22 кастрычнiка 2019, aўторак, 18:10
Мы ў адной лодцы
Рубрыкі

В России начался процесс транзита власти?

5
В России начался процесс транзита власти?

В борьбе за власть участвуют две группировки: «фарфоровых силовиков» и гражданских.

— Мы, бесспорно, сейчас живем в переломном моменте, этот переходный момент, как всегда имеет много измерений, — заявила Юлия Латынина в авторской программе «Код доступа» на «Эхе Москвы». Как всегда, любой кризис — это время возможностей. Протесты общества — это только одно из измерений.

Практически то, что произошло в России — это начался процесс транзита власти. И в борьбе за эту будущую власть теперь есть две группировки: вот этих самых «фарфоровых силовиков» — Сечиных, Володиных, Патрушевых и примкнувший к ним Бастрыкин, — и гражданская группировка, которая, в общем, не хочет, чтобы в России начался коммерческий 37-й год. Собственно, он уже немножечко начался.

Но вот на наших глазах то «московское дело» о массовых беспорядков, которое пытаются организовать силовики, разваливается. ...И, вообще, дело Устинова в этом смысле — это третья серия долгой войны... И, разумеется, всё это было бы совершенно невозможно без действий именно общества: без писем, без артистов, без пикетов. Без Соловьева и Турчака это было бы совершенно точно возможно. Вот нужно понимать, что эта пенка на известном веществе, она плавает, она видна, и создается впечатление, что она там что-то решает.

Вот решение принимали тяжеловесы и просили Путина, и решение принимал Вайно. Простите, они не могли бы без серьезного напора настоящих оппозиционеров, и, собственно, это очень большая история. Потому что как бы эта история технологически не происходила, напомню, что Владимир Владимирович у нас никогда не прогибался. Это была его метка — не реагировать ни на какие выступления.

Вот была замечательная в 2004 году для меня абсолютно знаковая история, когда в Карачаево-Черкесии зять президента Бадыева Алий Каитов расстрелял прямо у себя на даче 7 человек. Эти 7 человек тоже были какие-то приблатненные, как все в Карачаево-Черкесии владельцы заводов, тем не менее, он просто расстрелял человека и фактически его 6 охранников. Всем это было известно, это было в центре города. Выстрелы звучали, толпа потом огромная в несколько сот человек заняла Дом правительства...

И даже этого Каитова посадили. Но сидел он, как вы понимаете, как в 5-звездочном отеле, пока не вышел. Но президента Бадыева не уволили. Это было принципиально на тот момент для Владимира Владимировича, потому что под давлением общества он у нас не прогибался. То есть он не реагировал, потому что у него не было в лексиконе слова «реагировать», у него было в лексиконе слово «прогнуться».

И тогда я подумала, что в какой-то момент, когда эта система пойдет в разнос, реагировать придется, и тогда это будет действительно очень заметно и тогда это начнет лавину политических изменений. И сейчас мы практически стоим в начале этой лавины, которая, собственно, началась даже не с делом Устинова, а с делом Голунова.