5 снежня 2019, Чацвер, 17:40
Засталося зусім крыху
Рубрыкі

Еще одна капля в уже переполняющийся стакан

2
Еще одна капля в уже переполняющийся стакан
Леонид Гозман

Голос российской оппозиции выходит за пределы интернета.

Мы снова там, откуда пришли? Российская власть оправилась от испуга и продолжает сажать. Везде: в Москве, в Ростове, в Ингушетии. Даже тех, по кому были выбиты поблажки, пытается запихнуть обратно себе в пасть. Митингов как-то не ожидается. Может, они и будут, но кураж ушел. Власть, конечно, выводы сделает, не все же там идиоты. Отсекать неугодных будут не так нагло, как на выборах в Москве и в Питере, а «тщательнее», очередное «дело Голунова» тоже будут шить аккуратнее. Но и отсекать, и шить — будут.

Не стоит впадать в грех уныния: мы движемся не по кругу, а, как нас учили еще на марксизме-ленинизме, по спирали. Да, мы вернулись, но стоим уже немножко выше, чем раньше.

Власть, как машина, поставленная на скорость, не отъезжает, но со скрежетом, под жутким давлением немного сдвигается назад. И вот в Московской думе теперь есть несколько приличных и, главное, готовых к бою людей. А в муниципалитетах их еще больше. Всех их начальство не запугает и не купит, кто-то останется собой. А это важно не только потому, что чиновникам будет тяжелее воровать: они справятся, не беспокойтесь за них.

Это важно потому, что наш голос выходит за пределы интернета и будет звучать вполне официально. Еще одна капля в уже переполняющийся стакан.

А на следующих выборах будет еще одна — власть не станет вести себя столь же тупо, как в этот раз, кого-то допустят. Думаю, они уже заранее смирились с тем, что кто-то из оппозиции прорвется в Думу. Рано или поздно все это перельется через край.

Прошедшая кампания повлияет не только на Москву. По всей стране (особенно там, где власть совсем звереет) сотни и тысячи амбициозных и смелых молодых людей пойдут на выборы, а если их не пустят — на площади. Их будет вдохновлять пример тех нескольких в Москве, которым удалось — чем я хуже? И деньги им будет легче добывать. Сейчас не дают потому, что боятся ссоры с Кремлем (или со своими местными начальниками) и не верят в победу. А теперь, оказывается, что победа — пусть одного из десяти или двадцати, но — возможна.

За это лето сформировался новый поведенческий паттерн — солидарность.

Сейчас она во многом цеховая, но уже выходит за эти рамки. Теперь начальство должно будет думать, кого можно хватать, а кого нет. Добрее они от этого не станут, переключатся с актеров на инженеров, но ведь и навык солидарности будет формироваться уже как гражданский. Собственно, это уже происходит — не одни актеры спасали Устинова. А теперь они же выходят за студентов, айтишников и предпринимателей.

Сочетание лжи и жесткости в ходе «московского дела» изменило отношение многих активных людей к власти.

В это лето на митинги вышла молодежь. Впервые с конца 80-х будущим страны активно занялись те, кому еще очень далеко до пенсии — те, кому в этом будущем жить. Как долго мы сетовали, что их нет — так вот они, встречайте!

В это лето родились новые лидеры. Этих ребят вчера еще мало кто знал. Но оказалось, что они умеют собирать многотысячные митинги, держать залы, проводить сложные кампании, писать блестящие тексты. Они ни к кому не обращаются за разрешением — ни к Кремлю, ни к грандам оппозиции. Они ведут себя так, как будто бы нет ни Кремля, ни грандов. Они ведут себя как настоящие политики. И они, и их сторонники многому научились за это лето.

Смена поколений в политике — это хорошо и правильно. Хотелось бы, конечно, не просто смены, а преемственности — тем, кто был активен в 90-е, есть что передать. Вот этого пока не получается.

Надо понять, что в глазах сегодняшней молодежи 90-е — время фантастических свершений — находятся где-то рядом с наполеоновскими войнами.

Даже для тех немногих, кто хорошо знает и понимает нашу новейшую историю, все это было очень давно и эмоций уже не вызывает.

Будет ли востребован наш опыт, как и моральный авторитет тех из нас, у кого он есть, — зависит от нас. Будем вопреки здравому смыслу претендовать на руководство — не получим ничего, кроме насмешек, обретя прекрасную возможность жаловаться на неблагодарность и неразумность молодежи. А будем вести себя достойно (не претендовать на посты и место в списках, а выходить, самим выходить, а не других выводить, будем помогать, не требуя награды в виде тех же списков) — тогда сможем помочь завершить то, что не удалось довести до конца в другое время.

Леонид Гозман, «Новая Газета»