25 чэрвеня 2019, aўторак, 5:37
Мы ў адной лодцы
Рубрыкі

«Мы помогли Майдану выстоять»

4

Истории женщин украинской революции.

Одна пришла на Майдан в 21 год, другая в 15. Обе были серьезно ранены. DW рассказывает о вкладе украинских женщин в "Революцию достоинства" и о том, как сложилась их судьба по прошествии 5 лет.

"Я умираю!" Такой твит 20 февраля 2014 года написала в машине скорой помощи истекающая кровью 21-летняя медсестра-волонтер Майдана Олеся Жуковская.

Утром того дня пуля снайпера, который расстреливал активистов с крыши одного из зданий, угодила ей в шею, около сонной артерии. И прошла навылет. "Я подумала, что умру. И это был мой прощальный месседж миру", - рассказывает Олеся DW.

Олеся Жуковская

Мы стоим на площади Независимости на том самом месте, где ее ранили. Олеся в какой-то момент снимает шарф и показывает шрам на шее. С одной стороны он едва виден, а вот с другой... Врачи хорошо потрудились, чтобы скрыть рваные раны от выходящей пули. Олеся говорит, что ранение повлияло на иммунитет, изуродовало ее улыбку - она теперь не симметрична. Но, по ее мнению, ей очень повезло: "То, что пуля попала не в сонную артерию, а зацепила только ее ветвь. То, что я не упала, меня подхватили мужчины и повели к скорой, которая рядом стояла. И то, что пробок на дорогах не было..."

"Невыносимо находиться без движения"

Олеся до Майдана работала по направлению медучилища в одном из сел на Западной Украине. Родом она из Тернопольской области. Решение приехать в Киев она приняла после того, как в ночь на 30 ноября 2013-го сотрудники спецподразделения "Беркут" жестоко избили в украинской столице участников мирного протеста. "Я ведь из Западной Украины и не могу с таким мириться", - объясняет она DW.

Такое же решение приняла тогда и 15-летняя Виктория Романчук из Волынской области. Она приехала на Майдан в начале декабря. Несмотря на свой возраст, постоянно рвалась на линию огня. Признается, что многие, узнав, сколько ей лет, велели ей уезжать домой, к родителям. Но, девушка упорно продолжала носить теплый чай на первую линию баррикад: "Настоящие люди были именно там, там, где было сложнее всего. И я была одной из немногих, кто туда ходил". Виктория вспоминает, что часто буквально "валилась с ног", но не могла уйти с Майдана: "Глядя на этих людей, в их глаза, я понимала, что пойду еще и еще". Виктория Романчук была ранена 18 февраля - у ног разорвалась граната. У нее было полсотни рваных ран на ногах, верхней части тела. Врачи до сих пор вытаскивают из нее мелкие осколки. Ее перевязывали у кого-то в квартире, а потом возили на лечение в Михайловский монастырь, поскольку активистам тогда было опасно лечиться в больницах. Виктория вспоминает, что иногда не хватало обезболивающего, но страдала не от этого: "Находиться без движения было невыносимо! Что ты не можешь пойти и помочь ребятам!"

Виктория Романчук

"Мы делали все, чтобы Майдан выстоял"

Майдан собрал со всей страны тысячи разных женщин. Они вытаскивали раненых из-под огня снайперов. Организовывали сбор теплых вещей, щитов, шлемов, касок. Они круглосуточно готовили еду на своих кухнях и носили на баррикады. Многие стояли там вместе с мужчинами.

Среди героев Небесной сотни - 28-летняя Ольга Бура из Львовской области. Она голыми руками разбирала брусчатку для строительства баррикад, получила заражение крови и умерла. 62-летняя ликвидатор аварии на ЧАЭС Антонина Дворянец из Броваров пыталась словами остановить "беркутовцев", которые избивали активистов, но сама погибла под их дубинками. Через 5 лет после Майдана Виктории Романчук уже 21. И она не без восторга говорит, что вокруг нее было "множество мужественных женщин": "Мы сделали все, чтобы Майдан выстоял. Ребята держали щиты, а мы стояли за ними. И были тем самым настоящим, надежным тылом".

Мемориальная доска памяти Ольги Буры на аллее Героев Небесной сотни в Киеве

"Я бы еще раз пошла на Майдан!"

Прощальный твит Олеси Жуковской 20 февраля 2014-го подарил ей сотни друзей по всему миру. Совершенно незнакомые люди начали оказывать ей помощь, высказывать слова поддержки. Олеся говорит, что это очень помогло ей и во время лечения, и после. Она смогла избежать депрессии: "Я просто поняла, что такое ценить жизнь".

Раненые защитники Майдана не хотят ложиться в государственные больницы

Олеся после Майдана больше занимается спортом, посещает курсы саморазвития, и уже заканчивает медицинский университет. Хочет стать врачом-офтальмологом. Девушка признается, что ее несколько обижает то, что Майдан, его участников вспоминают теперь только накануне круглых дат. Она также часто слышит и не всегда приятные оценки революции. Но это не меняет ее убеждения в том, что после Майдана в Украине позитивные изменения происходят, просто это не быстрый процесс: "А то, что война на востоке, то этого, конечно, никто не ожидал. Это самое больное. Главное, чтобы она быстрее закончилась".

Для Виктории Романчук подтверждением позитивных изменений в стране является ее профессиональная сфера - искусство. Она считает, что революция дала "просто невероятный старт " развитию украинской музыки, кино, живописи. После Майдана она закончила академию искусств, уже выставляет свои работы. Живопись стала своеобразной психотерапией, которая помогает ей в жизни. Виктория знает, что не все, даже майдановцы, разделяют ее позитивную оценку результатов революции. Но она уверена: Майдан Украине был нужен. "Если бы я знала, что со мной произойдет подобное, я бы еще раз пошла на Майдан, чтобы запустить все эти преобразования в обществе!" - сказала она напоследок DW.