27 студзеня 2020, панядзелак, 11:47
Засталося зусім крыху
Рубрыкі

Кто и почему верит в теории заговора

35
Кто и почему верит в теории заговора

Конспирологические теории давно вышли за пределы камерных форумов в Сети и разговоров на кухнях.

Cегодня о них можно прочитать в газетах и услышать по ТВ. Их сторонники считают, что Земля плоская, первые лица государств – инопланетяне-рептилоиды, а ВИЧ выдумали фармакологические компании. Разберемся, какие особенности нашего восприятия делают конспирологию такой привлекательной и может ли вера в мировой заговор нанести реальный ущерб, пишет Naked science.

Кто верит в конспирологию

Конспирологические теории – концепции, согласно которым за определенными значимыми для общества явлениями и событиями стоит заговор небольшой, но крайне влиятельной группы лиц. Распознать такую теорию (к примеру, в интернете) несложно. Авторы текстов редко дают ссылки на научную литературу, зато постоянно обращаются к эмоциям читателя: его страхам, тревоге, неуверенности.

Появление таких идей связывают со многими чертами человеческой психики. В 2016 году группа британских психологов пришла к выводу: к конспирологии чаще обращаются люди, переживающие сильный стресс. В опросах приняли участие 420 взрослых американцев – их просили оценить свой уровень тревожности и рассказать, в насколько сильных стрессовых ситуациях они побывали за последние полгода. Потом опрошенным предложили список популярных в США конспирологических концепций: от «лунного заговора» (что якобы люди никогда не были на спутнике Земли, а все документальные кадры сняли в павильонах Голливуда) до идеи о том, что убийство Мартина Лютера Кинга спланировали спецслужбы. Чем сильнее человек переживал из-за стрессовых событий в жизни, тем выше была вероятность, что он окажется сторонником одной или нескольких теорий заговора. На эту связь не влияли ни пол, ни достаток респондентов. По словам авторов работы, стресс бьет по нашей способности мыслить аналитически. В тяжелые времена человек более склонен отыскивать закономерности там, где их нет, – это способствует вере в конспирологию.

Авторы исследования 2002 года, опубликованного в журнале Political Psychology, выделяют и другие качества любителей конспирологии. Ученые выяснили, что студенты, верящие в теории заговора, отличаются более низкой самооценкой и чаще испытывают чувство беспомощности. Повлиять на увлечение такими идеями могут и психологические травмы детства – об этом сообщили психологи из Кентского университета в 2018 году.

Поначалу кажется, что высшее образование и общая эрудиция надежно защищают от возможности поверить в заговор рептилоидов. Однако исследования показывают: среди фанатов конспирологии немало интеллигентных людей. Согласно исследованию ВЦИОМ от 2014 года, 45% опрошенных россиян верят в существование тайного мирового правительства, а среди респондентов с высшим и неоконченным высшим образованием таких 51%.

Почему конспирология так привлекательна

Ученые считают: вера в теории заговора может быть побочным эффектом некоторых особенностей психики, которые позволяли нам выживать в далеком прошлом. Одна из этих особенностей – склонность искать закономерности во всем окружающем. Она до сих пор ярко проявляется в зрительных иллюзиях (парейдолиях), когда мы видим очертания лиц в облаках или узорах на обоях. Когда-то это умение спасало жизни наших предков: выживали те, кто смог вовремя заметить малейшие признаки надвигающейся беды – скажем, приближение врага.

Опыт показывал, что «лучше перебдеть, чем недобдеть» – и такие особенности восприятия закрепились у людей надолго. Однако современный человек ежедневно имеет дело с огромными объемами информации – такого его осторожный предок не мог и вообразить. Поэтому восприятие может давать сбой и отыскивать связи там, где их нет. Так работают многие теории заговора, основанные на логической ошибке, известной как «после – не значит «вследствие»: например, идея о том, что вакцины способны вызвать аутизм.

Другая причина популярности теорий заговора – искажение пропорциональности. Это особенность восприятия, в силу которой мы считаем, что за важными событиями непременно стоят глобальные причины, а не действия отдельных людей или цепь случайностей. Искажение пропорциональности хорошо заметно в теориях, по которым некоторые события были подстроены реальными политиками или вымышленным «мировым правительством».

К примеру, такая теория выросла вокруг массового убийства в американской начальной школе «Сэнди-Хук» в 2012 году. Прокурор штата Коннектикут, рассмотрев дело, пришел к выводу: убийца 20 детей и семерых взрослых (в том числе собственной матери) спланировал преступление в одиночку. Однако одна из теорий заговора вокруг события гласит, что никакой стрельбы в школе не было вовсе: якобы все отчеты, фотографии и показания свидетелей сфальсифицировало американское правительство, чтобы ужесточить контроль за владельцами оружия.

Верить в конспирологию многих заставляет «предвзятость подтверждения» (склонность к подтверждению своей точки зрения, confirmation bias): люди придают больший вес свидетельствам, подтверждающим то, во что они уже верят. Это искажение иногда сочетается с коллективным давлением. Если близкие человека придерживаются определенных идей, он может разделять их, даже если в глубине души не совсем согласен. Мы поступаем так, чтобы не ставить под угрозу отношения с родными и не вредить своему статусу в обществе.

Кроме того, известно: вера в конспирологию дает человеку ощущение собственной значимости и уникальности. Сторонник такой концепции считает, что обладает тайным знанием, недоступным окружающим. В 2016 году британские психологи выяснили, что теории заговора особенно привлекательны для людей, склонных к проявлениям нарциссизма.

Конспирология убивает?

Может показаться, что конспирология сегодня – лишь невинное хобби, а ее поклонники не могут всерьез повлиять на жизнь общества. Но так ли она безобидна?

Пожалуй, легче всего заметить вред теорий заговора, связанных с медициной. В последние годы в России прошло несколько судебных процессов против родителей, которые не соглашались лечить своих ВИЧ-положительных детей, считая, что вирус – выдумка врачей и фармкомпаний. В январе 2018 года суд вынес приговор жительнице Тюмени, отказавшейся от терапии для ВИЧ-положительной дочери (девочка умерла в возрасте трех лет). Осенью 2017-го похожее дело рассмотрели в Пермском крае: мать умершего восьмилетнего мальчика приговорили к полутора годам лишения свободы. Известно, что обе женщины разделяли идеи ВИЧ-диссидентов – сторонников конспирологической теории о том, что вируса иммунодефицита человека не существует.

Еще одна опасная «медицинская» теория заговора – выступления против вакцинации. Противники прививок считают, что те способны вызвать некоторые опасные заболевания (здесь проявляется логическая ошибка «после – не значит «вследствие»). С активностью антивакцинаторов ученые связывают, например, вспышки кори, которые зарегистрировали во многих странах в 2015-2017 годах. О росте заболеваемости говорят врачи в США, Великобритании, Германии, Франции и Японии. При этом препаратов для специфического лечения кори сегодня нет, бороться можно только с симптомами болезни: болью и лихорадкой. Главный способ избежать кори – профилактика с помощью вакцины. По данным Всемирной организации здравоохранения, самому высокому риску подвергаются непривитые дети.

Авторы работы, опубликованной в журнале JAMA Pediatrics в 2015 году, считают: именно отказ от прививок привел к вспышке кори, которая началась в калифорнийском Диснейленде и распространилась в 14 штатах. Скорее всего, болезнь в парк развлечений привезли с Филиппин – впоследствии вирус оказался генетически близок к тому, который в 2014 году вызвал вспышку на азиатских островах. Ученые поясняют: корь очень заразна, поэтому для надежной защиты от вспышек болезни вакцину должны получить 96-99% населения. По данным исследователей, в Калифорнии вакцинировали лишь 50-85% людей, поэтому заболевание смогло распространиться.

Эпидемия конспирологии

Психологи приходят к выводу: как и болезни, теории заговора могут быть заразны. Это подтвердил эксперимент ученых из Кентского университета с участием 246 американцев. Им дали прочитать разные тексты: в одних автор поддерживал мысль об опасности вакцин, в других – отрицал ее. Затем волонтеров попросили представить ситуацию: врач рекомендовал сделать их воображаемой восьмимесячной дочери Софи прививку против вымышленного вирусного заболевания, которое может вызвать лихорадку и рвоту. Участники рассказали, с какой вероятностью они согласились бы вакцинировать Софи.

Те, кто читал текст об опасности прививок, намного реже соглашались прививать девочку. Так реагировали и те, кто изначально не верил в теорию заговора фармкомпаний. В 2012 году те же психологи выяснили, что чтение статей о конспирологии уменьшило у волонтеров желание проголосовать на вымышленных выборах.

Показать скрытое

Что можно противопоставить вере в тайные сообщества, помимо знаний о концепциях современной науки? Во-первых, информацию о том, как работают СМИ. В 2017 году американские исследователи в области теории медиа установили, что ослабить страсть к поиску заговорщиков помогает понимание принципов работы журналистов.

Ученые опросили 397 молодых американцев, чтобы выяснить, насколько они разбираются в работе современных медиа. Волонтеры ответили на вопросы о том, как, по их мнению, финансируется деятельность новостных редакций в США, и о характерных чертах освещения политических событий в прессе. Затем людям предложили оценить, насколько они верят в определенные теории заговора – например, о том, что Барак Обама родился не в США. Те, кто лучше разбирался в работе СМИ, были менее склонны верить конспирологам. «Иммунитет» работал, даже если теория хорошо вписывалась в политические взгляды опрошенного.

Кроме того, хранить секреты непросто, и чем больше людей входят в гипотетический заговор, тем быстрее он раскроется. В 2016 году британский математик Дэвид Роберт Граймс вывел формулу, позволяющую вычислить, с какой вероятностью раскроется определенный сговор, учитывая число его участников. Для этого ученый использовал данные об уже раскрывшихся секретных операциях. Затем Граймс применил свою формулу к гипотетическому «лунному заговору». Выяснилось, что для подделки съемок с Луны нужны слаженные усилия как минимум 411 тысяч человек – и такой заговор не продержится дольше четырех лет.

Задавать вопросы, сомневаться и мыслить критически действительно очень важно. Но стоит учитывать: те, кто играет на тревоге аудитории, задавая вопрос «кому это выгодно?», могут и сами действовать далеко не бескорыстно.