12 лiпеня 2020, Нядзеля, 8:48
Сім сім, Хартыя 97!
Рубрыкі

Экс-следователь: Когда уволился из СК, было ощущение, что вышел из тюрьмы

Экс-следователь: Когда уволился из СК, было ощущение, что вышел из тюрьмы

Как уволиться из Следственного комитета и остаться должным государству $18 тысяч.

Молодой следователь рассказал «Радыё Свабода», почему люди массово уходят из милиции.

Евгений, 24 года, Брест.

Год назад уволился из Следственного комитета. Работает менеджером. Вот его история:

«Что бы ты ни сделал, тебя все равно накажут»

Спустя год работы в Следственном комитете я уволился оттуда. С моего выпуска процентов тридцать или даже более из тех, кто пошел в Следственный комитет, уже уволились. Хотя там были неплохие заработки. Со всеми премиями год назад выходило 1300-1400 рублей в месяц, плюс-минус.

Теперь каждый из тех, кто уволился, должны государству 36 тысяч рублей. Даже если ты отработал 1, 2 или 4 года, все равно ты платишь за все пять лет, которые должен был отработать. Если бы не отработка, уволилось бы еще больше людей. Это точно.

Люди пошли на обычную гражданскую работу. На диплом вообще никто не смотрит. Кто-то стал дальнобойщиком. Кто-то пошел в строительный магазин. Я работаю в автосалоне.

Почему? Кому-то надоел этот маразм, кому-то предложили другое хорошее место.

В плане нервной системы там невозможно работать. Ты постоянно на нервах, агрессивный. От того, что ты не успеваешь, ты постоянно на агрессии. Когда я ушел, то стал более спокойный, уравновешенный.

Хотя сама работа была интересной, но там слишком много того, что совсем не нужно. Например, идеологические бессмысленные вещи. Расскажу одну ситуацию.

Сидишь работаешь. Завтра надо сдавать дело прокурору. У тебя еще есть день и ночь впереди. Все плотно расписано: встык, но ты якобы должен успеть. В этот момент заходит в кабинет начальник и говорит: «съезди на встречу. Ветеран будет выступать. Надо посидеть послушать».

Я говорю: «У меня дела. Я не могу. Если бы я был свободен, то без вопросов».

Ответ был таков: «Я тебе сказал езжай, значит езжай».

Я говорю: «Подождите. Я сейчас не успею закончить дело. Завтра утром я не успею его сдать. Прокурор вас накажет. Вы меня накажете».

Он стоит и говорит: «Так и будет».

Я: «Так а что мне тогда? Я не поеду - вы меня сегодня накажете. Я поеду - вы меня завтра накажете».

И вот такие непонятные встречи то с ветеранами, то «шишка» неизвестно откуда приедет, и нужно просто посидеть для массовки. То, что у тебя дела, никого не волнует.

Когда уволился, было ощущение, что вышел из тюрьмы

После школы я думал, что милиция - это престижно, это не какой-то продавец в магазине на кассе. Да и родители говорили: «Иди туда, там и кормят, и одевают, меньше хлопот, жилье снимать не надо». Для них это плюс.

Когда я распределялся, мой тесть настоял, чтобы я пошел в Следственный комитет. Он бывший милиционер. Говорил о престиже Следственного комитета.

Работа в Следственным комитете - это сидеть целыми днями, что-то печатать, один и тот же лист носить пять раз к пяти людям подписать. Кому-то не понравится запятая, и ты все переделывай.

В этой работе нет свободного времени. Совсем. С каждым днем это давит, давит, давит. Я не знаю, может, у других такого нет. Но сколько я разговаривал с ребятами, такое повсюду. Бывает даже и хуже.

Если ты там работаешь, ты находишься словно в оболочке. Ты не видишь окрестности, ты не интересуешься ничем. Ты полностью погружен в свою сферу.

Я это понял, когда уволился. Уже через год я пошел на гражданскую службу. У меня было такое ощущение, что из заключения вышел. Каждый вечер я просто гулял по проспекту. Если кому-то постороннему сказать, он подумает: «Ты что, дурак?» Честно, я просто ходил по проспекту в спортивном костюме, слушал музыку в наушниках. Раз пять туда-обратно. Часами мог так ходить. Я смотрел на людей, на машины. Для меня было так дико, будто я с безлюдного острова приехал. Это такое чувство... Не знаю, как вам это передать. Как вспомню то время... Ходишь, на всех смотришь. Одни смеются, другие нет. Замечаешь такие мелочи. Якобы никому это не интересно, но ты на все это обращаешь внимание. Кто что говорит, кто что строит, какой смысл жизни у людей.

А если там работаешь, в Следственном комитете, ты ничего не замечаешь. Просто знаешь, что надо завтра придти, то и то сделать. Ты как робот.

Отпуск 40 дней, но половину времени ты все равно работаешь

У следователей очень большая загруженность. Может, не хватало сотрудников, может, люди много нарушений делают. Непонятно. Весь сейф был забит делами, страшно смотреть.

Официально работа с 9:00 до 18:00. Но так никто не работает. Я приходил утром, а уходил ночью или утром. Потому что все время что-то не успеваешь. Кто-то может сидеть 2-3 суток подряд.

На этой работе у тебя нет субботы, воскресенья. У тебя все дни одинаковы. Начальство не волнует ничего. Он сказал: «В понедельник ты приносишь мне вот это», и твои проблемы, ты сделаешь это на выходных, или по ночам будешь делать.

Отпуск официально был около 40 дней. Но перед ним надо было сдать все дела. Пока этого не сделаешь, будешь приходить и работать во время отпуска. Большинство наших сотрудников половину отпуска работали, так как дела, дела, дела.

Но люди работают, так как просто надо. Если бы у них была какая-то свобода, они бы давно ушли. Что их там держит? Зарплата 20-го стабильно, и это хороший заработок для нашей страны. Плюс еще в том, что можешь построить жилье под выгодный кредит.

Старшие оставались уже «на автомате». И то они говорили, что раньше было проще работать. А молодые уходят. Перевестись я хотел через 2-3 месяца. Ведь предчувствовал, что мне не понравится. Целый год я пытался хоть куда-то перевестись, хотя в какой отдел, хоть в милицию, хоть участковым, хоть в ГАИ, хоть куда. Повсюду брали, вопросов не было. Но не отпускали из моего отдела. Как я понимаю, никто не хочет терять свои кадры, ведь начнутся вопросы к начальникам: «Почему от вас молодой сотрудник пошел? Значит, что-то не так было».

Через год я решил уволиться. Раз меня не переводят, в отделе лучше не становится, чего себя убивать?