21 жнiўня 2019, Серада, 17:54
Мы ў адной лодцы
Рубрыкі

Тест на прямохождение

2
Тест на прямохождение
Игорь Яковенко

Московский протест создал новую линию демаркации между людьми во власти.

На наших глазах люди во власти и неподалеку от нее дописывают свои биографии. Дополняют свои досье и уточняют репутации, добавляя к ним факты и существенные детали.

Член Совета Федерации Вячеслав Мархаев резко осудил действия силовиков на улицах Москвы.

"То, что столько людей вышли на улицы, уже говорит о том, что просто нет другой возможности быть услышанными властью. И вместо того, чтобы выслушать претензии, организовать диалог, администрацией было принято силовое решение, во многих случаях избыточное", - написал он в своем Instsgram, добавив, что "плохая власть борется с недовольными, хорошая - "с причинами недовольства".

"Это страшно. Страшно, что у граждан нашей страны все меньше возможностей для выражения своего мнения. Я как бывший командир спецподразделения считаю, что действия привлеченных сил по поддержанию общественного порядка неправомерные, профессионально безграмотные", - заявил сенатор Мархаев.

Вячеслав Мархаев – далеко не "травоядный" человек. Он – основатель и первый командир ОМОНа Бурятии, в Народном Хурале Бурятии руководил фракцией КПРФ. То есть, Вячеслав Мархаев член той самой партии православных сталинистов, руководитель которой, Геннадий Зюганов несколько иначе оценил ситуацию с московскими протестами.

"У нас сейчас объявилась та опасность, которая еще вчера не видна была, — оранжевая проказа, которая поразила и Грузию, и Украину, и Прибалтику, и целый ряд других стран, проявилась и на московских улицах", — объяснил лидер КПРФ журналистам на форуме "Территория смыслов". Он также добавил: "То, что вы видели, — это оскал оранжевой проказы, которая является главной бедой последних тридцати лет. Не поддавайтесь, категорически не поддавайтесь".

Есть люди, репутация которых имеет вполне законченный вид и сегодняшние мерзости, сказанные этими людьми, мало что к ней добавляют. Дмитрий Песков по поводу действий силовиков вполне ожидаемо сообщил: "Мы считаем абсолютно оправданным жесткие действия правоохранителей для пресечения общественных беспорядков". И никто не удивлен, поскольку этот человек еще семь лет назад мечтал "размазать печень протестующих по асфальту".

Кадры о том, как один садист в форме акцентированно бьет девушку по печени, другие садисты хладнокровно ломают не сопротивляющемуся человеку ноги о бордюр, третьи что есть силы лупят дубинками лежащих, четвертые с размаху бьют безоружного человека берцем в лицо, и масса других свидетельств дикого садизма и насилия переполняют интернет. Люди во власти и находящиеся около нее не могут эти кадры не видеть. Не могут не видеть и того, что не было на улицах Москвы ничего похожего на массовые беспорядки. Если, конечно, не считать таковыми безобразия, устроенные самими силовиками, перекрывающими улицы и вытаптывающими столичные газоны.

Московский протест и характер действий силовиков по его подавлению создали новую линию демаркации между людьми во власти, а также людьми поддерживающими власть и обслуживающими ее. Эта линия существенно сдвинулась в ту сторону, где уже нет речи о прежних разногласиях, касающихся вещей и вопросов, далеких от повседневной жизни обывателя. Таких как "чей Крым?", "кто сбил Боинг?", "плох или хорош Сталин?" и т.д. Вопрос о том, можно ли бугаю бить девушку в живот, если бугай в форме омоновца, - это вопрос, лежащий в совершенно иной плоскости. И ответ на него делит людей иначе, чем ответы на все вышеперечисленные вопросы.

Весьма характерен в этом смысле очередной раскол в Совете при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека. Шестеро членов этой структуры подписали заявление, в котором московские события изложены так, будто авторы заявления только что вернулись с Марса, включили "Россию-1", а про существование интернета им еще не успели сказать. Шестеро из тех, кто должен советовать гаранту Конституции как защищать права человека, полностью поддержали преступников из Мосгоризбиркома и полицейский беспредел, а вину за происходящее полностью же возложили на тех, кто пытается отстаивать свои конституционные права. Вот что написали шестеро борцов за права человека:

"Казалось бы, обозначены все правовые основания для отказа в регистрации. Однако некоторые оппозиционные политики продолжают демонстрировать явное неуважение к закону, ко всем остальным кандидатам, законопослушным избирателям, призывая граждан на несогласованные акции в свою поддержку. Правоохранительные органы еще раз официально предупредили граждан о юридической ответственности за призывы и участие в подобных незаконных акциях.

Попытки провести несогласованное публичное мероприятие, а также любые провокационные действия со стороны их участников будут расцениваться как угроза общественному порядку и немедленно пресекаться". Конец цитаты.

Вот имена защитников прав омоновцев бить безоружных людей: Игорь Борисов, Александр Брод, Шота Горгадзе, Максим Замшев, Леонид Поляков и Мария Большакова.

29 членов СПЧ из 50 заняли иную позицию и посчитали, что бить девушку в печень нехорошо, а ломать ноги о бордюр неправильно.

В "заявлении 29-ти" сказано, что "Органы государственной власти не должны проявлять предвзятость по отношению к гражданам в связи с их политическими убеждениями. Практика произвольных задержаний должна быть прекращена". Вот имена этих замечательных людей: Т.Андреева, С.Айвазова, А.Асмолов, А.Бабушкин, А.Верховский, Е.Винокурова, П.Гусев, Н.Евдокимова, И.Засурский, И.Каляпин, А.Ковлер, Ю.Костанов, С.Маковецкая, Т.Морщакова, Е.Меркачева, Л.Никитинский, М.Полякова, В.Ряховский, Н.Сванидзе, Г.Резник, О.Сидорович, А.Соболева, А.Сокуров, П.Чиков, И.Шаблинский, Е.Шульман, С.Цыпленков, И.Юргенс, Е.Г.Ясин.

Глава СПЧ Михаил Федотов в "расколе" своей конторы участия не принял, не подписал ни того ни другого заявления, но публично осудил тех, кто призывает прийти на несанкционированные митинги и сказал, что эти люди не чувствуют своей политической ответственности. В этом смысле его позиция ближе к позиции "шестерки", чем к "позиции 29-ти".

Можно сколько угодно говорить, что ситуация после акций московского протеста не изменилась. Но это не так. Она изменилась не только для десятков тысяч участников акций, но и для миллионов тех, кто наблюдал за происходящим воочию или в интернете. Одно дело, когда телевизор и власть лгут о том, что происходит в Украине и в Сирии. И совершенно другое дело, когда телевизор и власть лгут о том, что происходит у вас дома, в чем вы лично участвовали или что вы лично наблюдали. Вне зависимости от того, чем закончатся московские протесты, доверие к власти, к ее обслуге неизбежно упадет до той критической отметки, на которой начинается процесс разрушения государства.

Игорь Яковенко, blogspot.com