18 чэрвеня 2019, aўторак, 13:06
Мы ў адной лодцы
Рубрыкі

«Просто хочется жить»

2
Фото: «Белсат»

Как брестчане днем и ночью протестуют против аккумуляторного завода.

Больше года жители Бреста выходят на уличные акции и обращаются к властям письменно, а недавно начали 24-часовую вахту у проходной завода «АйПауэр». И обычные брестчане, и профессиональные экологи сходятся во мнении: новое производство может навредить здоровью людей и окружающей среде. Однако власти пока не прислушиваются и выбирают путь конфронтации: активистов задерживают, штрафуют и даже начинают против них уголовные дела. «Белсат» последовательно рассказывает историю самого длинного протеста в Бресте и объясняет, почему это важное явление.

На такси от центра города до аккумуляторного завода – минут пятнадцать по трассе. С обеих сторон дороги – светлые новостройки, поселение Стимово с красивыми и дорогими таунхаусами располагается ближе свободной экономической зоны «Брест». Сама СЭЗ горит огнями: здесь работают несколько десятков заводов. Мы специально приехали поздно вечером, чтобы посмотреть на стражу протестующих, стоящую у проходной завода «АйПауэр». Недавно участники стражи остановили фуру, которая ночью пыталась вывезти отсюда продукцию. Как выяснилось, там были «полуфабрикаты» – почти готовы новые аккумуляторы.

Фото: «Белсат»

У завода замечаем группку людей и несколько машин с наклейками «Нет — свинцу». Высокий светловолосый парень в рабочем комбинезоне с респиратором на шее к приезду журналистов не готовился, но сразу же объясняет, почему он стоит ночью на страже.

Элитный поселок Стимово у аккумуляторного завода под Брестом
Фото: «Белсат»

«Выбросы с этого завода будут травить мою семью, моих друзей. Я не могу спокойно смотреть, когда все самое дорогое для меня под угрозой. Просто хочется жить, и чтобы они жили. Думаю, ни один нормальный человек не может и не должен сидеть дома в такой ситуации», — объясняет Павел.

«Мы начали дежурить третьего мая, так как люди увидели белый дым, который шел из труб, то есть, вероятно, завод уже работает. Сначала стояли по одному человеку, потом по два-три, несколько часов подряд стережем, чтобы не было никаких активных действий на заводе, затем приезжает следующая смена. И так целые сутки», – говорит мужчина в спортивном костюме рядом.

Никто из этих людей раньше не принимал участия в акциях протеста, не слишком интересовался политикой. Однако в прошлом году они узнали о планах «АйПауэра» и вышли на улицу. Большинство протестующих, отмечает Павел, работает на государственных предприятиях, и руководство часто вызывает самых активных на разговоры, грозит увольнением.

«Конечно, риск есть, но ждать разрешения на митинги от властей не приходится, его просто не будет, поэтому мы пользуемся правом, данным Конституцией», – говорит парень.

Люди дежурят ночью возле завода. Некоторые люди попросили не показывал их лицо, потому что они боятся потерять работу. Такие случаи уже были
Фото: «Белсат»

Участники ночной стражи носят респираторы или маски. Говорят, когда здесь стояла другая смена, пошел белый дым, и люди чувствовали печение в горле и сладковатый привкус во рту. К разговору присоединилась девушка, назвавшаяся Ольгой, но попросила не фотографировать ее, так как «на работе узнают».

«Я здесь, потому что как женщина я хочу родить в будущем здоровых детей, и вообще родить, а свинец влияет на репродуктивную функцию и на развитие детей, это чисто материнский инстинкт. Все помогают чем могут: кто не боится – ходит на площадь и протестует открыто, кто боится – помогает как-то непублично», – рассказывает она.

Фото: «Белсат»

Заметив камеру, на крыльцо выходит сторож в камуфляже и говорит, что снимать здесь нельзя: мол, частная территория. Протестующие отмечают, что время от времени общаются со сторожем, но до споров не доходит, милицию никто не вызывает.

Активисты составили в соцсетях спеиальный график, рассчитанный на сутки. Через несколько часов «смена» закончится и стеречь «АйПауэр» приедут другие люди. В 12:00 они выйдут на площадь Ленина — кормить голубей, как делают каждое воскресенье вот уже 14 месяцев подряд.

1. Предыстория: слияние частного и государственного интересов

Завод свинцово-кислотных аккумуляторных батарей для автомобилей «АйПауэр» начали строить зимой 2018 года на территории свободной экономической зоны (СЭЗ) «Брест» в семи километрах от областного центра. Под строительство выделили площадку площадью более пяти гектаров. Вокруг – другие заводы тяжелой промышленности. Ближайший населенный пункт, деревня Хабы, расположен за 750 метров, неподалеку течет река Муховец.

Заказчиком проекта выступила одноименная компания ООО «АйПауэр», входящая в «1AK-Group» и принадлежащая пинскому бизнесмену Виктору Лемешевскому. Подрядчиком стала Аньхойская внешнеэкономическая строительная корпорация из Китая. Общая стоимость проекта превысила 20 миллионов долларов, в него инвестировал Банк развития, работающий под эгидой Национального банка и имеющий цель финансировать как государственные программы, так и частные «социально значимые проекты». Также привлекли средства из инновационного фонда Брестской области – фактически из госбюджета.

Стража у аккумуляторного завода
Фото: «Белсат»

Расположение «АйПавуэру» в СЭЗ дает собственнику ряд привилегий: освобождение от налога в течение пяти лет после объявления первой прибыли, помощь государства в построении необходимой инфраструктуры и др.

Виктор Лемешевский, собственник «АйПауэра», считается самым богатым человеком в регионе, он член совета в вопросах развития предпринимательства при президенте. С самого начала он уверял, что аккумуляторный завод не будет нести никакой угрозы экологии, все риски сведены к минимуму, а собственно производство очень важно для Беларуси. По словам Лемешевского, проект утвердили еще в 2016 году и строительство «анонсировалось в ряде публикаций», но тогда никакого возмущения этот факт якобы не вызвал. Тогда же, в декабре 2016-го, центр экологических экспертиз при Министерстве природы пришел к выводу, что «АйПауэр» соответствует всем требованиям закона.

2. Почему аккумуляторный завод может быть опаснен?

На «АйПауэре» предусмотрен полный цикл производства аккумуляторных батарей. Использовать собираются собственное сырье: основные химические компоненты – серная кислота и свинец. На официальном сайте завода объясняют, что попадание в воздух испарений свинца в опасной для здоровья концентрации фактически невозможно.

Руководство компании уверяет: на территории жилой зоны и в пределах санитарно-защитной зоны (500 метров) не будет превышена предельно допустимая концентрация ни одного из веществ. Кроме того, для минимизации воздействия на окружающую среду от свинца на всех источниках выброса планировалось установить фильтры с высокой степенью очищения, а резервуары с серной кислотой защищены от протекания.

Аккумуляторный завод в Бресте
Фото: «Белсат»

В январе 2018 года, когда брестчане уже начали протестовать против стройки, Виктор Лемешевский заявил:

«Я уверен, что более 3 кг в воздух попадать не будет. У людей свинец дома лежит в виде дроби, грузика для ловли рыбы. Вот он беспокоил до этого момента? Свинец – тяжелое вещество. Если вдруг, предположим теоретически, что-то вылетит в трубу, как вы думаете, куда это полетит? Это не пух тополиный, он далеко не улетит, а вернется в трубу».

Белорусские экологи тем временем утверждают обратное. «АйПауэр» – первый в стране такой завод, а единой системы утилизации отходов первого класса опасности (самых опасных) у нас все еще не выработали.

«Могут происходить выбросы аэрозольных частиц и свинцовой пыли, которые не будут улавливаться фильтрами. По данным Всемирной организации здоровья, безопасной концентрации свинца вообще не существует. Это вещество имеет аккумулятивный эффект: оно накапливается в тканях человеческого организма, в почве», – отмечает специалист Центра экологических решений Наталья Блыщик.

По словам эксперта, говорить, ввели ли завод в эксплуатацию, сейчас преждевременно, так как для этого нужно видеть соответствующий документ. До момента введения на заводе могут проводиться пуско-наладочные работы – возможно, как раз поэтому активисты на страже видели белый дым из труб.

«Страхи людей небезосновательны, ведь в каждой европейской стране точные данные мониторинга подобных производств есть в открытом доступе, на сайтах компаний. Лемешевский ранее также обещал прозрачную систему мониторинга, но потом просто стал утверждать, что «все хорошо, все безопасно».

С нами «АйПауэр» прекратил коммуникацию, Комитет госконтроля – аналогично. Конкретной информации никто не дает, только отписки», – комментирует эколог.

3. Стихийный протест брестчан

Когда строительство завода все же началось, жители Бреста и прилегающих поселений, особенно близлежащей деревни Тельмы, выступили против. По их мнению, он будет выбрасывать в воздух свинец и другие вредные вещества в любом случае. 15 января 2018 году местные власти встретились с представителями «АйПауэра», Министерства природы, администрации СЭЗ и в течение четырех часов пытались убедить людей, что завод не несет вреда. Однако дебаты ни к чему не привели, активисты продолжали настаивать на своем.

Главным аргументом противников производства была ситуация в селении Зеленый Бор Ивацевичского района, куда в течение двух лет свозили отходы с еще одного завода Первой аккумуляторной компании – «Белинвестторг-Сплав». Согласно документам, свинцовый пепел отправляли в Россию как минеральную добавку, но на самом деле его просто высыпали в кучу на площадку посреди леса: всего там собралось более 7 тысяч тонн отходов, был вынужден вмешаться Комитет госконтроля.

Фура с продукцией аккумуляторного завода, которую остановили активисты
Фото: «Белсат»

Когда активисты прошли все инстанции, но так и не добились прекращения проекта, они начали выходить на уличные протесты. Люди подавали заявку на проведение акций, но власти Бреста разрешения не давали. Тогда решили каждое воскресенье собираться на центральной площади города и кормить там голубей. Таким образом они надеялись избежать задержаний за «участие в несанкционированном массовом мероприятии». Воскресные кормления голубей быстро вошли в традицию и собирали по несколько сотен участников. Покормив птиц, люди обычно двигаются шествием по пешеходной улице Советской.

Аккумуляторный завод Айпауэр.
Фото: «Белсат»

Власти санкционировали митинг лишь однажды – в апреле 2018 года. Несмотря на то, что он проходил в лесу на окраине города, собрались более двух тысяч человек. Параллельно активисты вели масштабную информационную кампанию в соцсетях, продолжали встречи с чиновниками (безуспешные).

Трубы аккумуляторного завода под Брестом
Фото: «Белсат»

Дмитрий Бекалюк – один из наиболее опытных противников завода – лично трижды встречался с министром охраны природы и природных ресурсов Андреем Худыкой. Переговоры конкретного результата не принесли, но активист продолжает бороться даже после того, как его уволили с должности заместителя директора большой компании.

Шествие по центру Бреста
Фото: «Белсат»

Примечательно, что большая часть тех, кто восстал против завода, ранее никогда не использовала своего конституционного права на мирные уличные собрания. «Мы не имели отношения к политике», – в один голос говорят люди. То есть протест начинался исключительно как социальный и имел стихийный характер, а позже к нему присоединились местные оппозиционеры. Власти, тем не менее, развернули репрессии и против «аполитичных» протестующих.

4. Репрессии

Кормление голубей в Бресте
Фото: «Белсат»

С первого дня, когда брестчане стали выходить на площадь, они подавали заявки в городскую администрацию, как того требует законодательство. «За это время активисты подали заявки на 103 митинга, 12 пикетов и 16 демонстраций, была удовлетворена только одна», – утверждает правозащитник Роман Кисляк, который следит за протестом с самого начала и фиксирует все нарушения со стороны властей.

Милиционер предупреждает людей, кормятщих голубей, что они собрались без согласия власти. Фото: Ирина Ареховская/«Белсат»

Фото: «Белсат»

Не получив разрешения, люди решили «маскировать» митинг под кормление птиц на площади Ленина – и милиция начала составлять на них протоколы за участие в несанкционированном мероприятии (ст. 23.34 КоАП), задерживать, штрафовать и арестовывать на сутки.

«Всего было назначено штрафов на сумму 25 685 рублей, 15 суток административного ареста – по 5 суток Сергею Петрухину, Александру Кабанову, Николаю Статкевичу (за митинг 14 октября 2018 года). Всего в судах рассмотрено 62 административных дела против протестующих, еще 5 планируют рассмотреть на этой неделе», – рассказал Кисляк, на которого тоже однажды составили протокол за наблюдение на площади, позже дело прекратили.

На футболке написано «Приглашаем в Беларусь»
Фото: «Белсат»

Фактов же задержания во время кормлений птиц и шествий было столько, что их даже не смогли подсчитать.

«Эти штрафы и аресты, которые мы зафиксировали, – верхушка айсберга, на самом деле их гораздо больше, но не все можно точно привязать к протесту. К активистам цепляются по самым разным поводам, запугивают их и их родственников», – говорит Кисляк.

Кормление голубей на площади Ленина
Фото: «Белсат»

Но «административками» репрессии не ограничились. В апреле в машине Моисея Мазько милиционеры нашли патроны и взрывчатку, мужчину задержали по подозрению в незаконном хранении оружия и боеприпасов (ст. 295 УК Беларуси). 62-летний Моисей провел в изоляторе почти четыре дня. Пока он сидел, силовики пришли с обыском к его сыну Денису и задержали его по такой же статье. Через двое суток Дениса Мазько отпустили, но отец и сын до сих пор остаются в статусе подозреваемых в уголовном деле. Правозащитник Роман Кисляк назвал это исключительно политически мотивированным преследованием.

Фото: «Белсат»

***

Девушка несет вахту у аккумуляторного завода
Фото: «Белсат»

Днем, после акции на площади, мы возвращаемся к заводу. Там действительно стоит очередная смена – две молодые женщины в марлевых масках, подруги Ольга и Наталья. Обеим приблизительно по 30 лет.

«С самого юношества мы жили здесь, в Бресте, самые заработали деньги, завели семьи, построили дома, но сейчас мы думаем о том, чтобы уехать за границу, – говорит Ольга. – У нас дети, а им категорически нельзя дышать свинцом. Надеемся, к людям прислушаются и не запустят до завода.

Иначе мой ребенок будет гражданином другой страны».