15 снежня 2019, Нядзеля, 6:39
Засталося зусім крыху
Рубрыкі

Лев Марголин: Госсектор в Беларуси превратился в чемодан без ручки

3
Лев Марголин: Госсектор в Беларуси превратился в чемодан без ручки
Лев Марголин

Нужны инвестиции, которых нет.

Ситуация в белорусской экономике не устраивает правительство. Такой диагноз поставил премьер-министр Сергей Румас на заседании Совмина по итогам работы в январе-сентябре 2019г. Почему премьер оценил работу подчиненных как плохую и какие перспективы дает обещанный план на следующий год? Об этом «БелГазета» побеседовала с экономистом Львом Марголиным.

«Ни один здравомыслящий предприниматель не пойдет в страну, которая не гарантирует защиту инвестиций»

- Инфляция удерживается в рамках, бюджет исполняется, ЗВР на 1 ноября выросли до $9,2 млрд, реальные денежные доходы населения в январе-августе выросли на 6,8%. Тогда почему ситуация в экономике не устраивает правительство?

- Давайте разберемся. Уровень инфляции не зависит от правительства, этот процесс регулируется Национальным банком. Если Нацбанк проводит жесткую денежную политику, то и инфляция снижается. Смысл инфляции очень прост: количество денег должно соответствовать количеству товара. Как только денег становится больше, товар начинает дорожать, чтобы вернуться к балансу.

Уровень золотовалютных резервов - тоже не заслуга правительства. Если ЗВР росли за счет увеличения экспорта, тогда этот показатель можно было бы записывать на счет правительства. К росту ЗВР привел рост стоимости золота - это чисто номинальное увеличение резервов, потому что золото дорогое, пока его не продают, а как только начинают продавать, оно дешевеет. Золото - неликвидный товар, в отличие от свободно конвертируемой валюты.

Второй источник роста - размещение белорусских бондов как внутри страны, так и за рубежом. Опять-таки никакой заслуги правительства в том нет: если бы Совмин разместил бонды под 4-5%, тогда можно бы поаплодировать правительству, но размещают их под 8-10%, не ниже. А это означает, что мы вынуждены размещать бонды, но тем самым вешаем на себя еще больший долговой груз.

И реальная зарплата какая-то странная у нас: то, что мы видим в официальной статистике, почему-то не видим в расчетных листках. По статистике реальная зарплата растет, а вакансии в регионах как были на BYN300-400, так и остались.

А вот выполнения показателей, которые зависят от правительства (рост экономики, рост производительности труда, рост экспорта), мы не видим. Поэтому у Румаса есть все основания быть недовольным собой и Совмином.

«НУЖНЫ ИНВЕСТИЦИИ, КОТОРЫХ НЕТ»

- «Очевидно, что замедление темпов роста ВВП обусловлено отрицательной динамикой в ключевых отраслях экономики. Замедляются темпы роста промышленности. За девять месяцев объем промышленного производства составил 100,7%, не решается системная проблема - отсутствие оборотных средств», - заявил Румас. Что помешало выполнить названные прогнозные показатели?

- Представим себе картину: токарь вытачивает болты на токарном станке, выпущенном 50 лет назад. Можно, конечно, токаря прижать, запретить курение во время работы, сделать ярче освещение, чтобы веселее работалось, но производительность его труда ограничена станком. Чтобы увеличить производительность труда, нужно поставить современный станок. И производительность может вырасти сразу в два, в пять раз. Правительство пытается улучшить условия труда, повысить дисциплину, ужесточить ответственность директоров и министров, но не в том корни проблемы. Нужны инвестиции, которых у нас нет, потому что ни один здравомыслящий предприниматель не пойдет в страну, которая не гарантирует защиту инвестиций. Его не интересует прибыль, потому что она во многом зависит от его усилий и возможностей, а сохранность вложенных в страну денег зависит от принимающей стороны. Гарантировать же сохранность инвестиций Беларусь не может: никакие личные гарантии Лукашенко в данном случае не работают.

Для защиты инвестиций нужна независимая судебная система, а силовые органы должны превратиться в правоохранительные - этого Лукашенко сделать не может, потому что это один из главных рычагов удержания власти. С одной стороны, ему нужно обеспечить защиту инвестиций, а с другой - он не может выпустить из-под своего влияния силовые структуры.

- Румас акцентировал внимание на «критически низкой критически низкой производительности труда, в первую очередь в государственном секторе». Чем сегодня госсектор является для белорусской экономики?

- Тем самым чемоданом без ручки, который и нести трудно, и бросить жалко. Нести трудно, потому что в экономике не сделано элементарное, то, чего много лет добиваются Международный валютный фонд и Всемирный банк - хотя бы разделить функции собственника и управления. Все предприятия относятся к министерствам, которые являются и собственниками, и управляют предприятиями. Поэтому министерства вынуждены выполнять взаимоисключающие задачи: с одной стороны, нужно сохранить численность работников, с другой - надо повышать производительность труда.

«КОМУ ТАКОЙ ПРОГРЕСС НУЖЕН?»

- По-хорошему надо было бы сделать одну простую вещь - аудит всей государственной собственности, оставить в руках государства только то, что крайне необходимо. Я как либерал вообще считаю, что у государства собственности быть не должно, оно должно создавать правила и контролировать их выполнение. Но я согласен, что на определенном этапе не обязательно бросаться в крайности и все распродавать или отдавать, но понять, что государство имеет в руках и что с этим делать дальше, критически необходимо. Госсобственность и является тем самым камнем преткновения, из-за которого международные доноры не хотят помогать Беларуси. Проведение аудита, инвентаризации дало бы возможность определиться: что оставить у государства, закрепить за фондом Госимущества, у которого будет только одна цель - цель собственника, значит, зарабатывать на этих предприятиях как можно больше. Собственника не должно интересовать, что и как производят предприятия. Другие предприятия надо реструктуризировать и продать, а третьи предприятия, возможно, дешевле и проще закрыть. Хотя и здесь есть проблема: государственные предприятия решают еще и социальную функцию, т.е. дают работу, зарплату - пусть и крайне низкую. Особенно это касается районных центров, небольших городов.

- Глава правительства анонсировал план неких системных мер для ускоренного роста экономики, реализация которых запланирована на 2020г. О каких мерах может идти речь?

- Бывали периоды, когда мы выдавали более четкие планы, Лукашенко издавал директивы. Но анализ директив, многим из которых уже перевалило за десять лет, показывает, что они выполнены на 10% - максимум 25%. Существуют вещи, которые принципиально невозможны при правлении Лукашенко. И Румас, и предыдущие руководители правительства прекрасно понимали и понимают, что происходит в стране, но каждая попытка убедить Лукашенко в необходимости реформ наталкивается на жесткий отпор.

Интересный момент состоит в том, что Беларусь в нынешнем году упала в рейтинге Всемирного банка Doing Business, и это власти восприняли достаточно болезненно: мол, мы же движемся вперед. Но движение смешное получается и только по тем направлениям, которые не грозят устоям существующего строя: раньше предприятие можно было зарегистрировать за семь дней, а теперь - за шесть с половиной. Прогресс? Прогресс. Но кому такой прогресс нужен?.. Если бизнесмен увидел для себя возможности в Беларуси, то его не интересует, неделю ему придется потратить на регистрацию предприятия или две. А действительно серьезные вещи, которые интересуют инвестора, остаются на прежнем месте или даже откатываются назад.

«ПРОСТО БЕРУТ И ПИШУТ НУЖНЫЕ ЦИФРЫ»

- Премьер признает, что традиционная экономика неэффективна, а для достижения BBП в $100 млрд к 2025г. нужны структурные изменения. Похоже, об этом не знают только младенцы. На кого рассчитаны эти заклинания?

- Румас напоминает пловца, которому связали руки за спиной и пустили в большое плавание. Единственное, на что он способен, - удержаться на плаву; добиться серьезных результатов в подобных условиях невозможно. Чтобы за шесть лет увеличить экономику с 60 до 100 млрд, или на 67%, нужно, чтобы ежегодно она прирастала не меньше чем на 9%. Ежегодно! 9% - это темпы японской, корейской, гонконгской экономики, но никак не белорусской. За прошедшие 25 лет самое высокое достижение белорусской экономики - рост на 7%, да и то лишь единожды. Даже Украина, которая провозгласила системные реформы, не замахивается более чем на 40% к концу 2025г. А наши уже насчитали 67%.

- Давайте попробуем абстрагироваться от правительственных прожектов и трезво взглянуть на ситуацию. 2020-й - год президентской кампании. Надо же электорату подсластить пилюлю стагнации.

- Максимум, который нас ждет, - рост на 1,9%. Может быть, Белстат еще раз извернется и укусит себя за ухо и покажет не 1,9%, а 2,5%. Но это не рост: все, что в пределах 3% - статистическая погрешность. Ни о каких 9,8% или даже 4,5% речь не идет. Соответственно, каждый школьник может взять калькулятор и подсчитать, что будет, если нынешние $60 млрд каждый год будут расти на 2%. В лучшем случае $60 млрд вырастут до $65 млрд. но никак не до $100 млрд.

Сейчас никто не заморачивается придумыванием хитрых способов фальсификации выборов: просто берут и пишут нужные цифры в протоколах. Мне кажется, эта тенденция постепенно захватывает и сферу экономики. Если раньше приходилось хоть как-то объяснять озвучиваемые цифры, то сейчас никто этим не заморачивается. Расчет на то, что умеющие считать уже все давно подсчитали, а не умеющие, возможно, проглотят $100 млрд. Точно так же, как в свое время власти обещали среднюю зарплату $500, позже - $1000. Возможно, к президентским выборам Лукашенко придумает новую фишку, которой поделится с электоратом во время так называемого традиционного послания парламенту и народу.