13 снежня 2019, Пятніца, 11:56
Засталося зусім крыху
Рубрыкі

Чили жжет

2
Чили жжет
ФОТО: REUTERS

Как повышение цен на метро обернулось протестами.

С начала октября в Чили продолжаются протесты из-за повышения цен на метро в Сантьяго — столице страны. К 18 октября поначалу мирные акции переросли в столкновения, которые привели к погрому станций метрополитена, поджогу торговых центров и автобусов. Погибли 11 человек, задержаны около 1,5 тысяч. Президент Чили Себастьян Пиньера отменил решение о повышении цен, однако беспорядки продолжились. В столице и ряде городов было введено чрезвычайное положение, в крупные города стянуты войска и бронетехника. Ведущая научная сотрудница Института Латинской Америки РАН Людмила Дьякова рассказала The Insider, почему подорожание стоимости проезда так разозлило чилийцев и к чему могут привести погромы в стране.

Нынешний президент Себастьян Пиньера — возглавляет правоцентристское правительство, которое пришло к власти в начале 2018 года. Оно имеет неолиберальный уклон, который особенно заметен на фоне предыдущего правительства, в 2014–2018 годах возглавляемого социалисткой Мишель Бачелет. Ее правительство приняло ряд важных социальных реформ — в первую очередь, создание бесплатного высшего образования (с 1981 года, то есть еще со времен Пиночета, оно было платным). Она предлагала вводить его постепенно, сначала распространяя на 70% беднейшей молодежи. Это спровоцировало очень большие массовые ожидания, в первую очередь среди молодых людей.

Заканчивая свое президентство в 2018 году, Бачелет оставила эти огромные социальные ожидания и надежды, которые, как оказалось, реализовать на практике очень сложно. Но поскольку находиться два срока подряд на президентском посту в Чили нельзя, ей пришлось уйти, а следующие выборы выиграл с небольшим перевесом правоцентрист, миллионер Себастьян Пиньера. Он не собирался отменять никаких социальных инициатив, иначе бы не выиграл эти выборы. Максимум, что он предлагал, — несколько скорректировать экономическую эффективность реформ Бачелет.

Он обещал, что будет содействовать экономическому росту, потому что социальную политику нужно оплачивать, нужны деньги в бюджет. Обещал, что будет думать о малом и среднем бизнесе, что будет развивать все социальные программы, принятые до него. Но у Пиньеры в нижней палате, которая должна одобрить все его законопроекты, нет большинства, и практически все его инициативы блокируются мощной левой оппозицией. Поэтому за прошедшие два года с большим трудом прошла только частичная налоговая реформа для улучшения экономических условий для малого и среднего бизнеса. Все реформы Пиньеры встречают очень жесткую критику в палате депутатов, особенно среди оппозиционных ему левых партий.

6 октября 2019 года правительство Пиньеры решает повысить проезд в метро с 800 до 830 песо (примерно с $1.12 до $1.17, на три рубля). До этого в январе цена проезда поднималась еще на 20 песо. Система оплаты в чилийском метро очень дифференцирована: студенты, школьники и пенсионеры имеют очень большие льготы, которые никто не собирался отменять. Планировалось поднимать плату за проезд для работающей категории — для тех , кто ездит в самые загруженные часы.

Тем не менее именно школьники старших классов, а потом уже студенты вышли на стихийный, организованный по социальным сетям массовый протест. Протесты начались 7 октября, и всю первую неделю они не носили жесткого и агрессивного характера — были больше похожи на небольшие протестные акции. У этих протестов не было единого лидера, студенты и школьники не принадлежали ни к какому-то политическому движению, ни к политической партии. Они быстро поняли, что правительство не обращает на них никакого внимания, и к 17–19 октября в Сантьяго были полностью разгромлены более 40 станций метро из 100: выбиты стекла, сожжены и разбиты будки для продажи билетов, сломаны эскалаторы. Ущерб составил примерно $700 млн, и все это сделали школьники и студенты.

Крупные города страны — Сантьяго, Вальпараисо, Консепсьон — были практически парализованы студенческими волнениями. Плюс были стычки с полицией.

Протестующие быстро поняли, что правительство не обращает на них никакого внимания, и к 17–19 октября в Сантьяго были разгромлены более 40 станций метро

Президент объявил чрезвычайное положение в 11 из 16 регионов страны. На улицы для охраны порядка выходит не только полиция, но и войска. И это является очень опасным и серьезным моментом, потому что военных на улицах чилийских городов не было с 1990 года. Правление Пиночета закончилось в 1990 году, после этого Чили стала демократической страной, и военные строго признали новые правила жизни. Они много раз подчеркивали, что служат демократическому государству, что они никогда не выйдут на улицу как представители военных структур, которые желают вмешаться в политику. И вот впервые за 30 лет они выходят на улицу.

Правильным или неправильным было это решение, сказать сложно, но получается, что правительство действительно прибегло к силе, к которой демократическая власть должна прибегать только в самых крайних случаях. Насколько этот случай крайний, сказать сейчас очень трудно. Пиньера — представитель правоцентристской силы, а его будут обязательно обвинять в традиции «пиночетизма». Это очень опасно для страны, в которой военный режим существовал 17 лет, с 1973 по 1990 год.

Повышение цен на проезд — это, конечно, только повод, в который вылилось массовое недовольство молодежи. За 30 лет, которые Чили живет как демократическая страна, было сделано очень много по социальной политике — в частности, по сокращению бедности, которая при Пиночете была 40%, а сейчас составляет 8%. При этом нищета — менее 2%, а при Пиночете была практически 20%. Чили по абсолютным цифрам — одна из самых благополучных стран в Латинской Америке, но реально в ней существует огромное социальное неравенство, которое больше всего воздействует на молодежь. Это раздражение богатыми и вылилось в молодежные протесты.

Затихнут ли протесты от того, что правительство решило пока оставить решение о подъеме цен на проезд или вообще его отменить? Не уверена. Может быть, затихнут на какое-то время, может, не будут выражаться в такой агрессивной форме, но, скорее всего, будут продолжаться, потому что молодежь чувствует себя обманутой. Это гораздо более благополучное общество по сравнению с началом 90-х, но гораздо более неудовлетворенное.

Военный режим Пиночета ввел неолиберальную экономическую модель. В экономическом плане эта модель существовала без изменений и в 90-е годы, и в 2000-е, и демократические правительства не могли ее менять, потому что успешная экономика давала возможность и для роста бюджета, и для роста социальных расходов. Кроме того, политическая ситуация в Чили была построена на внутренних договоренностях между правительством, бизнесом, правой частью общества, широкими слоями. Это была система взаимных соглашений, а сейчас получается, что она рушится, потому что левые партии в чилийской палате депутатов представлены Коммунистической партией и новым леворадикальным движением «Широкий фронт» — это объединение первоначально небольших левых альтернативных групп.

На президентских выборах 2017 года в первом туре его кандидатка Беатрис Санчес набрала 20% голосов, что очень много для человека буквально из ниоткуда. Она была журналисткой, но не была политиком, и во главе только возникшего объединения получила 20% голосов, а это леворадикальное движение, которое настроено очень враждебно к существующей экономической системе, к существующим президенту и правительству.

Получается, что сейчас поднимается радикализм на левом фланге, которые вообще против любых компромиссов, и в свою очередь он усиливает правый радикализм, то есть небольшую, но существующую часть общества — не больше 10% — но их голос тоже слышен. Они будут говорить, что нужно ввести войска по-настоящему, надо защищать свою страну и порядок на улицах. Для страны, которая 30 лет существовала мирно, хотя и имела проблемы, это может иметь очень серьезные последствия, потому что оказались нарушены внутренние границы. Границы эти состояли в соблюдении Конституции, проведении демократических выборов и нахождении армии в казармах — чтобы никогда больше не повторилось то, что было во время переворота 1973 года. Сейчас на массовый протест выходят вчерашние дети и подростки, а чтобы их усмирить, на улицы выходит армия. Что в этой ситуации ждать обществу, очень сложно сказать.