17 чэрвеня 2019, панядзелак, 3:00
Мы ў адной лодцы
Рубрыкі

Убийство офицера ГАИ в Могилеве: странные обстоятельства и поиск мотива

Фото: Александр Ружечка

Новые вопросы по резонансному делу.

Убийство представителей так называемых социальных профессий — врача, учителя, сотрудника милиции — нужно воспринимать не иначе, как преступление против общества. Определенно это вызов... Уже прошло более трех суток после шокирующего происшествия в Могилеве, пишет onliner.by.

Поначалу было ощущение, что преступление, казавшееся чудовищным недоразумением (а как иначе?), будет раскрыто по горячим следам и обществу предъявят залетных наркоманов или кого-то еще «из девяностых». Но пока этого не случилось, а странные обстоятельства убийства молодого инспектора, информационные сливы, отсутствие ожидаемого результата заставляют всерьез задуматься о том, что, собственно, произошло 16 мая в Могилеве?

В режиме информационного слива

Если раньше подобные происшествия становились известны через сутки-двое — как правило, через соцсети по сообщениям местных жителей (например, так было в случае с Андреем Волковыцким), то главным информатором преступления в Могилеве неожиданно стал Telegram-канал NEXTA.

Непосвященному подписчику может показаться большой блогерской удачей немонетизированного Telegram-канала иметь столь информированные источники. Однако любой профессиональный журналист в Беларуси скажет: получить, да еще в таком оперативном режиме, достоверные данные — это не простое совпадение.

Фотография с места преступления, запись радиопереговоров милиции, скриншоты из базы с наспех замазанными ключевыми сведениями — к такой информации представителей местной прессы не подпускают даже на пушечный выстрел, несмотря на наработанные в течение десятков лет связи и источники.

На момент первых публикаций о случившемся в Могилеве многие высокопоставленные сотрудники ГАИ, МВД и прокуратуры не знали об этом убийстве. А блогер знал...

К чему мы это все говорим? В контексте происшествия и явно затянувшихся поисков преступников (или преступника), на наш взгляд, это может иметь значение.

Достоверно известно о крайне негативной реакции следствия и в целом правоохранительных органов по поводу информационных сливов. В результате сведения были купированы внутри оперативно-следственной группы, и не только это возымело эффект: очевидно, источники осознали, что с эксклюзивами переборщили.

Подчеркнем также определенную тональность сообщений: жесткой критике подвергаются в первую очередь сотрудники МВД. Осведомленные информаторы раскрывают не особо приятные детали службы.

Обстоятельства преступления

Несмотря на активные информационные сливы, достоверных данных пока мало и приходится оперировать теми, что есть. Хотя этого уже достаточно, чтобы задуматься над некоторыми обстоятельствами.

Во-первых, как молодой сотрудник ГАИ оказался один? Мы сами не раз участвовали в разных рейдах с инспекторами, и они часто обращали внимание: по инструкции им запрещено передвигаться без напарника. В первую очередь это предусмотрено для того, чтобы никто не завладел табельным оружием.

Сейчас этому факту найдено быстрое объяснение: недокомплект, сотрудников не хватает, иногда приходиться действовать в одиночку. Опять-таки это говорит не в пользу МВД. А обстоятельства, при которых об этом стало известно широкой общественности, ужасают. Совпадение?

Во-вторых, почему Евгений Потапович все-таки сел в подозрительный автомобиль? Первоначально сообщалось, что это была черная тонированная «Волга» с российскими номерами. А если учесть, кто в ней мог находиться, то неужели не проще было сразу отказаться от помощи темных личностей?

Возможно, его заставили (есть и такие предположения). Но как? Ведь если верить разыскной сводке УВД, человек в форме сотрудника ДПС садился в автомобиль в районе перекрестка улицы Первомайской и переулка Мигая в Могилеве. Подчеркнем, это самый центр города, где с 17 часов 30 минут до 18 часов 20 минут должно было находиться огромное количество людей, машин...

Впрочем, СК в пятницу сделал заявление, что не рассматривает версию о похищении в качестве приоритетной. Но как это понимать? Инспектор уехал на некоем автомобиле, а убили его не попутчики. Тогда кто? Те, кто ждал на месте мнимого ДТП (куда он и выдвигался, как сообщалось первоначально)? Откуда узнали, что будет один?

В-третьих, — что совсем уже странно — как инспектору удалось отправить сообщение-ориентировку в Viber? Если ситуация уже носила критический характер, то неужели ему позволили набрать пару предложений в смартфоне? Верится слабо. И объяснения этому факту многие не находят.

Разве что сами преступники набрали текст для дезинформирования правоохранительных органов.

В-четвертых, специалисты обращают внимание на странный характер ранений. На фотографии, распространенной Telegram-каналом NEXTA, видна кровь на нижнем белье. Если, как предполагается, сотруднику ГАИ нанесли ножевое ранение, тогда зачем потребовалось пускать в ход огнестрельное оружие? Это довольно нетипично.

В-пятых, как замечают специалисты, бросается в глаза профессиональное применение наручников (ладонями наружу): «О том, что этот способ самый правильный, знают даже не все сотрудники милиции. И потом, если он был живой, то неужели дал себя пристегнуть наручниками? А если был уже мертв, то какой в этом смысл? Впрочем, это объяснимо, если он сам протянул руки, хотя такая версия порождает новые вопросы».

Отсутствие ожидаемого результата

Раскрыть громкое преступление по горячим следам не удалось. Хотя это был бы закономерный итог в случае, если бы убийство могилевского инспектора оказалось банальной уголовщиной.

Ведь сейчас не 1970 год, когда технические средства были на допотопном уровне. Напомним, сотрудник ГАИ находился в центре города, где куча камер, автомобилей с видеорегистраторами и пр. Известно, что при себе у него был смартфон, который можно «связать» с мобильниками преступников. К тому же на всех более-менее крупных дорогах стоят камеры, которые фиксируют не только превышение скорости и оплату проезда.

Если предположить, что использование всего арсенала технических средств пока не принесло ожидаемого результата, то возникает вопрос: может, не так просты были убийцы, раз им до сих пор удается скрываться?

Какой мотив?

А едва ли не главный вопрос, на который пока нет четкого ответа, — за что? Сразу казалось, будто залетные наркоманы убили сотрудника милиции просто потому, что он — представитель правоохранительных органов. А Евгению Потаповичу просто не повезло...

Но тогда не ясно, почему убийцы до сих пор не пойманы. Не верится, что представители криминального мира могли все ловко просчитать, проскочить мимо постов и залечь на дно. Какое-то невероятное везение...

Потом возникла другая версия: а что, если напали из-за оружия? Но табельный пистолет, как сообщил в пятницу СК, приобщен к материалам уголовного дела.

Наверняка рассматривается предположение и о личном мотиве. Но все вокруг как один говорят: у парня не было врагов, в конфликтах ни с кем замечен не был.

Друзья наотрез отказываются рассматривать также любовную версию: «Поначалу была одна девушка, но Женя с ней расстался, начал встречаться с другой... Не было никаких предпосылок».

Конечно, работа у сотрудников ГАИ нервная, и наверняка у молодого человека случались споры с несогласными нарушителями ПДД. Но чтобы убить за выписанный штраф или даже лишение прав... Нет, не верится.

В том же Telegram-канале NEXTA высказывалось предположение, что Евгений Потапович принципиально повел себя во время рейда против санкционных продуктов, поставляемых в Россию. Но неужели не нашлось других вариантов, кроме как убить упрямого инспектора? Проще отстранить и больше не привлекать. А тут тяжкое преступление... Иначе как бредовой эту версию не назовешь.

Теория заговора

С фотографии, обрамленной траурной полосой, смотрит парень с открытым лицом. Все знакомые, друзья, учителя отзываются о Евгении Потаповиче исключительно в позитивном ключе, и нет ни капли сомнения, что эти слова искренние: целеустремленный, глубоко порядочный, честный. В общем, правильный и позитивный человек.

Образ молодого инспектора, который за год службы вряд ли нажил врагов, мог быть использован умышленно.

В обществе высказываются разные версии, в том числе теории заговора (куда уж без них!). Порой эти предположения выглядят вполне себе стройными. Например, есть мнение, что все это — провокация, устроенная против МВД, а молодой человек стал жертвой в чужой игре.

С самого начала этой трагичной истории именно упомянутое ведомство выглядело в негативном ключе. Судите сами: жертвой преступления стал представитель системы, да еще молодой, амбициозный, с горящими глазами.

Обстоятельства убийства вызвали закономерные вопросы у широкого круга людей: почему нес службу один, без автомобиля? Все эти неприятные факты вылезли наружу. Со стороны это выглядит как провал на системном уровне.

Дальнейшие действия вроде бы закономерны, но тоже вызывают немало вопросов. Речь о массовых задержаниях с применением насилия в поселках, где компактно проживают «лица цыганской национальности». Выглядит так: кто-то сильный, не зная, как добиться результата, решает орудовать кулаками.

Подчеркнем, все это происходит на фоне контролируемых информационных сливов, приправляющих ситуацию острыми деталями и направляющих общественную мысль в нужную сторону.

Однако у этой версии есть одно существенное «но». Чтобы показать недостатки системы, вовсе не нужно убивать молодого человека. Расправляться со своими оппонентами чиновники давно научились другими способами, которые обычно не предполагают жертв.

Если же это предположение все же верное, то преступники будут задержаны тогда, когда сверху лопнет терпение, и выполнят это представители других компетентных органов.