23 сакавiка 2019, Субота, 12:30
Выклік для кожнага
Рубрыкі

Белорусский музыкант: Ушел в IT – и был шокирован первыми деньгами

48
Фото: Максим Тарналицкий/onliner.by

История белоруса, кардинально изменившего жизнь после 30.

Мальчишкой Сергей почти случайно начал учиться играть на виолончели и был уверен, что его жизненный путь предопределен. Парень отдал музыке 20 лет, играл в симфоническом оркестре, даже участвовал в мероприятии, которое вошло в Книгу рекордов Гиннесса. А потом резко все бросил и ушел в IT. Теперь работает в EPAM, имеет в подчинении около 80 человек и лишь иногда вспоминает о виолончели, пишет onliner.by.

Играл на компьютере, интернетом пользуюсь. Значит, пора в программисты

— Помню, когда учился в школе, в класс зашла женщина и спросила, не хочет ли кто-нибудь научиться играть на виолончели? Я понятия не имел, что это такое, но у женщины были такие добрые глаза, что я не удержался и поднял руку. Это предопределило мою жизнь на ближайшие 20 лет.

Можно сказать, что именно благодаря этому учителю с большой буквы я прошел путь от школьника, который ничего не знал об инструменте, до красного диплома консерватории. На дворе были 1990-е, средняя зарплата — $20, только смычок для хорошей виолончели мог стоить до тысячи долларов, а преподаватель Людмила Васильевна давала свой инструмент для занятий, помогала советом, поддерживала во время экзаменов.

Если бы тогда мне кто-то сказал, что впоследствии я стану программистом, менеджером с 80 сотрудниками в подчинении, я бы ни за что в это не поверил.

Мое будущее выглядело очень ясно. Мне не надо было переживать о том, что делать после школы, куда поступать, что делать и как быть. Играть на виолончели мне нравилось, значит, меня ждало музыкальное училище, потом консерватория и, конечно же, работа в оркестре как вершина всего.

Так и вышло. Я действительно в конце концов устроился в филармонию в симфонический оркестр и отыграл там пять лет. Но в 30 у меня случился личный кризис, настал этап переосмысления. Я остановился и задумался: кто я и чем занимаюсь? Выбор стоял такой: либо занимаешься любимым делом, но не можешь обеспечивать семью так, как хотелось бы, либо... что-то надо менять.

Можно ли вообще заработать симфонической музыкой? Сложно, но можно. Работа в филармонии подталкивает к поиску дополнительных источников дохода. Многие музыканты подрабатывают на стороне — кто-то выступает на праздниках, кто-то осваивает другие профессии. Например, четыре месяца я отыграл в США на корабле. Деньги получил хорошие, но это скорее временная работа, вахтовый метод. Кто-то подрабатывает строителем-отделочником, таксистом или сборщиком кухонь. Обидно, что люди, которые потратили колоссальные усилия и количество лет, чтобы оказаться в этой профессии, настолько беззащитны и не поддерживаются государством. А ведь любой человек просто так в музыку не попадет — нужны талант и огромное упорство в достижении цели.

Пересмотрел ценности и понял, что мне важна семья, а значит, хороший заработок, чтобы ее обеспечить, а также время, которое я хочу уделять родным. Шел 2009 год. Я действовал очень прагматично. Просто взял и отсортировал вакансии по зарплате. Первыми шли директора — на тот момент точно не про меня. Потом какие-то Project Manager — вообще непонятно. О, третьи — программисты. Ну, думаю, в детстве играл на компьютере, интернетом пользуюсь — значит, мое, можно пробовать!

Нашел какие-то полуторамесячные курсы стоимостью с мою тогдашнюю зарплату. Ах, как меня отговаривали! Мол, вы же музыкант, зачем вам это IT. Полчаса уговаривали «одуматься». Пока я не разозлился и не сказал, что принес деньги за услугу, так что будьте добры — оказывайте эту услугу. В конце концов сдались и записали меня на изучение языка C.

Сначала думал, что просто попробую, и если не понравится, то забуду обо всем и спокойно продолжу играть в оркестре. Но мне понравилось! Вот в музыке как? Сейчас ты сыграл блестяще, но нет гарантии, что через полчаса повторишь результат. А в программировании написал код, видишь результат и понимаешь, что он будет и завтра, и послезавтра, и через две недели.

В общем, потом прошел еще курсы по C++ и C#. Тоже по полтора-два месяца каждый. После обучения обещали трудоустроить, но это все ерунда, в итоге пришлось искать работу самому. Было по-настоящему сложно.

Был готов работать за еду и шагнул в пропасть

— Моей первой ошибкой стало то, что в резюме я указал свое образование. На этом все и заканчивалось — ноль звонков и заинтересованных предложений. Что ж, сделал выводы и перестал указывать образование. Заодно брат подсказал, что помочь с трудоустройством может программа сертификации специалиста Microsoft.

Продолжая играть в филармонии, начал учиться по скачанным в интернете книжкам — с утра до ночи в течение отпускного месяца читал их. Заплатил $100 (в 2009-м огромные для меня деньги!) за экзамен на сертификат Microsoft. Что ж, в итоге получил его с первого раза.

Есть слово „катарсис“, есть слово „кайф“ — это все про ощущения, когда играешь очень хороший концерт и потом гордишься тем, как его сыграл.

Итак, убрал из резюме упоминание про образование и добавил ссылку на сертификат. Результат? Сразу позвали на позицию team leader! Увы, хоть на собеседования и стали приглашать, но как только спрашивали про образование и я называл консерваторию — у людей в глазах появлялось полное неверие. Буквально опускалась стена, а ведь я был готов работать за еду!

После полугода бесплодных собеседований разочаровался и решил — хватит, больше никуда не пойду. Помню, в один из дней позвонили, снова пригласили на собеседование. Я разозлился и довольно резко прямо по телефону пошел в атаку:

— А вы знаете, какое у меня образование?

— Какое?

— Консерватория!

— И что?

— Это вас не смущает?

— Так вы код-то писать умеете?

Так я попал в одну из белорусских IT-компаний и в 30 лет переквалифицировался из музыкантов в программисты.

Вот так взять и бросить все было невероятно страшно. Нет, страшно — не то слово! Я паниковал! Понимаете, музыкальная среда очень конкурентная. Я знал, что, несмотря на невысокие заработки в оркестре, как только я сделаю шаг, мое место немедленно займут. К тому же работа мне очень нравилась, она вдохновляла! Есть слово «катарсис», есть слово «кайф» — это все про ощущения, когда играешь очень хороший концерт и потом гордишься тем, как его сыграл.

У меня как-то был гастрольный концерт в Австрии с оркестром под управлением Густава Куна. Не передать ощущения, когда ты играешь превосходную классическую музыку и тебе аплодируют полторы тысячи зрителей! Мы даже ставили рекорд для Книги Гиннесса — играли цикл опер «Кольцо нибелунга» на протяжении суток. Зрители спали прямо перед залом на кушетках в чистом поле. И все это в маленькой деревушке, где при этом есть встроенный в гору зал на полторы тысячи мест. Люди платили бешеные деньги — билет стоил тысячу евро! Но как же это было незабываемо!

И вот при всей своей любви к музыке взять и поменять ее на полную неизвестность? Где-то полторы недели я паниковал, а потом мне надоело. Уволился и сделал шаг в пропасть.

Первая зарплата шокировала. Просил ее уменьшить

— Первый месяц на новой работе я фактически просто учился. Потом получил первую зарплату, которая меня шокировала своим размером. Я получил вдвое больше, чем зарабатывал в филармонии. При этом изначально-то просил меньше! Тогда я и понял, что попал в какой-то параллельный мир, который есть, но о котором я ничего не знал.

Пошел в бухгалтерию качать права, возмущаться, мол, как же так. На меня странно посмотрели и ответили, что в компании это минимальная зарплата.

Через четыре года перешел в EPAM и работаю здесь на протяжении последних шести лет. Начинал с senior-разработчика и прошел путь до software engineering manager. Писал код, постепенно начал работать как тимлид, потом как delivery-менеджер. Меня всегда интересовала работа с людьми, коммуникация, поэтому постепенно, пробуя разные роли, искал свое и пришел к тому, чем и занимаюсь сейчас. Теперь у меня своя команда в 80 человек. В компании я координирую найм сотрудников в свой департамент, помогаю коллегам с выбором проектов и вариантами развития карьеры.

Ориентируюсь на то, чтобы человек развивался в профессии: если есть желание поменять технологию, то можно пройти обучение внутри компании и тебя поддержат. Стараюсь найти коллегам проекты, где они смогут применить новые знания или получить навыки в процессе работы.

Зарплата? Точную называть не буду, но очень высокая. Больше того, что представляют люди, когда их спрашивают о том, сколько зарабатывают программисты. И уж конечно гораздо больше, чем в филармонии.

— Решились бы вы поменять жизнь, если бы заработок в оркестре был сопоставим с зарплатой разработчика?

— Провокационный вопрос. Если бы были одинаковыми — нет, потому что мне все нравилось в музыке. Но когда я начал заниматься разработкой, мне и это очень понравилось. Не попробуешь — не узнаешь.

Конечно, эта сфера, как и любая другая, подойдет не каждому. Но, мое мнение, лучше все-таки попробовать и заниматься тем, что действительно интересно и получается, чем всю жизнь думать об упущенных возможностях. Есть бесплатные курсы и лаборатории при компаниях, недавно мы в дополнение к таким программам запустили онлайн-тренинг с минимальным порогом входа. Он как раз таки ориентирован на тех, кто пока не уверен в своем желании войти в IT и хочет попробовать технологии «на ощупь», но ограничен во времени или по каким-то причинам не хочет заниматься в группе.

Есть ведь много историй, когда люди уходят из IT, потому что им не нравится. Кто-то обожает водить фуры и мечтает работать дальнобойщиком. И правильно — заниматься надо тем, что нравится. Это же ужасно, что столько белорусов занимаются нелюбимым делом! Столько несчастных людей! Так быть не должно.

Но тем, кто решился пойти в разработку, надо понимать, что первое время будет особенно сложно. В какой-то момент вам покажется, что вы вообще ничего не понимаете, захочется все бросить и вернуться. Это сложное время, которое надо просто перетерпеть.

Мне в этом плане было проще, потому что в музыке, как и в программировании, надо постоянно учиться. Музыкант — будто человек, вынужденный бороться со склерозом. Месяц проболел, а потом две недели восстанавливаешь навыки. В разработке то же самое. Но знаете, чтобы стать хорошим музыкантом, надо потратить гораздо больше времени и сил, чем чтобы стать хорошим программистом.

И на неудачные собеседования надо настраиваться. Зато сегодня проще в том плане, что большинство работодателей в IT смотрят не на твое образование, а на твой опыт, навыки и знания. За время работы я встречал множество ушедших в IT строителей, таможенников, юристов, экономистов, философов. Мой знакомый музыкант тоже перешел в новую профессию и теперь осваивается в Нью-Йорке.

— На виолончели больше не играете?

— Нет.

— А хочется иногда?

— Да… Но у меня жена заслуженная артистка, играет сольные концерты. Так что без музыки я все равно не остался.