24 траўня 2019, Пятніца, 7:30
За нашу і вашу свабоду!
Рубрыкі

Трамп повышает ставки в борьбе с Тегераном

Дональд Трамп
Фото: Reuters

Американские интересы никогда еще не выражались более ясно.

Эпоха временных послаблений странам, импортирующим нефть из Ирана, закончилась. Отныне каждое государство должно выбирать, на чьей оно стороне – Ирана или Соединенных Штатов. Либо оно импортируете нефть из Ирана, подвергая себя американским санкциям, либо ищет другие источники ее поставок.

Цель ясна – поставить Иран на колени. Развалить его и без того шаткую экономику, зависящую от экспорта нефти. США не хотят возвращать Иран за стол переговоров, вносить какие-то изменения в ядерное соглашение или прекращать вмешательство в ближневосточные дела. Цель состоит в смене режима в Тегеране. Исламская республика должна прекратить свое существование – на смену ей придет прозападный режим.

Соединенные Штаты, сильнейшее государство в мире, угрожают Ирану серьезными экономическими санкциями. Это самая сильная угроза, исключая прямое военное вмешательство. Казалось бы, любое государство должно подчиниться этому ультиматуму. Однако не факт, что он сработает.

Большинство стран, которые пользуются иранской нефтью, находятся в Азии. В первую очередь, это Япония, Тайвань и Южная Корея, которые находятся под американским патронажем с конца Второй мировой войны. Им придется подчиниться даже в том случае, если их экономика от этого пострадает. К примеру, корейские нефтеперерабатывающие заводы адаптированы под иранскую нефть. Но президент Дональд Трамп не будет проливать по ним слезы.

Вероятно, Индия тоже последует американской политической линии. Сейчас в стране эпоха выборов, это не лучшее время для повышения цен или внешней угрозы. Кроме того, решения об импорте нефти принимаются не только правительствами, но и нефтеперерабатывающими компаниями, а также импортерами. Они уже месяцами готовились к введению нового витка санкций.

А вот Турция вполне может отказаться от перехода на другой источник углеводородов. Министр инстранных дел Турции уже заявил, что его страна имеет свои региональные интересы и не желает, чтобы ей диктовали условия. У Турции есть множество различных расчетов, включая национальную гордость и личный престиж президента Эрдогана. Скорее всего, Турция не пожелает публично продемонстрировать, что проявила слабость перед гегемонией Запада.

Однако страна, мнение которой может оказаться критическим – это Китай. Соединенные Штаты никому не предлагали бонусов за присоединение к санкциям. Если Китай продолжит покупать нефть у Ирана, он тоже попадет под действие санкций. Разумеется, Китай потерпит ущерб от американский санкций — но пока неясно, готовы ли США ввязаться в новый виток торговой войны после того, как между Дональдом Трампом и Си Цзиньпином было достигнуто долгожданное соглашение.

У Китая есть и свои соображения – как второй в мире экономической державы, а также азиатской сверхдержавы. Китай не может показаться «верным вассалом Вашингтона» — это означало бы «потерю лица».

Китай и так достаточно долго занимал подчиненное положение по отношению к западной цивилизации, несмотря на то, что было время, когда он намного опережал ее в своем развитии. Достаточно вспомнить, что компас, бумага, печатное дело, порох, фарфор, шелк – все было изобретено в Китае. Взамен Китай получил только беззастенчивую эксплуатацию и опиумные войны. Сейчас Китай может отказаться от публичного декларирования своей позиции, и оставить эту тему в качестве еще одного оружия для переговоров с Соединенными Штатами.

Еще одна страна, которая будет сильно затронута санкциями – это Ирак. С момента американского вторжения в 2003 году Ирак стал «американским проектом». Союзники вложили в него тысячи жизней и триллионы долларов. Страна, граничащая с Ираном, зависит от иранского импорта и не может себе позволить резкого ухудшения отношений.

Однако, насколько реальны надежды на свержение иранского режима? Пока последовал только ответ официального Тегерана – Иран собирается перекрыть Ормузский пролив. Под тем предлогом, что если из региона не будут вывозить иранскую нефть – не будет и никакой другой.

Пока США договорились с Саудовской Аравией и прочими производителями нефти в регионе, чтобы они увеличили добычу нефти на два миллиона баррелей, чтобы покрыть потребности международного нефтяного рынка.

Закрытие Ормузского пролива может привести к военному конфликту. Некоторые аналитики считают, что именно к этому стремятся США, чтобы иметь повод свергнуть режим аятолл. Это будет третья война США за 20 лет против мусульманского государства. При этом Иран намного сильнее Ирака или Афганистана. Тегеран так просто не сдастся. Он десятилетиями имел дела с разного рода санкциями, отрабатывая технологии контрабанды всего – от нефти до компонентов ядерной программы.

Остаются надежды, что страдающий иранский народ выйдет на улицы, чтобы свергнуть режим. Подходящий момент для объединения различных оппозиционеров – экономических, политических, сепаратистских– но пока режим аятолл все еще силен.

Первой реакцией на заявление США стало повышение цен на нефть. Цены растут уже несколько месяцев, однако до сих пор они не достигли пика 1973 или 1978 годов. Однако, если предположить, что иранская нефть больше не будет поступать на мировой рынок, в условиях серьезных внутренних кризисов в Венесуэле и Ливии, возможно, что одних поставок из Саудовской Арвии и Кувейта будет недостаточно. Это может привести к увеличению спроса на нефть из России – и Соединенных Штатов. Так что нефтедобытчики США от санкций только выиграют.

За небольшой срок, оставшийся до вступления санкций в силу, политики всего мира – от Тегерана до Вашингтона, от Эр-Рияда до Москвы – пытаются решить, какие шаги нужно предпринять в этот критический момент.

Орен Нахари, Walla (перевод – «Детали»)