16 снежня 2019, панядзелак, 7:56
Засталося зусім крыху
Рубрыкі

Путин испугался Гааги

10
Путин испугался Гааги

Сначала в Кремле могли тянуть время, но сейчас процесс ускорился.

На самом деле, основной причиной того, что Россия наконец-то вернула захваченные украинские корабли - это то, что в Гааге начинается слушание дела о захвате трех украинских кораблей в акватории Азовского моря по сути. Так как 21-22 ноября начинается рассмотрение в уже созданном арбитраже соответствующего вопроса против Российской Федерации по содержанию. То есть, приказ Международного трибунала по морскому праву, принятый в мае этого года, был мерой пресечения, которую Россия должна была выполнить. В этой ситуации невыполнение меры пресечения явно не улучшит позицию защиты России в арбитраже.

И поэтому, во-первых, они вынуждены передавать корабли сейчас. Во-вторых, длительное время они оттягивали этот момент и понимая политическую составляющую этого вопроса, они пытались получить от нас прямые уступки разного характера. Это мог быть обмен на другие суда, которые были задержаны Украиной в материковых портах, это могли быть некоторые политические действия, некая измененная или же неизменная позиция Украины по вопросу Азовского моря в не совсем выгодных для нас измерениях (например, в вопросах совместных протоколов по рыболовству) и т.д.

То есть сначала они могли тянуть время, но сейчас процесс ускорился.

Отмечу, что выполнение приказа Международного трибунала является безоговорочным, то есть оно не требует выполнения каких-либо обязательств со стороны Украины. Единственное, что мы могли делать (и делали) со своей стороны – это переговоры о пути выполнения. То есть где именно забрать корабли, каким способом - буксированием или перегнать нам корабли железнодорожным вагоном, так как они не настолько громоздкие. Это и было предметом для переговоров, но все же сама по себе передача кораблей – односторонний шаг, и любые уступки в этом вопросе неуместны.

Если мы и могли пойти на определенные уступки, но не правовые, а политические, так как там ранее были люди, которые, согласно Конституции, являются наивысшей ценностью, был вопрос железа. И хоть это важно для международного права, у государства Украины не было такого обязательства выворачиваться наизнанку и делать все, чтобы вернуть себе эти корабли. Пошли ли мы на какие-либо в части передачи россиянам какого-либо имущества – я об этом не слышал. По крайней мере, у меня нет оснований считать, что мы им что-то отдаем.

Борис Бабин, бывший постоянный представитель президента Украины в Автономной Республике Крым, "Главред"