15 верасня 2019, Нядзеля, 13:49
Мы ў адной лодцы
Рубрыкі

Взрыв в Северодвинске: Кремль скрывает не радиацию, а технологию

9
Взрыв в Северодвинске: Кремль скрывает не радиацию, а технологию

После взрыва перестали работать станции контроля международной системы мониторинга ядерных испытаний.

Взрыв на военном полигоне под Северодвинском 8 августа, повлекший за собой повышение уровня радиации в регионе, вызвал тревогу как в России, так и за рубежом, пишет "Немецкая волна". Подозрения, что российские власти скрывают истинный масштаб ЧП, усилились на этой неделе, когда выяснилось, что пять станций контроля международной системы мониторинга ядерных испытаний, находящиеся в России, перестали работать. Сообщила об этом Организация Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ОДВЗЯИ), штаб-квартира которой находится в Вене.

Вначале российские власти сослались на проблемы "со связью" у отключенных станций. Позже замглавы МИД РФ Сергей Рябков заявил, что передача данных со станций в России в ОДВЗЯИ, имеющей мандат ООН, является "совершенно добровольной". Эксперты, с которыми поговорил корреспондент DW, выразили уверенность в том, что выход из строя станций не случаен и напрямую связан со взрывом на полигоне под Северодвинском, а также нежеланием российских властей делиться информацией об инциденте.

ОДВЗЯИ: маршрут распространения радиации в России

На связь между взрывом и отключением станций одним из первых указал Лассина Зербо, исполнительный секретарь ОДВЗЯИ.

В своем твите Зербо опубликовал предполагаемую карту распространения радиоактивного облака после взрыва в Северодвинске. В организации уточнили, что версия выстроена согласно погодным условиям в дни, последовавшими за взрывом. Это означает, что теоретически радиоактивное облако могло перемещаться в основном по территории России.

Исполнительный секретарь ОДВЗЯИ Лассина Зербо (справа)
Фото: Reuters

Всего в России есть семь станций для контроля радиации, работающих по контракту с ОДВЗЯИ, отмечают эксперты. "То, что четыре или пять вышли из строя, скорее указывает на то, что отключены были целенаправленно те, до которых доходят воздушные массы из Северодвинска", - объяснил в интервью Михаэль Шёппнер (Michael Schöppner), научный сотрудник венского Института исследований безопасности и рисков (ISR), тесно работающий с ОДВЗЯИ. Отключились в частности две станции в европейской части России - в Дубне и в Кирове, а также на востоке страны - в Билибино, Залесово и Пеледуе. Из пяти отключившихся станций мониторинга ядерных испытаний две, согласно сообщению организации, возобновили передачу данных - станция в Пеледуе и в Билибино.

"Схема, конечно, подозрительная: отключились как раз те станции, которые могли зафиксировать повышение радиации", - отметил Джеффри Льюис из Центра Джеймса Мартина по нераспространению ядерного оружия Миддлберийского института международных исследований в Монтерее (США).

Связь осталась только с удаленными станциями на Дальнем Востоке, где шансов зафиксировать повышенный радиационный фон, по словам эксперта, не было. "Заставить виновного вести себя, как виновный, - недооцениваемый аспект верификации", - добавил Льюис в сообщении для сети Twitter.

"Это не второй Чернобыль"

Повышение радиационного фона в 16 раз, который зафиксировал Росгидромет, звучит как опасное повышение, заметил Шёппнер, однако эти цифры необходимо рассматривать в контексте: "Если данные о том, что максимальный уровень излучения составил не более 2 микрозивертов в час, верны, то это не представляет угрозы для человека. Это меньше, чем доза облучения за один час перелета через Атлантику", - объяснил эксперт из Вены (доза облучения за время полета из Франкфурта в Нью-Йорк, например, - 32-75 микрозивертов, - Ред.). Журналисты посмотрели, для сравнения, на дозу облучения сотрудников "Росатома": по официальным данным, средняя доза облучения составляет 1,65 микрозиверта в час.

То, что интересует российские власти, это не уровень повышения радиационного фона, уверен Шёппнер: "Это было, судя по всему, минимальное повышение, которые не грозит негативными последствиями для здоровья населения. Это точно не второй Чернобыль".

Энн Пеллегрино из Центра Джеймса Мартина (США)

Цель: скрыть следы мини-реактора

Любой агрегат, использующий радиоактивные элементы, имеет свой "отпечаток", и именно этот "отпечаток", судя по всему, в Москве хотели бы скрыть. "Специалист по составу радионуклидов способен сделать выводы о том, что за авария там произошла, а также, например, каков был тип двигателя, реактора и тип радиоактивного материала", - указывает Шёппнер.

Данных о том, какая крылатая ракета проходила испытания на Государственном центральном морском полигоне под Северодвинском, российские власти не предоставили. Исходя из слов сотрудников Российского федерального ядерного центра в Сарове, речь может идти или о ракете, использующей мини-реактор ("Буревестник"), или менее мощные радиоизотопные термоэлектрические генераторы (РИТЭГи). Эксперты из центра Джеймса Мартина в интервью заявили, что 8 августа неудачей закончились именно испытания крылатой ракеты "Буревестник" (НАТО называет ее "Skyfall").

"Мы предполагаем, что Россия перестала передавать данные, собранные на мониторинговых станциях, чтобы не давать доступа остальным странам к потенциально значимой информации об утечке радиации в Нёноксе",- прокомментировала ситуацию научная сотрудница центра Джеймса Мартина Энн Пеллегрино по запросу. Вероятнее всего, станции продолжали вести мониторинг, но не передавали сведения в международный центр сбора данных в Вене, предположила Пеллегрино.

Фактчекинг: Россия получает деньги за работу станций по контролю

Эксперты, с которыми поговорили журналисты, прояснили суть отношений между Россией и ОДВЗЯИ. Россия входит в число 184 стран, которые подписали договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Москва, в отличие от США, также ратифицировала его - факт, который российские власти подвергли критике именно в связи с недавним отключением контрольных станций. Не ратифицировали его еще нескольких стран, например, Северная Корея и Иран, поэтому договор, несмотря на большое количество подписантов, до сих пор не вступил в силу, пояснили журналистам в самой организации. Тем не менее у России есть соглашение с ОДВЗЯИ, которая оплачивает работу находящихся на российской территории станций. Оперативное управление ими остается в сфере ответственности Минобороны РФ. Данные, которые фиксируют станции контроля радиации, автоматически и в режиме реального времени поступают в ОДВЗЯИ, а также всем членам организации.