? Почему он объявился спустя более чем три года после сделки? Ждал, пока мы закончим ремонт, чтобы отжать квартиру? Наконец, почему решение суда выносилось без нашего участия? Что мы только ни передумали в те дни. И с ужасом ждали, что вот-вот на правах хозяина явится с вещами какой-то незнакомый человек. Даже ходили по квартире с рулеткой, отмеряя, сколько метров ему причитается…

Через какое-то время выяснилось, что истец — никакой не мошенник (а очень даже приятный человек), а виной всему стала странная ошибка, допущенная много лет назад регистратором БТИ. Но прежде супругам предстояло вжиться в роль детективов, практически самостоятельно разобраться в запутанном деле и восстановить справедливость.

Откуда взялся наследник

Это долгая история. У бывшей собственницы Елены было два сына. Она вышла замуж за человека, у которого был сын от первого брака. На момент смерти мужа в 2006 году Елене принадлежала половина совместно нажитого имущества. Вторая половина квартиры как наследство была поровну разделена между Еленой и сыном ее мужа (будущим истцом по делу). Таким образом, по закону Елене переходило 3/4 доли квартиры, а сыну ее мужа — 1/4.

По какой-то причине в Минском областном агентстве по государственной регистрации и земельному кадастру за Еленой зарегистрировали не 3/4, а целую квартиру.

Эта ошибка, о которой Ольга узнала далеко не сразу, была совершена еще в апреле 2008 года и с тех пор стала переходить из документа в документ. Так, Елена завещала целую квартиру своему младшему сыну Павлу, который после смерти матери продал ее Ольге. У оформлявших сделку в 2014 году агентов и регистраторов и мысли не могло возникнуть, что в природе существует еще один наследник, ведь в базах данных он не числился.

А что же все это время делал второй наследник? Как выяснилось, в апреле того же 2008 года он получил свидетельство о праве на наследство на 1/4 долю, однако почему-то не обращался в агентство за государственной регистрацией права собственности на свою долю. Временные рамки в данном случае отсутствовали. Все эти годы мужчина спокойно жил, зная, что у него есть доля в квартире в пригороде. Узнав о смерти Елены, он решил продать свою долю вместе со вторым наследником. И только тогда узнал, что квартира уже продана без его участия. Логично, что человек обратился к адвокату и подал иск в суд.

Квест: найти продавца

Все эти обстоятельства Ольга с мужем узнали уже впоследствии, когда судебная тяжба близилась к концу. В первые же дни супруги пребывали в глубоком замешательстве и отчаянии. При помощи адвоката они добились отмены заочного решения суда и выиграли немного времени.

— Все шло к тому, что договор будет расторгнут, 1/4 долю квартиры отдадут истцу, 3/4 — продавцу Павлу, а мы останемся ни с чем, потому что продавца суд не нашел (скорее всего, не очень-то и искал). Счет шел на дни. Нам оставалось одно — самостоятельно найти продавца и просить его отдать истцу деньги за долю в квартире, — восстанавливает дальнейший ход событий Ольга. — Из зацепок у нас была только ксерокопия его паспорта со штампом о прописке 2012 года. Мы съездили по тому самому адресу, но квартира оказалась уже продана, а новая хозяйка знать не знает никакого Павла. Мы упали духом. Пытались поднять какие-то связи, ездили в милицию — все напрасно.

Вспомнили про годами проверенный вариант — соцсети. Павла не оказалось ни в Facebook, ни во «ВКонтакте». Но чудо — его удалось отыскать в «Одноклассниках». Правда, последний раз он заходил на страничку пять лет назад…

Снова отчаяние. Цепляясь за последний шанс, мы составили небольшое письмо, разослали его всем пяти друзьям Павла в «Одноклассниках» и принялись ждать. Тем же вечером — для меня это стало шоком — Павел позвонил.

Новый иск и мировое соглашение

К счастью для молодых супругов, Павел оказался честным и порядочным человеком. Вникнув в ситуацию при содействии адвоката Ольги, он согласился выплатить причитающуюся истцу сумму за 1/4 долю квартиры. Проблема заключалась только в том, что деньги, полученные в 2014 году, Павел давно потратил, а требуемой суммы у него не было. Тем не менее он решил взять потребительский кредит и выплатить долг в несколько этапов.

Чтобы провести такую схему через решение суда, по совету адвоката Ольге пришлось подать встречный иск с требованием обязать Павла выплатить деньги второму наследнику за его долю. Второй наследник, в свою очередь, забрал свое исковое заявление. В конечном итоге было заключено мировое соглашение. Ольга осталась с квартирой, второй наследник — с деньгами, Павел — с чистой совестью.

— Мы не держали зла на Павла. Думаю, он и не подозревал о существовании второго наследника. Квартира перешла ему по завещанию от умершей матери, а каким образом вся квартира оказалась в собственности матери, ему было невдомек, — рассуждает Ольга.

— Истец также оказался вовсе не злодеем, желающим лишить нас собственности, каким мы представляли его изначально. Ему нужны были только деньги, а требуя в исковом заявлении расторгнуть договор купли-продажи, он полагался исключительно на советы своего адвоката, избравшего именно такую тактику.

Оплатят ли Ольге затраты?

Все счастливы? В деле можно ставить точку? Ольга считает, что рано.

— Получилось, что в суде выясняли отношения три стороны, совершенно невиновные в сложившейся ситуации.

Мы с мужем на пустом месте отдали приличную сумму на судебные расходы, продавец взял кредит, истец потрепал себе нервы, пытаясь вернуть свое законное наследство. А государственная организация, допустившая ошибку в регистрации права собственности, все это время оставалась не при делах и не была привлечена в качестве ответчика. Более того, мы даже не услышали извинений, — говорит Ольга.

Решив обойтись без судов, несколько месяцев назад Ольга направила в Минское областное агентство по государственной регистрации и земельному кадастру досудебную претензию, в которой просила вернуть деньги только за судебные расходы — 1550 рублей.

В ответе агентство признало факт совершения ошибки регистратором в 2008 году. Вместе с тем госорганизация не усматривает своей вины во всех расходах, которые понесла Ольга. «Если вы считаете, что действия работника унитарного предприятия причинили вам убытки, вы вправе обратиться в суд», — было сказано в письме.

— Я знала, что по закону имею полное право на возмещение ущерба. Но, судя по ответу, агентство не только не захотело мирно урегулировать спор, но и не усмотрело своей вины в моих затратах. Вероятно, теперь придется подавать иск, включая в него и моральный ущерб, — конкретизирует свою позицию Ольга.

Госкомимущество: степень вины агентства и размер убытков определит суд

Выслушав историю Ольги, мы направили запрос в Госкомимущество с просьбой прокомментировать ситуацию. Ведомство провело дополнительную проверку, подняло все документы по спорной квартире. Вчера редакция получила ответ за подписью председателя комитета Андрея Гаева. Приведем несколько ключевых абзацев:

«При совершении регистрационных действий регистратором был неверно подсчитан размер подлежащей государственной регистрации доли в праве собственности, и вместо 3/4 долей в праве собственности за < …> Е. М. зарегистрировано право собственности на квартиру в целом.

Выяснить обстоятельства, способствовавшие совершению данной ошибки, в настоящее время не представляется возможным ввиду того, что трудовые отношения с регистратором прекращены в 2011 году. Данная ошибка впоследствии могла быть выявлена и исправлена в 2014 году в период оформления свидетельства о праве на наследство на имя < …> Павла — наследника умершей < …> Е. М.

С учетом всех обозначенных обстоятельств полагаем целесообразным определить степень вины агентства, а также размер подлежащих возмещению убытков в судебном порядке < …>.

Информируем, что в целях недопущения аналогичных ошибок территориальным организациям по государственной регистрации недвижимого имущества, прав на него и сделок с ним поручено провести соответствующие технические учебы регистраторов».

Таким образом, по окончании долгой и выматывающей тяжбы молодым супругам предстоит еще раз пройти испытание судебным процессом. Onliner будет следить за развитием событий.