19 лiпеня 2019, Пятніца, 20:28
Мы ў адной лодцы
Рубрыкі

«В России есть человек, который способен разгромить Путина»

9
ФОТО: rfl/re

И Кремль это признает.

О том, как в России построили авторитарный режим и какой политик может победить Владимира Путина на честных выборах, в интервью «Народной правде» рассказал российский финансист и блогер Слава Рабинович.

— Почему в России так слаба оппозиция, а правящий режим кажется незыблемым и вечным?

— Я выскажу такую, на мой взгляд, аксиому. Кто-то хочет доказательств, наверняка, политологи, как Екатерина Шульман (российский политолог, член совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, — НП), захотели бы от меня услышать доказательства, но я считаю это аксиомой — путинский режим превратился в фашистский. При превращении политического устройства демонтированного государства в фашизм, вопросы к оппозиции становятся не очень тривиальными с точки зрения политологии, как она применяется в демократических странах, странах с ограниченной демократией и даже в авторитарных странах. Мы вошли в фашистскую диктатуру. Екатерина Шульман и похожие на нее люди не соглашаются с этим тезисом, гордо упоминая, что они являются кандидатами политологических наук, доцентами и профессорами. Но достаточно посмотреть определение фашизма в Википедии или прочесть перечисление признаков фашизма Умберто Эко, как у вас не останется никаких сомнений, что в России наступил фашизм. И никакие ученые степени политолога Шульман меня не переубедят, ведь это, на мой взгляд, элементарно.

В этом контексте проблемы оппозиции — раздробленность, неспособность объединиться — это проблемы оппозиции при зрелом или позднем фашизме Муссолини, Салазара, в какой-то степени Франко и с какими-то элементами Гитлера, но не со всеми. Это то, что сегодня есть в России. Политология и политологи здесь мало помогут. И социология и социологи здесь не помогут. Никто не может предполагать, что общественные науки могли существовать в нормальном состоянии при Гитлере или Муссолини. Никто не может предполагать, что в 1939 или 1941 годах можно было выйти на улицы Берлина или Дрездена и задавать вопрос, в ожидании репрезентативного ответа: а поддерживаете ли вы политику Гитлера? Ни статистика в социологии, ни сама социология в таких режимах невозможны, как и многие другие общественные науки.

Точно так же социология невозможна в путинской России. Под этим одним знаменателем нужно и разговаривать дальше, цитируя ваши еще не заданные возможные вопросы о разрозненности российской оппозиции и ее неспособности к объединению. Думаю, мы должны быть в принципе благодарны, что существуют некоторые храбрые люди, которые являются действительно оппозиционерами и способны заниматься оппозиционной деятельностью.

Что касается прошедших времен, теперь уже кажущихся вегетарианскими, то оппозиция и не обязана была объединяться. Это не обязательно. Например, есть оппозиционер Сергей Удальцов. И я не понимаю, почему либеральной партии ПАРНАС, например, надо объединяться с таким левым националистом и популистом. Я не могут понять, почему партии «Яблоко» в ее предыдущей нормальной инкарнации надо было объединяться с незарегистрированной партией либертарианцев и незарегистрированной партией Навального. На этот вопрос есть простой ответ. Если в нормальном демократическом обществе есть широкий запрос от разных групп избирателей на представительство их в парламенте, такие люди, как Удальцов и другие, могут представлять своих избирателей. То же самое касается ПАРНАСа, «Партии прогресса» (теперь «Россия будущего») Алексея Навального и других партий. И сколько бы я ни был идейным врагом и политическим противником Удальцова, я был бы за включение его и его партии или движения в парламент. Это демократия.

Но нужно отметить, что законодательная власть в России демонтирована, парламента у нас нет. Были придуманы антиконституционные пороги для вхождения в Госдуму. Эти пороги с 2012 года придуманы во всех ветвях власти любого уровня, называют их «муниципальными фильтрами». Они противоречат даже здравому смыслу, а не только духу и букве Конституции. Потому что «Единая Россия» через механизм муниципального фильтра разрешает или не разрешает кому-то не просто быть избранным, а быть даже зарегистрированным кандидатом. Набор этих зарегистрированных кандидатов определяет «Единая Россия».

Это, например, если бы в США Республиканская партия узурпировала власть, а потом своим политическим соперникам через муниципальные фильтры разрешала или не разрешала избираться в Палату представителей или Сенат. Все кандидаты в Конгресс, губернаторы, мэры городов определялись бы Республиканской партией, и она бы не пропускала никаких политических соперников или определяла бы, какие ей нужны — в качестве имитационных. Это же абсурд! Но в России этот абсурд — наступившая реальность. Реальность демонтированной Конституции и самого государства. Соответственно, политические противники правящего режима путинской ОПГ подбираются только ручным образом, и это – преступление даже по действующему Уголовному кодексу РФ, незаконный захват и незаконная узурпация власти, до 20 лет тюрьмы.

Я за то, чтобы люди разных взглядов были в парламенте, но я не настаиваю на их искусственном объединении, хотя и приветствую их объединение, если оно будет отвечать взаимовыгодным политическим целям.

— Почему Владимир Путин, с его-то рейтингом, не пускает именно Алексея Навального на выборы? Навальный — это политик, который может организовать митинги по всей России. Почему Путин не хочет выиграть у такого оппонента выборы, если эти его рейтинги — правда?

— Многие говорят, что в России есть только два политика – Путин и Навальный. Это неправда, в России только один настоящий политик – Алексей Навальный. Путин — никакой не политик, он случайно попал в кресло президента. Путин — не публичный политик и никогда им не был. Путина никогда никто не выбирал, его попадание в кресло президента не являлось результатом честных и справедливых демократических выборов. С 2012 года он — самозванец, потому что Конституция запрещает одному лицу занимать президентское кресло более двух сроков подряд. Еще в 1998 году Конституционный суд вынес решение, что два срока подряд являются конституционным пределом президентских полномочий.

Все остальные могут называть себя политиками, но когда они участвуют в мероприятиях, которые в России называют выборами, никто из них не борется за власть с Путиным. За власть в России борется только один человек – Алексей Навальный. Путин это понимает, поэтому никуда не пускает. Это для его системы власти риск. Более того, если бы мы заснули при путинском фашизме и проснулись в стране, где могут пройти честные демократические выборы, то Навальный победил бы Путина с разгромным счетом. Путину не нужны такие эксперименты.

— Почему?

— Потому что и так все работает. Возможно, это вылезет боком через какое-то время, но это потом. На сегодняшнее время, думает он, если ничего не сломалось, все работает, то и не надо ничего делать, ничего чинить, если не сломано. Пусть он так думает и дальше – он все равно уже просчитался. Поэтому он Навального и не допускает, не регистрирует, сажает в тюрьму. И в лучших традициях оккультизма Гитлера даже не произносит имя и фамилию Алексея Навального, потому что «нельзя произносить имя врага вслух».

— Почему сложилась такая ситуация, когда Путина никто не выбирал, если не иметь в виду несколько человек и Бориса Ельцина в конце 1990-х, но держится он до сих пор, не опираясь на демократию в западном понимании?

— Первое, что сделал Путин, – разгромил НТВ. Затем он взял под контроль все другие на тот момент независимые СМИ. Это делали Гитлер и Геббельс, это делал Мугабе (президент Зимбабве с 1987 по 2017 годы, но реальную власть удерживал с 1980-го года, — НП), это много кто делал. 20 лет пропаганды делают свое дело. Если это делать ежедневно и по нарастающей, можно многого добиться. В этом отношении Геббельс и Гитлер могли бы сами взять уроки у этих ребят. Путин – это большой Мугабе. В Зимбабве тотальная пропаганда работала много лет, кто был не согласен, тот уезжал, а кто оставался – ломали мозг. Это и делает Путин 20 лет.

Второе: Путин создал силовой аппарат. Власть в стране узурпировали спецслужбы. Путинская ОПГ в смычке со спецслужбами теперь являются собственниками государства Россия, хоть само государство они демонтировали, но от его имени они совершают свои преступления. Никогда в истории у мафии не было своего государства.

Третье: они не только государство захватили, но и второй по величине в мире арсенал ядерного оружия. Если бы этого ядерного оружия у путинской ОПГ не было бы, то я уверен, что не было бы аннексии Крыма, войны на Донбассе, войны против Грузии, не было бы вмешательства в выборы в США, убийств в Лондоне (убийства Александра Литвиненко, — НП) и в Солсбери (покушения на Скрипалей, — НП) и многих других убийств.

Это – многоуровневая комбинация, которая начинается с останкинской иглы и заканчивается боеголовками ядерного арсенала России. Это дает им возможность незаконно удерживать власть в течение 20 лет.