25 чэрвеня 2019, aўторак, 11:54
Мы ў адной лодцы
Рубрыкі

Историки раскрыли секрет успехов Карфагена в войнах с Римом

9

Этот же успех сыграл потом в пользу «Вечного города».

Потеря серебряных рудников Испании после первой и второй Пунической войны не обрекла Карфаген на быстрое поражение в войнах с Римом по той причине, что его жители начали добывать драгоценный металл в Тунисе. К такому выводу пришли ученые, опубликовавшие статью в журнале PNAS (перевод – ria.ru).

"Момент начала добычи этого серебра – вторая половина IV века до нашей эры, скорее всего, не было случайностью. Именно тогда Карфаген начинает воевать с Агафоклом, тираном Сиракуз, и чеканить свою монету для оплаты услуг наемников. К тому времени, когда он потерял иберийские прииски, тунисские рудники уже работали более ста лет", — заявляет Эндрю Уилсон (Andrew Wilson), археолог из Оксфорда (Великобритания).

Сверхдержавы античности

До второго века до нашей эры Древний Рим представлял собой относительно небольшое и скромное по силам государство, соперничавшее за региональное господство с древнегреческими городами-колониями на юге Италии и с Карфагеном на юге Африки и на юге Испании.

После серии так называемых Пунических войн, в ходе которых "Вечный город" смог одержать экономическую и военную победу над Ганнибалом, великим полководцем древности и лидером Карфагена, республика заняла лидирующие позиции в Европе. За два последующих столетия превратилась в первую империю "от моря до моря", покорив практически всю современную Южную и Западную Европу и Ближний Восток.

Главным секретом успеха Рима в борьбе с Карфагеном, как недавно выяснили химики из Германии, было то, что армии Сципиона Африканского удалось захватить в начале III века до нашей эры Картахену, "Новый Город", и испанские серебряные рудники, снабжавшие драгоценным металлом всю экономику Пунической империи.

Как тогда предположили ученые, это одновременно позволило Рим активнее вкладываться в свою армию, и обрекло его противников на поражение из-за того, что им стало нечем платить наемникам, из которых состояли их войска.

Все это, как отмечает Уилсон, не вызывает сомнений, однако заставляет задуматься над двумя другими вопросами – как Карфаген мог выплачивать огромную контрибуцию в 300 тонн серебра и как он продолжал сопротивляться натиску Рима на протяжении еще почти ста лет. Геологи и историки нашли ответ на этот вопрос, проводя раскопки на территории Утики.

Она представляла собой первую колонию финикийцев в Африке и один из крупнейших городов Пунической империи на излете ее существования. Несмотря на сложные отношения с Карфагеном, она играла важную роль в его жизни и после его падения и разрушения Утика стала столицей первой римской провинции на "черном" континенте.

Уилсон и его коллеги предположили, что этот город мог служить источником серебра для Карфагена, опираясь на письма святого Киприана Карфагенского, жившего Утике в третьем веке уже нашей эры. В переписке с другими епископами он жаловался на судьбу "христианских мучеников, страдающих в шахтах", что натолкнуло ученых на мысль попытаться найти эти месторождения.

Свинцовый след истории

Как это можно сделать? Дело в том, что серебро в природе обычно встречается в виде вкраплений в месторождениях свинца. Когда античные металлурги разделяли их, пары свинца неизбежно попадали в воздух и накапливались на дне рек и озер, на поверхности Земли и различных артефактов.

Доля изотопов свинца в этих выбросах была уникальной для каждого месторождения, благодаря чему ученые могут точно определить то, откуда был добыт металл, и даже вычислить время его попадания и извлечения из породы, не имея на руках монет или других серебряных артефактов.

Руководствуясь этой идеей, геологи собрали несколько образцов грунта из разных уголков Утики, измерили концентрацию тяжелого металла в них и сравнили с аналогичными показателями для тех уголков природы, которые не были тронуты человеком во времена античности.

Ученые выяснили, какие мигранты работали на "имперских" стройках Рима

Останки древних жителей Рима рассказали ученым о том, что "гастарбайтеры" времен поздней Республики и ранней Империи завозились в "вечный город" из Северной Африки и со склонов Альп.

Как оказалось, примерно половина из этих образцов содержала в себе запредельно высокие концентрации "серебряных" изотопов свинца, указывавших на то, что карфагеняне добывали драгоценные металлы в окрестностях Утики в промышленных количествах.

В пользу этого говорит и то, что химический состав этих свинцовых отложений почти полностью совпадал с тем, что можно встретить в крупнейших отложениях галенита и сфалерита, двух главных источников серебра, на территории Туниса. Сейчас на этих территориях находятся рудники Джебба и Кеббуч.

Разработка тунисских шахт началась, как показывают замеры Уилсона и его коллег, примерно в 340-280 годах до нашей эры, незадолго до начала третьей Сицилийской войны, в ходе которой Карфаген потерял контроль над частью Сицилии в результате не совсем удачных стычек с Агафоклом, тираном Сиракуз.

Уровень их эксплуатации, если судить по количеству свинца в почве, резко вырос в последующие годы и достиг пика ко времени начала Первой Пунической войны и оставался высоким до начала первого столетия до нашей эры, когда Карфаген пал.

Успехи обреченных

При этом, судя по небольшим сдвигам в долях изотопов свинца, карфагеняне или открыли дополнительные рудники, или переключились на новые источники серебра, расположенные в двух других современных шахтах на склонах гор Бу-Джабер и Слата.

Как предполагают ученые, открытие этих рудников было связано с тем, что на протяжении полувека Карфагену пришлось выплачивать огромную дань Римской республике после поражения Ганнибала в битве при Заме в 202 году до нашей эры.

Что интересно, их открытие привело к тому, что в Карфагене позже началась последняя эпоха экономического расцвета - границы города расширились, а торговля и производство различных экспортных товаров получили новый толчок. Все это, как считают ученые, говорит о том, что Пуническая империя не была экономически сломлена после разгрома армий ее величайшего полководца и не собиралась разваливаться.

Этот же успех, как считает Уилсон, сыграл злую шутку с Карфагеном после того, как в 157 году до нашей эры его посетил римский сенатор Катон Старший, увидел "невероятное богатство Африки" и сформулировал знаменитый политический лозунг Carthago delenda est, "Карфаген должен быть разрушен".

Вдобавок, к тому времени Карфаген закончил выплаты дани, и у Рима возникло искушение ликвидировать недобитого соперника и одновременно захватить его рудники. В пользу этого говорит то, что римляне практически мгновенно начали использовать африканский металл для чеканки своей монеты и производства других ценных товаров. Все это предопределило судьбу главного конкурента "Вечного города", заключают ученые.