19 жнiўня 2019, панядзелак, 18:10
Мы ў адной лодцы
Рубрыкі

Дембель министра

12
Дембель министра
Валерий Карбалевич

Смена руководства МВД вызвала значительный ажиотаж не только в среде политизированной публики.

Прежде всего, в условиях авторитарного режима милиция играет гораздо большую роль в жизни общества и государства, чем при демократии. Именно с ее помощью в стране поддерживается «комендантский час» длиною в четверть века. Кроме того, МВД в последние годы было самым скандальным министерством из всех ведомств Беларуси, а его бывший глава Игорь Шуневич — наиболее одиозной фигурой на и так не самом благонравном белорусском политическом небосклоне. Никогда ранее не случалось так часто и много скандалов, дискредитирующих милицию, как при прежнем министре.

Поэтому вопрос, который в последнее время активно обсуждается в СМИ — за что уволили министра? — на мой взгляд, не совсем правильный. Во-первых, потому, что семь лет, в течение которых Игорь Шуневич возглавлял МВД, — немалый срок. Руководители силовых ведомств в Беларуси, как правило, так долго на своем посту не задерживаются. Ибо эти должности придают им политический вес, вне зависимости от действий самих чиновников. А это для главы персоналистского режима представляет опасность.

Во-вторых, с учетом многочисленных скандалов в МВД, правильнее было бы поставить вопрос по-другому: почему так долго Шуневича не увольняли? Почему он был таким непотопляемым?

Думаю, непопулярность МВД и его руководства среди населения даже выгодна Лукашенко. Согласно авторитарной логике, если народ не любит милицию, то последняя будет более рьяно защищать существующий режим и его руководителя, без правовых и нравственных тормозов. Ведь стоит только немного поставить под сомнение неограниченное право милиционеров жестко карать всех, независимо от их виновности, то авторитарная модель начнет подтачиваться. Поэтому срабатывает инстинкт самосохранения системы.

Игорь Шуневич стремился быть публичным министром, насколько это возможно в белорусских условиях, не чуждался самопиара. Обычно Лукашенко не любит таких чиновников, ибо, как известно, в Беларуси есть только один политик, и он не терпит конкуренции. Но Шуневичу глава государства все прощал. Не только потому, что бывший министр служил ему верой и правдой. Дело еще в том, что Шуневич стремился бежать впереди паровоза, т. е. он угадывал тайные желания Лукашенко, делал публично то, что сам Лукашенко мог позволить себе лишь в маленьких дозах по причине политкорректности. Министр знает, что для нашего главы государства Иосиф Сталин — положительный герой, поэтому одевал форму комиссара НКВД. Учитывая отрицательное отношение Лукашенко к сексуальным меньшинствам, на сайте МВД появлялись соответствующие комментарии.

Думаю, последней каплей в карьере Шуневича стала трагическая история гибели сотрудника могилевского ГАИ Евгения Потаповича и последовавший за ней «цыганский погром», совершенный милицией. Милиция перегнула палку, и ее действия ударили по авторитету высшей власти. Тогдашний министр категорически отказался признать вину своего ведомства. Лукашенко, назначая нового главу МВД Юрия Караева, вспомнил этот эпизод, негативно оценив действия Шуневича: «Не надо, как вот произошло с цыганами. Обидели людей ни за что. Так надо извиниться. Переборщили. Увидели, что они не виноваты. Так пойдите и просто извинитесь перед ними». В результате главе администрации Лукашенко Наталье Кочановой пришлось ехать в Могилев и извиняться от имени Лукашенко перед цыганами за милицейский беспредел. Это невиданное дело для Беларуси. То есть глава государства своим авторитетом вынужден прикрывать позорные дела милиции. Такое не прощается.

Однако, как бы ни потерял доверие Шуневич, за 10 дней да начала такого важного для властей мероприятия, как II Европейские игры, министра не меняют. Логично было бы подождать один месяц, пока не закончатся эти спортивные соревнования.

На мой взгляд, его отставка явно не планировалась заранее. 10 июня Лукашенко вызвал министра и поставил перед ним задачи, объяснил, как должно работать МВД во время II Европейских игр. И вдруг через три часа, в 14.22, как гром среди ясного неба, появляется сообщение БелТА об увольнении Игоря Шуневича с должности министра. Можно предположить, что во время самой беседы Лукашенко с министром случилось что-то неожиданное, незапланированное, что подтолкнуло Лукашенко к радикальному кадровому решению. Ведь зачем было ставить задачи перед министром, которого глава государства собирался уволить?

Причем обращает на себя внимание определенный ступор государственных СМИ. На официальном сайте Лукашенко до сих пор висит информация о задачах, которые ставит Лукашенко главе МВД Шуневичу. Также телеканалы БТ весь день 10 июня крутили один и тот же сюжет, который записали в первой половине встречи. Там глава государства дает указания министру, который на момент выхода передачи уже не министр. Полный сюрреализм. Это просто классика, иллюстрация для учебника о деятельности государственных СМИ в несвободной стране. Поскольку новая установка не появилась, то они гонят старые сюжеты, которые абсолютно не соответствуют реальности. И, кстати, это еще один аргумент в пользу того, что отставка Шуневича не планировалась. Поэтому государственные СМИ оказались абсолютно не подготовлены к быстрому изменению ситуации.

Но это еще не конец этого увлекательного фильма. Опять же, кажется, впервые в новейшей белорусской истории, первым информацию об отставке сообщил сам опальный чиновник. Для Беларуси это не характерно. У нас министры не имеют никакой свободы воли. Лукашенко не спрашивает согласия чиновника как при назначении его на ответственную должность, так и при увольнении. Обо всех кадровых решениях Лукашенко сообщается со ссылкой на пресс-службу главы государства или на официальный лукашенковский указ. А тут — невиданное дело, сам бывший министр сообщил о своей отставке. А разве так можно? У нас же судьбой людей распоряжается тот, кто чуть выше Бога.

Нового министра МВД Юрия Караева Лукашенко назначил на следующий день после отставки прежнего главы ведомства. Потому что перед II Европейскими играми Министерство внутренних дел не может быть обезглавленным.

Обращает на себя внимание фигура нового министра. Это уже пятый глава МВД, который родом не из Беларуси. Если это случается один раз, то это можно считать случайностью. Но когда в течение 20 последних лет министром внутренних дел назначают выходцев из других регионов бывшего СССР, то это уже закономерность. Видимо, Лукашенко считает таких людей более преданными ему лично.

Валерий Карбалевич, «Свободные новости»