24 траўня 2019, Пятніца, 19:32
За нашу і вашу свабоду!
Рубрыкі

12 выдающихся друзей Калиновского, о которых мало кто знает

2

Про восстание 1863 года можно было бы снять захватывающий приключенческий блокбастер.

В качестве доказательства издание kyky.org публикует подборку ярких биографий 12 ближайших соратников Кастуся Калиновского.

Людвік Нарбут: парень, который погибнет первым

Родился в Лидском повете в семье известного инженера и историка Теодора Нарбутта. Уже в 18 лет в Виленской гимназии создал тайное патриотическое общество, за что был арестован и высечен розгами. Девять лет отслужил в русской армии, участвовал в Крымской и Кавказской войне, за личный героизм и мужество получил звание офицера, награждён орденом Св. Анны IV степени и памятной медалью Св. Георгия. С началом восстания одним из первых организовал партизанский отряд на Беларуси, с которым три месяца успешно вёл бои с московскими солдатами. Провозгласил манифест о прекращении повинностей и наделении крестьян землёй. От повстанческого правительства получил должность военного начальника Лидского повета и звание полковника. Погиб в бою 4 мая 1863 года.

Зыгмунт Серакоўскі и Людвік Звяждоўскі: в тылу врага

Познакомились они ни много ни мало в Академии российского Генштаба, которую блестяще окончили. Позднее в самом Генштабе из офицеров беларуско-польского происхождения создали революционный кружок.

Сигизмунд Сераковский по долгу службы занимался военно-уголовной статистикой и бывал за границей для исследования и обозрения тюрем в Западной Европе, где познакомился с национальным героем Италии Джузеппе Гарибальди и русским философом Александром Герценом. Публиковался в русских журналах «Колокол» и «Современник», был дружен с Николаем Чернышевским и даже попал в один из его романов. Поверив предводителю «белого» течения Якубу Гейштару, в конце марта 1863 года взял на службе отпуск на две недели и поехал... в Литву, где объявил себя генералом Литовским и Ковенским и возглавил крупный отряд в пять тысяч человек. Вскоре понял, что его просто использовали, а неподготовленное восстание обречено на провал. Но отступать уже было поздно. После нескольких успешных операций отряд был разбит правительственными войсками, а сам Сераковский был ранен пулей в грудь навылет и захвачен в плен.

Чего только ни делал генерал-губернатор Муравьёв! Посылал для уговоров своего «либерального» родственника, проводил устрашающий военно-полевой суд прямо у кровати раненного Сигизмунда, даже устроил ему 15-минутное свидание с женой – но Сераковский так и не выдал имена руководителей восстания. Муравьёв заменяет Сераковскому расстрел на повешение. Казнь приводят в исполнение 27 июня 1863 года на Лукишской площади, но его останки найдут только в 2017 году. Вдова Сигизмунда Аполлония до своей смерти в 1919 году осталась верной покойному мужу.

Похожий путь прошёл Людвиг Звеждовский. С 1860 года он служил на своей малой родине, в Вильне, где являлся главой беларуско-литовского штаба подготовки восстания. Однако в октябре 1862 года его переводят в Москву. Тем не менее, с началом восстания он берёт на службе увольнение на два дня и отправляется в Могилевскую губернию, где в основном из студентов Горы-Горецкого земледельческого института формирует отряд около 100 человек, с которым занимает город Горки, захватив много огнестрельного оружия, лошадей и похитив 15 000 рублей из местного казначейства.

Но вскоре отряд потерпел серьёзное поражение и был распущен, а сам Звеждовский бежал в Польшу, где две недели жил по поддельным документам. В июне 1863 года прибывает в Константинополь, где собирает деньги для поддержки восстания. Возвращается в Польшу лишь осенью 1863 года, когда восстание идёт на спад, в одной из битв получает серьёзное ранение и попадает в плен. Казнён 23 февраля 1864 года.

Юзаф Ямант: личный секретарь Калиновского

Родился в 1841 году в Вильне. В 1858 году поступает в Петербургский университет, где знакомится с Кастусём Калиновским, от которого получил характеристику «пламенного идеалиста». В 1861 году знакомит Кастуся со своей сестрой Марией Ямант, которой через три года Калиновский посвятит своё предсмертное стихотворение «Марыська чарнаброва, галубка мая...». С июня 1863 года на квартире Ямантов в Вильне находится одна из главных конспиративных явок Калиновского и нелегальная типография, где Юзеф работает личным секретарём Калиновского. 10 января 1864 года выслан в Сибирь, дальнейшая судьба неизвестна.

Цітус Далеўскі: одноклассник Франтишка Богушевича

Ещё один уроженец Лидщины. Брат жены Сигизмунда Сераковского. В молодости целенаправленно «завалил» экзамен в кадетское училище, чтобы не служить своему врагу, а поступил в Виленскую гимназию, где познакомился с будущим беларуским поэтом Франтишком Богушевичем. В отличие от своих старших братьев, Титус примкнул к радикальному «красному» течению восстания и стал одним из ближайших соратников Калиновского, получая от него одни из самых опасных поручений: он руководил типографией, которую нужно было тщательно прятать и постоянно перевозить, занимался поставкой денег и оружия в отряды, собирал информацию про дислокацию российских войск, составлял инструкции и рапорты. Ближе к концу восстания над Далевским и Калиновским нависла угроза ареста, им сделали фальшивые паспорта, но они принципиально отказались от эмиграции. Кастусь и Титус договорились: кого из них арестуют первым, берёт всю ответственность на себя, чтобы запутать следствие и оттянуть время. В конце 1863 года Далевский постоянно меняет место жительства и документы, чудом уходя из-под носа полиции, однако 20 декабря попадает в руки жандармов. На допросах никого не выдал и 30 декабря 1863 года был расстрелян на Лукишской площади в Вильне.

Витовт Парфиянович: будущий предатель

Именно он дал подробные показания против Кастуся Калиновского, с которым был в дружеских отношениях. Он выдал местонахождение Калиновского, описал его внешние признаки и сообщил его псевдоним, на который был оформлен фальшивый паспорт – Игнатий Виторженц. За это Муравьев-вешальник не только даровал Парфияновичу жизнь, но и освободил от очной ставки с Калиновским. На одной и той же странице своих показаний Парфиянович сдал Кастуся и одновременно увековечил пароль повстанцев: «Кого любишь? – Люблю Беларусь! – Так взаимно!».

Ахіла Банольдзі: «иностранный агент»

Итальянец, уроженец испанской Барселоны, увлекался музыкой и театром, путешествовал по всей Европе. Близко дружил с беларуским композитором Станиславом Монюшко, часто бывал у него в Минске. С 1862 года вместе с Калиновским входит в Литовский провинциальный комитет – беларуско-литовский штаб подготовки восстания. В виленской фотомастерской Банольди готовились подпольные издания повстанцев, именно здесь был сделан легендарный фотоснимок Кастуся Калиновского в полный рост. После начала восстания – за рубежом, где держал заграничный «общак» повстанцев, на который закупались оружие и амуниция. После поражения восстания занимался фотографией в Париже, но в 1871 году присоединился к отрядам Парижской коммуны и погиб в сражениях.

Фелікс Ражанскі: штатный пропагандист

Сведений о нём осталось немного, но достоверно известно, что именно он был основным автором «Мужыцкай праўды» и вообще всей беларускоязычной повстанческой публицистики. В период подготовки восстания вместе с Кастусём Калиновским одевал крестьянскую одежду и отправлялся «в народ»: разнюхать настроения народа, определить основные направления революционной агитации, наладить поддержку повстанцев провиантом. После восстания эмигрировал в Краков, последние сведения о его жизни датируются 1903 годом.

Зыгмунт Чаховіч: рассказывал о восстании Янке Купале

Родился в 1831 году в Логойском районе. В 1862 году вошёл в беларуско-литовский штаб подготовки восстания, был одним из ближайших соратников Калиновского. Во время восстания исполнял обязанности «экспедитора»: к нему сходились все конспиративные связи. Он держал в памяти все фамилии, адреса и явки, налаживал контакты с местными подпольными ячейками. Был выдан шпионом и арестован 31 июля 1863 года. Приговорен к расстрелу, однако позднее приговор изменили на 10 лет каторги. Генерал Муравьёв посчитал это наказание слишком мягким и увеличил срок до 12 лет. Несмотря на давление, не подписал верноподданнической присяги и полностью отбыл наказание, после чего вернулся в Беларусь. Здесь он познакомился с молодым Янкой Купалой, показывал ему нелегальную литературу и повлиял на становление его мировоззрения. Сам Купала называл Чаховича «идеалистом и мечтателем». Умер в 1907 году.

Юзаф Каліноўскі: католический святой

Родился в Вильне, окончил Виленский шляхетский институт и Горы-Горецкий земледельческий институт, после чего стал военным инженером. Родственником Кастуся, во всяком случае близким, не был и его радикальных взглядов не разделял: считал, что восстание не имеет шансов на победу, и выступал против бессмысленного кровопролития. Тем не менее в мае 1863 года присоединился к восстанию и даже был назначен руководителем военной секции Исполнительного отдела Литвы, причём при назначении на этот пост оговорил за собой право не выносить смертных приговоров. Но уже с августа 1863 года он твёрдо решил посвятить свою жизнь богу. Арестован на следующий день после казни Кастуся Калиновского, 24 марта 1864 года. 28 мая военный суд приговорил его к смертной казни, но приговор заменили на 10 лет сибирской каторги. Освободился в 1872 году, а уже через пять лет вступил в орден кармелитов. Умер в 1907 году. В 1991 году канонизирован католической церковью.

Уладзіслаў Малахоўскі: создатель фотоаппарата-мыльницы

Родился в 1837 году под Кобрином, учился в Петербурге, где познакомился с Кастусём Калиновским и стал его ближайшим соратником. Был офицером царской армии и проходил службу в Вильне, поэтому с самого начала восстания тайно присоединился к его организации. Полностью разделял радикальные взгляды Калиновского: «Пусть хотя бы один угнетатель крестьян захрипит на виселице перед прежними своими неграми за донос, за невыполнение приказа и долга, за неизгладимые и невознаградимые обиды, принесенные народу».

Будучи начальником отдела по вынесению и исполнению приговоров, летом 1863 года Малаховский отдал приказ казнить виленского предводителя дворянства Домейко. В день покушения был на личном приёме генерал-губернатора Михаила Муравьёва. Покушение не удалось, а Малаховский попал под подозрение. Муравьев лично выдал ордер на его арест и назначил 10 тысяч рублей вознаграждения за его голову. Вскоре Малаховский был заочно приговорен к смертной казни, из-за чего ему пришлось выехать за рубеж, где он некоторое время занимался поставками оружия для повстанцев. В 1866 году получает фальшивый паспорт и становится известен на всю Европу как изобретатель в области фотографии Леон Варнерке. В 1875 году создал и выпустил на рынок фотоаппарат с кассетой проматываемой плёнки, который в основных чертах стал прямым предшественником современных любительских камер. Его наработками пользовалась фирма «Кодак», он выступал на научной конференции в Москве, переписывался с Менделеевым, но в 1900 году, не выдержав ложных обвинений в фальшивомонетничестве, застрелился. О том, что великий изобретатель Леон Варнерке на самом деле – беларуский повстанец Владислав Малаховский, стало известно лишь спустя несколько десятилетий после его смерти.

Валерый Урублеўскі: вечный революционер

Пожалуй, самая насыщенная судьба сложилась у уроженца Щучинского района - Валерия Антоновича Врублевского. По воспоминаниям своего двоюродного брата, «выступал за поддержку беларуской народности». Отлично владея беларуским языком, вместе с Калиновским редактировал, печатал и распространял газету «Мужыцкая праўда». Полгода успешно руководил крупнейшим отрядом в Гродненской губернии, после разгрома которого бежал в Варшаву, где получил приказ возродить повстанческое движение в Люблинском и Подляшском воеводствах. Едва прибыв с небольшим отрядом на вверенную территорию наткнулся на казацкий отряд и получил тяжёлые ранения (два раза саблей в голову, и один раз в правое плечо). Казаки, посчитавшие Валерия мертвым, оставили его на поле битвы, но вскоре местные крестьяне нашли полуживого Врублевского и спасли ему жизнь, спрятав в сарае.

Поскольку власти Российской империи конфисковали всё имущество Валерия Врублевского, выдали ордер на его арест и заочно приговорили к смертной казни, ему пришлось бежать во Францию, где он работал на скромных должностях и участвовал в деятельности эмигрантских организаций. Во время революционных событий во Франции в 1871 году предложил свои услуги правительству Парижской коммуны, был назначен генералом и командовал одной из трёх армий вплоть до полного подавления восстания. В том же году вновь заочно приговаривается к смертной казни – теперь уже правительством Франции – и вновь вынужден бежать по фальшивым документам. В Великобритании тесно сближается с Марксом и Энгельсом, входит в руководство I Интернационала, в 1878 году нелегально приезжал в Россию для встреч с народниками-землевольцами. В 1885 году благодаря амнистии деятелей Парижской коммуны возвращается во Францию, где доживает до 1908 года.