21 траўня 2019, aўторак, 1:08
За нашу і вашу свабоду!
Рубрыкі

«Радиация — фигня по сравнению с системой»

3

Как живут Хойники через 33 года после Чернобыльской катастрофы.

Корреспондент «Белсата» отправился в Хойники, чтобы посмотреть, как живут люди в одном из наиболее пострадавших от чернобыльской катастрофы районов, и узнать, что сегодня действительно беспокоит местных жителей.

Хойникский район Гомельской области больше других пострадал в результате аварии на ЧАЭС. Часть территорий попала в так называемую зону отчуждения, тысячи людей были принудительно отселены. Население района с тех пор сократилось более чем вдвое. Население Хойников – почти на треть. Сейчас там живут около 12,5 тысяч человек.

Памятник выселенным деревням, Хойники

Зона отчуждения находится совсем близко от Хойников. Например, деревня Бабчин, выселенная после катастрофы, располагается всего в 12 километрах к югу от райцентра. Но в самих Хойниках мало что напоминает о Чернобыле. Внешне этот городок выглядит не хуже других провинциальных городов Беларуси, а может, и лучше некоторых. Чистота и порядок здесь образцовые даже по белорусским меркам, город буквально блестит. Дома, заборы, бордюры и скамейки на центральных улицах выкрашены совсем недавно. Деревья и газоны аккуратно подстрижены. Местные жители объясняют: здесь не всегда так было, Хойники специально украсили к 9 мая.

На вопрос, какие последствия Чернобыльской катастрофы в Хойницком районе ощущаются сегодня, люди пожилого возраста отвечают однозначно: болеть стали чаще, здоровье существенно ухудшилось.

«Люди умирают, а этого якобы никто не замечает. Говорят власти, что у нас сейчас все отлично. Но на самом деле… Ну да Бог им судья!» — отмахивается женщина.

Местные жители не любят много рассуждать о радиационном загрязнении. Для них это – печальная часть жизни, на которую они стараются не обращать внимания.

«Мы привыкли. Едим то, что дают, что сами выращиваем на огородах. Все едим. Никаких радиационных замеров не делаем. Да и смешно об этом рассуждать. Это, пожалуй, приезжие о радиации думают – а нам что? Мы здесь всю жизнь живем. По грибы и ягоды люди еще ходить побаиваются, по крайней мере некоторые – в газетах же пишут, что нельзя. А в остальном люди привыкли», – рассуждает женщина на автовокзале.

Одна из первых остановок на въезде в Хойники

Очень часто люди в ответ на вопросы о радиации просто шутят: похоже на то, что у жителей Хойников есть что-то вроде фронтового юмора. «Последствие радиации? Вот общественных туалетов нигде нет. А куда ходить, когда надо?»- смеется продавец цветов. «А вот смотрите, идет человек, – кивает женщина из продуктового магазина на мужчину в сильном подпитии, – Уже полчаса идет. Видимо, прочистился от радиации и пошел куда-то. Но никак не может дойти».

У многих в Хойниках есть частные дворы и свой огород. Некоторые честно признаются: это их средство выживания, так как основных зарплат не хватает. Хотя Хойникский район и не входит в топ самых бедных районов страны, но до обещанной тысячи рублей очень далеко. Социальная необеспеченность беспокоит сегодня горожан куда больше, чем радиация. «Крупных промышленных предприятий здесь нет. Зарплаты низкие, работу не найти. Молодежь так только и думает, чтобы уехать», – грустно комментирует один из наших собеседников.

Городской парк в Хойниках

«Не хочу здесь оставаться»

Кстати, молодежь о радиации почти не вспоминает. Если люди преклонного возраста жалуются на то, что авария на ЧАЭС испортила здоровье, то от молодежи эта катастрофа далека. «Никаких последствий катастрофы мы не чувствуем, – говорит девушка, которая учится на парикмахера. И добавляет: главная проблема для молодежи в Хойниках гораздо проще – им некуда сходить. Кинотеатра в городе нет, кафе можно пересчитать по пальцам одной руки.

«Будущее для меня – Гомель или Минск. Не хочу здесь оставаться», – признается девушка.

Из крупных торговых сетей в Хойниках есть только «Евроопт». В остальном – маленькие государственные магазины с ограниченным ассортиментом. Местные жалуются: цены на продукты даже в «Евроопте» значительно выше, чем в крупных городах. Из-за этого некоторые горожане ездят закупаться в Мозырь, Калинковичи или Гомель.

Еще одна проблема Хойников – плохая транспортная связь с другими населенными пунктами. Например, из Минска напрямую в Хойники невозможно попасть ни по железной дороге, ни на маршрутном такси. Есть только один ежедневный автобусный рейс, который прибывает в 18.10. (в дороге почти 6,5 часов). Но еще более проблематично из Хойников уехать: местная автостанция закрывается в 18.30. Работают, правда, частные службы маршрутных такси, однако и в их количество и направление рейсов ограничены. После 19 часов уехать можно разве только в Гомель.

«Хойники – это такое место, которое трудно оставить. Затягивает», – смеется один из наших собеседников.

«Есть фильм «Дурак» Юрия Быкова – вот тут ты видишь то же самое»

«Когда мы ехали сюда, то не думали – вот, Чернобыльская зона, это опасно. Я же сама с Гомеля, это 100 километров отсюда – в чем разница в смысле радиации? На самом деле радиация – это не главная проблема в Хойниках. Главная проблема – система. Радиация – фигня по сравнению с тем, что тебя каждый день травят и оскорбляют», – рассказывает ветеринар Анна Шемянкова.

Анна Шемянкова

Если большинство жителей города в Хойниках родились и выросли, то Анна попала сюда из крупного областного центра, и приехала сознательно. Анна родилась в Гомеле, потом училась в Витебской государственной академии ветеринарной медицины. На последних курсах познакомилась со своим будущим мужем Антоном, который в то время уже работал по распределению в Хойниках. Поскольку с факультета Анну на распределение все равно направили бы в какой-нибудь колхоз, молодая пара решила: лучше уж тогда попроситься в Хойники. В итоге Анна устроилась главным ветеринарным врачом на агропромышленное предприятие «Экспериментальная база « Стреличево» (деревня Стреличево находится примерно в 8 километрах от Хойников).

Условия труда Анну шокировали. Сначала ее заставляли работать 7 дней в неделю, потом все же удалось добиться 6-дневного графика. Поскольку Анна – единственный ветеринар на предприятии, ей нужно посещать все 5 ферм, входящих в «Экспериментальную базу «Стреличево». Некоторые из них находятся на значительном расстоянии, но ни транспорта, ни топлива, ни денег на топливо ей не выдают. В результате от фермы к ферме Анну вынужден возить на собственном автомобиле ее муж, находя свободное время в своем рабочем графике.

«А мне говорят: если не на чем ехать – ходи пешком. Ага, 30 километров, даже зимой. Но такой принцип: не сделал что-то – твои проблемы», – рассказывает она.

Кроме того, молодому специалисту не дали жилья ни в Стреличево, ни в Хойниках. Сначала пришлось жить в квартире, которую государство предоставило мужу.

«Но назвать это квартирой нельзя. Все гнилое, проблемы с водой, бегают крысы. Окна частично разбиты, в квартире холодно – приходилось спать в одежде. Двери входные не закрываются. Когда мы уходили, приходилось просто вешать амбарный замок», – рассказывает Анна.

Несмотря на все жалобы, жильем молодого специалиста государство не обеспечило до сих пор – найти квартиру в итоге помогли родственники.

Отношения с начальством у Анны с самого начала не сложились. Имея высшее образование, она старалась выполнять свои обязанности согласно технологий, как ее и учили в вузе. Однако руководство технологии не интересуют. А поскольку многие документы нельзя утвердить без подписи ветеринарного врача – возникают постоянные конфликты. Часто это сопровождается хамством и оскорблениями. Жалобы высшему руководству ни к чему не приводят.

«Это какой-то ужас. Есть фильм «Дурак» Юрия Быкова – вот тут ты видишь то же самое. Ты бегаешь, хочешь рассказать, что кто-то что-то неправильно делает. А это и так все знают, друг друга покрывают. Это система. Здесь нужны не молодые специалисты, а бесплатная рабочая сила. Надо закрыть рот, работать 7 дней в неделю и подписывать документы, за которые потом тебя могут посадить», – рассуждает Анна.

На бюрократию жалуется не только Анна. Как рассказывали журналистам другие жители города, после разноса, который устроил Александр Лукашенко во время посещения агрохолдинга «Купаловский» на Могилевщине, местные чиновники со страхом ждут его в свои хозяйства. Говорят, сейчас колхозы Хойникского района стали массово закупать скребки, чтобы чистить коров.