15 снежня 2019, Нядзеля, 1:06
Засталося зусім крыху
Рубрыкі

«Мы не претендуем на участки в Дроздах, но дайте людям адекватную компенсацию»

17
«Мы не претендуем на участки в Дроздах, но дайте людям адекватную компенсацию»
Фото: onliner.by

Жители минских кварталов борются против сноса ради многоэтажек.

Последние новости из «нерезинового» Минска: в скором времени начнется застройка жильем нескольких площадок. Экскаваторы-разрушители пройдутся по остаткам Грушевки, Сельхозпоселку, частному сектору в районе пересечения проспектов Жукова и Дзержинского, масштабный снос намечен в районе Запорожской площади. Журналисты onliner.by посмотрели, как сегодня выглядят районы, где на месте частного сектора и старых двухэтажек вырастут высокоплотные кварталы. А заодно поговорили с людьми, чьи дома идут под снос.

«Денежную компенсацию брать невыгодно»

В начале этого года состоялся аукцион по продаже права застройки участка между улицей Прилукской и проспектом Жукова. В торгах участвовали такие глыбы, как «Айрон» и «Арэса-Сервис», а победило доселе неизвестное ООО «Ника-Проект», предложившее за 2 с небольшим гектара земли 7 млн 260 тыс. рублей. По грубым подсчетам, снос 22 домов и расселение жильцов обойдется компании еще в 5 млн рублей (такая цифра фигурировала в условиях аукциона).

На своем сайте застройщик сообщает, что компания работает на рынке восемь лет, занимается проектированием, инженерными услугами и строительством. Компания «Ника-Проект» принимала участие в проектировании и сопровождала возведение жилых комплексов «Радужный» в Дзержинске и «Александров парк» в Боровлянах.

Место неплохое: рядом внешний участок второго транспортного кольца, пешком можно дойти до станций метро «Михалово» и «Грушевка». Некоторые попадающие в пятно застройки дома уже отселены, что становится понятно по разобранным заборам. В остальных еще теплится жизнь.

— Эти участки когда-то давно выделялись для работников кирпичного завода. Моей маме сейчас 86. Будучи 16-летней девчонкой, она приехала из деревни в Минск, устроилась работать на завод и со временем получила землю. Тогда это была окраина города, — говорит Геннадий, один из местных жителей.

Мужчина рассчитывал получить квартиру взамен сносимого дома еще летом, но что-то пошло не так.

— Денежную компенсацию нам брать невыгодно. Дом оценили в $120 тыс., но у нас в собственности только половина дома. $60 тыс. на четверых — что за эти деньги купишь? — говорит Геннадий. — Нам сказали: не хотите деньги — сами выбирайте квартиру на «вторичке». Присмотрели «трешку» на Одинцова, там 75 квадратных метров вместо наших 60. Застройщик согласился, был даже заключен договор с продавцом, но в последний момент все сорвалось. То ли денег у них не хватило, то ли что. Все вернулось на круги своя, и с тех пор никто ничего не предлагает, живем в неведении.

— Вообще, наверное, это не очень правильно, когда участки продают вот так, как сейчас, с людьми, — продолжает мужчина. — На мой взгляд, расселением должно заниматься государство. Должен быть выбор вариантов, четкие сроки и гарантии. А потом уже государство выставляет счет застройщику, и он компенсирует все затраты. И застройщику так будет проще, когда перед аукционом известна четкая сумма, и людям спокойнее.

Геннадий вспоминает недавно прочитанную на Onliner историю семьи, которая переселилась в квартиру из идущей под снос старенькой двухэтажки. Люди сделали за свой счет ремонт, а потом застройщик «передумал» и потребовал вернуться в двухэтажку.

— Вот куда это годится? Сплошная лотерея с этим сносом. Кто-то остается доволен, а кто-то — в дураках.

Еще одна местная жительница показывает нам свой трехэтажный дом. Он построен около 20 лет назад и выглядит весьма добротно.

— Купили нас со всеми потрохами, вот что я скажу, — женщина эмоционально вступает в разговор. — Нас четверо. На одном этаже мы с мужем, на другом — дочка с ребенком. Дом 90 метров, водопровод, газ, все удобства. Сначала всем нам предложили трехкомнатную квартиру. Или $90 тыс. компенсации. Как мы на эти деньги разъедемся? Нам хотя бы две «однушки». Потом сказали: ищите варианты сами. Дочь нашла квартиру на Рафиева, застройщик заключил договор с продавцом, но почему-то сделка сорвалась. Наши варианты застройщик отметал: мол, слишком дорого. Но а почему мы должны соглашаться на какое-то старое дешевое жилье? В конечном счете так и не договорились, и они перестали выходить на связь…

Застройщик, в свою очередь, уверяет, что никуда не исчезал и продолжает расселение жильцов.

— На расселение отводится два года. 15 семей уже получили компенсации и переезжают в новое жилье, — рассказали нам в ООО «Ника-Проект». — Мы не навязываем свои варианты, предлагаем людям самостоятельный выбор: кто-то хочет остаться в Московском районе, кто-то выбирает новостройку. Стремимся учесть все пожелания. Кто-то хочет переселиться быстрее, но этот вопрос нельзя решить одномоментно. До Нового года постараемся предоставить жилье всем.

Снос должен начаться до конца 2019 года. На месте усадеб построят жилой комплекс переменной этажности с подземным паркингом и встроенными помещениями. Других подробностей застройщик пока не сообщает.

«Нас продали уже в третий раз»

В апреле этого года решилась судьба участка рядом со станцией метро «Грушевка». Два земельных надела общей площадью почти 7 гектаров ушли с молотка за 19 млн 120 тыс. рублей. Победителем аукциона стала компания «ГрандХаусИнжениринг», имеющая отношение к строящемуся поблизости «ГрандХаусу».

Приговоренный к сносу участок протянулся вдоль проспекта Дзержинского от улицы Щорса до проспекта Жукова. Многие здешние дома еще с печным отоплением, некоторые жители ходят за водой к колонкам, там же стирают белье. Такое состояние жилфонда — следствие политики городских властей, запрещавших реконструкцию усадеб в зоне перспективного сноса. Только снос обещали еще 20—30 лет назад… Впрочем, кто хотел, тот сумел обеспечить себе городской комфорт, невзирая на разговоры о скором отселении.

— Нас уже третий раз продали. Сначала был «Жилстройкомплект» — купили и даже не притронулись. Потом еще кто-то — снова не потянули. Сейчас тоже глухо, никакой движухи, — говорит местный житель по имени Павел.

По меркам местной улицы у Павла самый зажиточный дом — с красной кровлей и оштукатуренным фасадом. Газоснабжение, водопровод, канализация — все как в городской квартире.

— Здесь у меня доля — 40 «квадратов». По результатам оценки могут дать только $35 тыс. Что за эти деньги купишь? Остается обмен на квартиру. Выделяют не менее 15 метров на человека. Нас трое — выходит 45 квадратных метров. Это скромная «двушка» на «вторичке», — мужчина обрисовывает свои перспективы. — Не знаю, как соседи, а мы, конечно, никуда переезжать не хотим. Пусть все культурно застроят, как в Европе, а нас оставят в покое. Мы сами свой дом реконструируем, если дадут такую возможность.

Что говорит застройщик? В компании «ГрандХаусИнжениринг» нам пояснили, что застройка участка начнется не раньше 2021 года.

— Сейчас предварительный этап, связываемся с собственниками, уточняем их ситуацию и пожелания. В скором времени планируем начать отселение и параллельно занимаемся проектированием, — рассказали в офисе застройщика. — Стройка должна завершиться до 2026 года. Там будут жилье (70 тыс. кв. м), общественный комплекс (8 тыс. кв. м), а ближе к проспекту Жукова — административный комплекс (более 20 тыс. кв. м). Архитектурная концепция пока не утверждена.

«Получили $40 тыс. и купили дом в деревне»

В исчезающей минской Грушевке тарахтят экскаваторы. От целого квартала в районе улицы Розы Люксембург осталось всего несколько пустых «коробок» и пара нетронутых домов, где еще могут жить люди. Участок продали на аукционе в ноябре 2017 года за 4 млн рублей. Проектом занимается компания «Айрон».

Участок ограничен улицами Розы Люксембург — Фанипольской — Стасова — 3-м переулком Стасова. Еще недавно здесь было около 30 усадебных домов и гаражный массив. По условиям аукциона после сноса застройщик может возвести две многоэтажки.

Квартал еще подает признаки жизни. Люди возвращаются в дома, чтобы забрать какие-то вещи, снять шифер с крыши.

— Все удобства у нас здесь есть. Вода, газ — все обустроено. Можно было жить до самой смерти, — разговорился с нами пенсионер, явно недовольный вынужденной переменой места жительства. — У нас с женой было две трети дома, у дочери с ребенком — треть. Дочь выбрала квартиру в новостройке — до сих под ключи не дали, тянут чего-то, а мы с женой взяли $40 тыс. — так оценили нашу долю. Мы дом себе хотели нормальный. Смотрели вокруг Минска — все дорого, а чем ближе к городу, тем дороже. Нашли в Дворище. Да халупа там, одно хорошо: со всеми коммуникациями.

Нам удалось пообщаться еще с одной семьей: компенсацией люди остались довольны. Говорят, выбрали квартиру на «вторичке».

«Лучше бы нас не трогали, а ремонт сделаем сами»

Пожалуй, примеров столь масштабной реновации Минск еще не знал. В районе Запорожской площади готовятся к сносу три квартала — более 60 двухэтажных домов.

О сносе двухэтажек в районе в улиц Филимонова — Столетова — канала Слепянской водной системы стало известно еще в ноябре прошлого года. Вряд ли кто-либо из коммерческих застройщиков потянул бы такие затраты. Площадку отдали государственному объединению «Минскстрой». Сейчас застройщик продолжает проектирование жилого района и готовится к реализации имущественных прав жильцов — это все, что нам удалось узнать в «Минскстрое».

Район весьма атмосферный — этакий суровый пролетарский городок. Большинство домов возведены в 1958—1960-х годах — типичные для того времени «двухэтажки» с подъездами на восемь квартир. Больших квартир здесь нет, только «однушки» и полуторки площадью до 38 квадратных метров.

Несмотря на общую запущенность (дома стоят без капремонта 60 лет), район производит приятное впечатление. Соразмерная человеку жилая среда не давит на психику, дворы не забиты машинами, под окнами разбиты душевные палисадники, на веревках сушится белье.

На фасадах заметна термошуба: люди не ждут капитального ремонта и сами утепляют свои квартиры.

— Эти дома строили наши отцы, работники тракторного завода. Возвращались со смены и строили. В 40-м доме жил инженер, он курировал процесс. Здесь и сейчас много кто работает на МТЗ, — рассказали нам местные жители.

Люди вспоминают, что раньше район уже пытались уплотнить.

— Как-то частник сюда сунулся, хотел снести сараи и построить высотки. В нагрузку его хотели обязать расширить дорогу — отказался, — говорит женщина. — Сейчас «Минскстрой» за нас взялся. А многие люди не хотят уезжать, даже Лукашенко письмо писали, чтобы здесь остаться.

— Конечно, район ведь хороший. Ботанический сад, Слепянский канал. Да и работа рядом. На утреннюю смену удобно добираться, — поддерживает разговор еще одна заводчанка. — Тут многие с удовольствием остались бы жить, только коммуникации надо обновить. А ремонт в квартирах и утепление люди и сами могут сделать.

«Переезд в квартиру — это ухудшение жилищных условий»

За последние 15—20 лет практически вся территория Сельхозпоселка между улицами Леонида Беды и Восточной ушла под многоквартирную застройку. В ближайшие годы на этом отрезке исчезнут последние островки частного сектора.

Два квартала в границах улиц 1-й Базисной — Леонида Беды — 1-й Поселковой — Восточной застроит ООО «ТЕНКинвест», заполучившее это право на аукционе в конце 2018 года. Компания известна по ЖК «Александров парк» и ЖК «Акварель» в Боровлянах.

Отселение здесь уже началось, жильцы сами демонтируют свои дома.

— В I квартале 2020 года планируем приступить к строительству первого дома, — говорят в офисе застройщика. — Всего будет четыре дома высотой 16 этажей и паркинг. Пока отселены люди, попадающие в зону строительства первого дома. Квартиры для них выделяются в Советском и Первомайском районах. Кто-то берет денежную компенсацию.

Два соседних квартала — от 1-й Поселковой до улицы Лукьяновича — четыре года назад уже пытались продать на аукционе для коммерческих застройщиков. Тогда никто не рискнул, и площадку отдали УКСу Советского района.

До отселения этих кварталов дело пока не дошло. Уточняются имущественные интересы собственников, разрабатывается проект застройки. Здесь собираются возвести два десятиэтажных дома.

— Почему предлагают только денежную компенсацию (не всегда справедливую, на мой взгляд) или квартиры? — задается вопросом один из местных жителей, пожелавший не упоминать его имени в статье. — Мы всю жизнь прожили в доме. Переезд в городскую квартиру, какой бы она ни была, — для нас это ухудшение жилищных условий. Почему нельзя выделить для таких, как мы, переселенцев участки в Зацени, например? Мы не претендуем на участки в Дроздах, но дайте людям адекватный вариант без потери качества жизни.