24 верасня 2019, aўторак, 12:53
Мы ў адной лодцы
Рубрыкі

Считать ли водителем нетрезвого на самокате и можно ли за руль «после вчерашнего»?

8
Считать ли водителем нетрезвого на самокате и можно ли за руль «после вчерашнего»?

Недавно в Минске произошло два резонансных случая, обсуждение которых не прекращается до сих пор.

Оба инцидента связаны с нетрезвыми участниками дорожного движения: в одном из случаев бармен ехал на электросамокате по проезжей части и попался ГАИ, в другом — водитель туристического автобуса из Литвы не вполне в адекватном состоянии перепутал проезжую часть и велодорожку. О двух этих историях, о пьянстве за рулем, пьянстве в целом пишет onliner.by в выпуске «Разборов…».

Итак, в красном углу ринга — Краснов, в синем углу ринга — те, кому следовало бы проспаться, прежде чем садиться за руль.

Пьянству — бой?

Ведешь себя как водитель — отвечай как водитель

Давайте вспомним историю с самого начала: человек, управляя электросамокатом, двигался по проезжей части, за что и был остановлен сотрудниками ГАИ. В ходе проверки выяснилось, что парень находится в нетрезвом состоянии, что подтвердили результаты медицинского освидетельствования. Был составлен протокол об административном правонарушении, наказание — штраф в размере 50 базовых величин (минимальный по этой статье) с лишением права управления транспортными средствами сроком на три года.

— Не все согласились, что этого человека следовало привлекать к ответственности как водителя. Даже приводился пример, что кого-то в аналогичной ситуации остановили на тротуаре и якобы оштрафовали как нетрезвого пешехода. Но я не согласен с такой трактовкой, — говорит Юрий Краснов, эксперт в вопросах безопасности дорожного движения.

Фото: onliner.by

Открываем Кодекс об административных правонарушениях, ч. 1 ст. 18.16 — по ней привлекли парня на электросамокате.

— Эта статья предусматривает ответственность за управление транспортным средством лицом, находящимся в состоянии алкогольного опьянения. То, что парень был нетрезв, подтверждено медосвидетельствованием. К тому же он управлял транспортным средством, причем понимал, что движется по проезжей части. Хотя я бы не ставил это во главу угла: какая разница, по дороге едет пьяный водитель или по тротуару? Будь это хоть водитель мотоблока на пешеходной дорожке — что, он от этого становится пешеходом?

Фото: onliner.by

Про пьяного водителя мотоблока разговор зашел неспроста. Когда Юрий Краснов еще работал в ГАИ, ему довелось остановить такого участника дорожного движения. Медосвидетельствование, протокол — все как полагается.

— А транспортное средство принадлежало некой женщине. И я обязан был ее опросить, чтобы выяснить, знала ли она, что передает мотоблок нетрезвому человеку.

— Нашел ее, задаю вопрос: «Вы понимали, что он находится в нетрезвом виде?» А она мне отвечает: «Да откуда же я знаю, он всегда в таком виде!»

Где граница адекватности?

Второй случай потенциально гораздо опаснее первого. Средь бела дня по главной минской велодорожке, заняв всю ее ширину, куда-то ехал двухэтажный туристический автобус. За рулем был водитель из Литвы, пьяный — 1,49 промилле при освидетельствовании.

— Это яркий пример того, насколько неадекватным может быть поведение участника дорожного движения, у которого достаточно сильная степень опьянения. Водитель не местный, но он что, не понимал, что это не дорога? Как он вообще попал на велодорожку, куда планировал приехать? Его, интересно, не смущало, чего это на дороге полосы такие узкие?

Каждый понимает, что можно выделить различные степени алкогольного опьянения — от более слабой до более сильной — и от этого напрямую зависит поведение человека.

— Опираясь на свой опыт в ГАИ, я сделал вывод, что наименее адекватно ведут себя люди, у которых в организме более 1 промилле.

— Бывали случаи, когда останавливаешь машину, дверь открывается, и человек оттуда буквально вываливается. Спрашиваешь: «Зачем же вы в таком состоянии сели за руль?» И ответ проще некуда: «А потому что я в таком состоянии идти уже не мог».

Почти полтора промилле у водителя автобуса на момент освидетельствования — это, конечно, не рекорд. Но степень опьянения достаточно значительная. Мужчину, как мы сообщали, уволили с работы, несмотря на то, что это первый такой инцидент в его карьере. Свой поступок он так и не сумел объяснить.

— Вместе с тем нередко встречались водители с относительно небольшой степенью опьянения, которые вели себя дисциплинированно. Им же страшно, что их остановят, вот и ехали по правилам. Зачастую такие люди объясняли свое состояние тем, что сели за руль «после вчерашнего».

— В ГАИ даже ходила такая шутка: хочешь остановить водителя с остаточным опьянением — останови того, кто едет с разрешенной скоростью и пристегнут ремнем безопасности.

Фото: onliner.by

Так можно ли за руль «после вчерашнего»?

0,3 промилле — это пороговое значение. После него у участника дорожного движения констатируется факт употребления алкоголя, за что законодательством предусмотрена ответственность. Выходит, водитель с 0,29 промилле считается трезвым, а с 0,31 — пьяным, хотя едва ли в их поведении можно будет усмотреть какую-либо разницу. Так откуда же взялось понятие максимально допустимого значения и в каких дозах алкоголь действительно влияет на способность человека безопасно управлять транспортным средством? За комментарием мы обратились к известному врачу-наркологу Константину Минкевичу.

— Алкогольное опьянение — это не дихотомия «есть — нет», оно углубляется по мере роста концентрации этилового спирта в крови (на самом деле, конечно, — по мере связывания спирта с рецепторами в головном мозге, но это никак не измерить). Отсюда и индивидуальные различия, отсюда и формулировка «факт употребления алкоголя» вместо «опьянения», — пояснил специалист. — То есть минимальные концентрации этилового спирта не приводят к заметному снижению концентрации и росту аварийности. И во многих странах (не исключено даже, что в большинстве) вводится промежуточный допустимый уровень концентрации. В первую очередь не для того, чтобы разрешить выпивать за рулем, а чтобы не доводить до абсурда требования сохранения трезвости, допустить некую «погрешность» для всех участников процесса.

Разумеется, принятый разрешенный уровень всегда условен и обусловлен не столько медицинскими соображениями, сколько «общими». Однако 0,3 (или 0,2, или 0,5, или 0,8) промилле — вполне конкретная величина, ее можно вписать в правила и кодексы, чтобы минимизировать риск разночтений и злоупотреблений, хотя исключить их полностью все равно не получится.

— Замечу, что в Беларуси не хватает еще одного уровня (как минимум), позволяющего различать степень вины: например, 0,3—1 промилле — легкое опьянение со штрафом и лишением, положим, на полгода, а больше 1 промилле — лишение на три года или вообще арест (цифры достаточно условны). Такой подход существует во многих странах.

Это очень важный момент. Обратите на него внимание, мы вернемся к этой теме ниже.

— Кстати, 0,8 промилле, разрешенные в Британии (возможно, где-то еще), будто бы не приводят к какому-то значимому росту аварийности на дорогах королевства. Хотя это может быть обусловлено лучшей организацией движения, например, — продолжает Константин Минкевич. — В общем, подход с разрешенным заданным уровнем содержания алкоголя в крови предсказуемо страдает от отсутствия учета индивидуальных особенностей — это его минус. Зато он позволяет ввести простую и понятную всем участникам процесса границу допустимого. В принципе, в медицине подходы схожие: так или иначе мы вынуждены опираться на статистику, она помогает делать прогнозы точнее, но не позволяет учитывать индивидуальные особенности.

Фото: onliner.by

— А как быть с теми, кто садится за руль «после вчерашнего»? Многие их считают чуть ли не жертвами обстоятельств.

— Мне всегда немного забавно (или нет) читать или слышать, что кто-то попался «после вчерашнего» с большой концентрацией алкоголя. В подавляющем большинстве случаев человек либо врет и пил не вчера, а непосредственно перед поездкой (или, скажем, ночью, а после этого пару часов поспал и все — как бы уже и вчера), либо пил очень прилично, настолько, что за 6—8—10 часов в организме сохранилось значимое содержание алкоголя.

— И здесь уже вопрос, во-первых, а что это он так сильно пьет и нет ли там вообще зависимости (в случае употребления алкоголя накануне наличие зависимости может иметь принципиальное значение)?

— Во-вторых, каково будет его общее состояние после такой серьезной пьянки, ведь не только алкогольное опьянение, но и недосып, переутомление, снижение реакции препятствуют вождению. Если человек накануне серьезно перепил, даже не будучи зависимым, наутро он будет несвеж. При зависимости может еще присоединиться состояние отмены алкоголя (характеризуется тремором, тошнотой, недомоганием и всем прочим. — Прим. Onliner).

Поэтому я бы сказал так: после легкого употребления алкоголя наутро опасаться оказаться пьяным стоит только людям с какими-либо серьезными сопутствующими проблемами, например снижением функции печени. А после серьезной пьянки на следующий день за рулем делать нечего не только и не столько из-за именно опьянения, сколько из-за всей совокупности последствий. Сколько времени не садиться за руль, это уже зависит от человека: до обеда, до вечера, до следующего дня — в общем, пока организм в целом не придет в норму.

0,3 = 3,0?

В соответствии с действующим законодательством — да, и на этом также заострил внимание Юрий Краснов.

— Мы должны говорить не только о неотвратимости наказания, но также и о его соизмеримости. Пока же у нас выходит, что водитель с небольшой степенью опьянения по закону отвечает в той же мере, как и тот, у кого было сильнейшее опьянение, кто находился в неадекватном состоянии и представлял на дороге куда большую опасность.

— Пусть остается норма в 0,3 промилле, но, возможно, есть смысл не наказывать участников дорожного движения одинаково, а ввести какую-то градацию? Не лишать сразу водительского удостоверения за 0,3—0,4—0,5 промилле, а только штрафовать. Разумеется, если это первое такое нарушение у человека.

— А на второй раз либо при опьянении, допустим, свыше 1 промилле забирать права и давать крупный штраф, и не важно, каким транспортным средством человек управлял, — предлагает эксперт.

Фото: onliner.by

Парадокс. Догадка Краснова

Любопытно вот еще что: некоторое время назад, когда ведущий рубрики только начинал работать в ГАИ, предельно допустимым значением было 0,5 промилле, но затем законодательно его уменьшили до 0,3 промилле. Это объяснялось необходимостью ужесточить борьбу с нетрезвыми водителями.

— У меня, правда, есть еще одна догадка, почему пришлось пойти на такой шаг. Госавтоинспекция год за годом прилагает огромные усилия для выявления нетрезвых водителей и профилактики таких нарушений. Ответственность становится серьезнее. Логично, что результат таких усилий — уменьшение числа тех недисциплинированных участников дорожного движения, которые позволяют себе сесть за руль в пьяном виде.

Вместе с тем система оценки эффективности работы осталась прежней, она никак не изменилась за эти годы. Это все отчеты, статистика, количество выявленных нарушителей. И инспектору, если он хочет продемонстрировать результат своей работы, нужно постоянно улучшать свою статистику, выявлять больше нарушителей. А где же их брать?

— Вот такой вот парадокс: с одной стороны, эффективная работа приводит к тому, что пьяных водителей становится меньше, а с другой — некого вносить в статистику, нечем хвастаться.

Фото: onliner.by

С чем боремся: с причиной или со следствием?

Но говоря о пьяных за рулем, необходимо понимать и общую ситуацию в обществе, уверен Юрий Краснов.

— С одной стороны, мы нагнетаем обстановку, выявляем нетрезвых водителей, ужесточаем ответственность. А с другой стороны, в стране очень лояльное отношение к алкоголю, он продается в любое время дня и ночи повсеместно, даже на АЗС. К тому же чаще всего он относительно недорогой. Мы как будто упускаем это из виду и в результате игнорируем суть проблемы, — констатирует ведущий «Разборов...».

— Давайте бороться не с пьянством за рулем, давайте бороться с пьянством в обществе.

— Было бы здорово, если бы реже вспоминали об алкоголе вообще, формировали культуру трезвости. А если хотите выпить — пейте лучше водичку.

Фото: onliner.by