21 траўня 2019, aўторак, 19:26
За нашу і вашу свабоду!
Рубрыкі

Тихий новичок

2
Фото: Getty Images

Что делают китайские военные в горах Центральной Азии?

"На две мили выше уровня моря, в негостеприимных горах Центральной Азии за старым проходом в Афганистан наблюдает новая сила. Это Китай. На протяжении, по крайней мере, трех лет китайские военные без лишнего шума мониторят этот перевалочный пункт в Таджикистане рядом с западным рубежом Китая", - сообщает The Washington Post (перевод – inopressa.ru).

Об этом свидетельствуют интервью, анализ спутниковых данных и фотографий и личные наблюдения журналиста The Washington Post.

"Покрытая завесой тайны, эта база, состоящая из двух десятков строений и сторожевых башен, иллюстрирует то, как следы китайской жесткой силы распространяются вместе со стремительным ростом экономики страны. Таджикистан - купающийся в китайских инвестициях - присоединятся к списку стран, где есть китайские военные объекты. Среди них - Джибути в стратегически важном районе Африканского Рога, и искусственные острова в Южно-Китайском море, в самом сердце Юго-Восточной Азии", - говорится в статье.

"Ни одно правительство не признало публично скромный объект в Таджикистане - своего рода плацдарм в афганский Ваханский коридор, расположенный в нескольких милях отсюда. Однако тот факт, что он здесь есть, важен и символичен. В то время, когда США, возможно, обдумывают пакт, по которому американские войска выйдут из Афганистана, Китай, как представляется, прокрадывается в неспокойный регион, играющий критическую роль для его безопасности и его континентальных амбиций, - пишет автор публикации Джерри Ших. - Отступление старых держав и приход новых уже нагляден в Таджикистане, маленькой, бедной стране, которая служила воротами в Афганистан для американских вооруженных сил на первых этапах вторжения 2001 года".

"Во время недавней поездки вдоль таджикско-афганской границы корреспондент The Washington Post увидел один из этих военных объектов и встретил группу китайских солдат в военной форме, совершавших покупки в таджикском городе, где располагается ближайший к их базе рынок. У них на воротнике были знаки отличия подразделения Синьцзяня , китайской территории, где власти задержали, по оценкам, около 1 млн уйгуров, преимущественно мусульманского этнического меньшинства".

"Мы здесь 3-4 года", - сообщил один из военнослужащих в ходе краткого разговора, назвав свою фамилию - Ма, пока его китайские товарищи в сопровождении таджикского переводчика покупали снеки и пополняли сим-карты своих мобильных в Мургабе, представляющем собой скопление малоэтажных домов примерно в 85 милях к северу от базы. Когда его спросили, не перехватывало ли его подразделение кого-то, кто пытался пересечь границу из Афганистана, Ма улыбнулся. "Вы должны знать о политике вашего правительства в отношении секретности, - сказал он. - Но я могу сказать: здесь довольно спокойно".

"Сведения о китайской деятельности на этих объектах, на части которых есть китайская и таджикская символика, не обнародовались. Также неясны условия их финансирования, строительства и владения. На спутниковых снимках можно увидеть то, что выглядит как два блока строений, бараков и тренировочных площадок, примерно в 10 милях друг от друга, около Ваханского коридора, узкой полоски территории в северо-восточном Афганистане", - передает издание.

"The Washington Post отдельно побеседовала с членами немецкой альпинистской экспедиции, которые сообщили, что в 2016 году их допрашивали китайские военные, патрулировавшие афганский коридор, около поселения Базай-Гумбад. На фото, предоставленных Штеффаном Граупнером, главой экспедиции, можно видеть китайские бронемашины с противоминной защитой и оборудование с отчеканенным логотипом военизированного формирования Китая. Эти данные, вместе взятые, вносят свой вклад в растущее число сообщений о том, что Китай, несмотря на публичные отрицания, проводит операции по обеспечению безопасности в Афганистане", - сообщает газета.

Газета сообщает, что "китайское министерство иностранных дел отказалось предоставить комментарии и переадресовало вопросы к министерству обороны, которое не ответило на просьбу прокомментировать эту информацию. В заявлении министерство иностранных дел Таджикистана указало, что "на территории республики Таджикистан нет военных баз Китайской народной республики", также "не ведется никаких переговоров" по созданию таковой".

По словам аналитиков, "китайцы, которых встретил корреспондент The Washington Post, могут принадлежать к полувоенным формированиям, находящимся под центральным военным командованием, но технически они не входят в Народно-освободительную армию Китая (...)".

"По словам американских чиновников, они знают о том, что там дислоцированы китайские силы, но у них нет четкого представления об их деятельности. Чиновники говорят, что они не возражают против китайского присутствия, потому что Соединенные Штаты также полагают, что уязвимая афгано-таджикская граница может представлять угрозу для безопасности", - пишет The Washington Post.

"В 2017 году влиятельный Центр исследования развития при Госсовете КНР пригласил группу российских ученых в свой центральный офис в Пекине. В рамках мероприятия, названного частным семинаром, китайцы пояснили, почему силы безопасности страны присутствуют в Таджикистане, и это присутствие распространяется и на Ваханский коридор, сообщил Александр Габуев из Московского центра Карнеги, который был одним из российских участников. Китайские исследователи постарались описать эту базу как объект, построенный для тренировочных и логистических целей - а не для военных. Они также пытались оценить реакцию России, задавая такие вопросы: Как Москва посмотрит на вхождение Китая в ее традиционную сферу влияния? Будет ли более приемлемо, если Китай разместит частных наемников, а не людей в военной форме? "Они хотели знать, каковы рамки допустимого для России, - считает Габуев, который принимал участие в аналогичных разговорах с исследователями, работающими при Китайском разведывательном агентстве. - Они не хотят, чтобы их действия застали Россию врасплох".

"В 1990-х уйгурская сепаратистская группировка, называющая себя Движение за независимость Восточного Туркестана, усилилась в Афганистане под защитой "Талибана" (эта организация запрещена в РФ - Прим.ред. и угрожала атаками на территории Китая. Хотя западные чиновники и аналитики сомневаются в способности группировки проводить значимые атаки, это ознаменовало начало экстремистской угрозы для Китая. С 2014 года сотни, а вполне вероятно, и тысячи уйгуров покинули Китай и уехали в Сирию, и китайские чиновники, так же, как и их западные коллеги, предупреждают о перспективе того, что боевики будут перемещаться в Центральную Азию по мере утраты территорий. В 2016 году был совершен теракт-самоубийство, направленный против китайского посольства в Киргизии, ответственность за который киргизские власти возложили на "Фронт аль-Нусры" (эта организация запрещена в РФ - Прим. ред. в Сирии", - говорится в статье.

"(...) Во многом изменяющиеся геополитические течения проявляются на ветреных улицах Мургаба, построенного как военное поселение в 1890-х русскими казаками, - пишет автор публикации. - Сегодня на своих минивэнах сюда заезжают китайские военные, чтобы закупить продовольствие. По словам Айпери Байназаровой, менеджера с частичной занятостью в единственной гостинице в городе, местные считают, что на базе находится множество, может быть, сотни китайских солдат. Они приезжают в город преимущественно для того, чтобы пополнить баланс мобильных телефонов. Иногда они закупают сотни килограммов мяса яков по цене 30 сомони ( около 3 долларов) за килограмм, рассказывает она. "Это помогает экономике", - полагает 21-летняя Байназарова, этническая киргизка, которая училась в Шанхае, получив китайскую государственную стипендию".

"Несмотря на то, что правительство Китая настаивает на секретности, периодические визиты китайских военных на базар в Мургабе, где транспортные контейнеры превращаются в витрины, совсем не тайна, - отмечает Джерри Ших. - 53-летняя Сафармо Тошмамадова, хозяйка магазина и этническая памирка, говорит, что они наведываются к ней, по всей видимости, около трех лет. Кто-то пытается произносить отдельные слова на русском, хотя их всегда сопровождают таджикские переводчики, рассказывает она. "Мы не думаем о них, они нас не беспокоят, - говорит она, пожимая плечами. - Они покупают у меня воду и закуски. Это хорошо".

"Однажды днем около магазина Тошмамадовой репортер The Washington Post встретил китайского солдата Ма, который сначала был удивлен повстречать здесь еще одного человека, который тоже говорит по-китайски. Он говорил о своей службе сдержано, но добродушно, пояснив, что она секретна. "Вы должны знать о стандартной политике вашего правительства в отношении разглашения информации, - сказал он. - Так что не рассказывайте своим друзьям". Когда его попросили сделать совместное фото, Ма отскочил. "Помните, - сказал он, уходя. - Вы никогда нас тут не видели".