22 кастрычнiка 2019, aўторак, 0:28
Мы ў адной лодцы
Рубрыкі

Demokraatti: Россия движется к политическому тупику

1
Demokraatti: Россия движется к политическому тупику

Популярность Путина падает.

Черная дубинка с силой бьет по бедру мужчины. Лицо человека, прижатого к земле, искажается от боли. Спецназовцы в черных касках и масках затаскивают митингующих в полицейские машины, пишет финское издание Demokraatti (перевод - inosmi.ru).

На московских акциях протеста в июле и августе было задержано больше двух тысяч человек.

Жестокие действия властей посчитали чрезмерными. Однако люди все равно выходили на митинги, которые были охарактеризованы как незаконные. Протестующие требовали допуска кандидатов от оппозиции к сентябрьским муниципальным выборам.

Многие популярные кандидаты не были допущены до выборов. Эта практика в России является распространенной: так неугодных политиков можно держать подальше от власти.

За два последних года число протестующих в России возросло в два раза. В начале лета народ вышел на баррикады, когда журналиста Ивана Голунова, занимавшегося вопросами коррупции, пытались заставить молчать при помощи сфабрикованного обвинения в хранении и употреблении наркотиков. Тогда желание народа было услышано. В эту ситуацию пришлось вмешаться президенту Владимиру Путину. Голунова освободили, Путин уволил двух руководителей полиции.

Митинги проходили и в Екатеринбурге, крупном уральском городе. В центре города хотели построить большой собор. В мае против этого проекта выступили тысячи человек, в игру пришлось вмешаться Путину. Строительство собора было отменено.

В Архангельске на севере России проходили масштабные протесты, связанные с проблемой мусора, поскольку в Архангельской области планировалось сделать свалку и предприятие по переработке мусора москвичей. Проект создания свалки сейчас частично приостановлен.

Предыдущая волна демонстраций пришлась на период с 2011 по 2012 год, когда в связи с парламентскими выборами шли протесты против нарушений на выборах.

Сейчас недовольство и разочарование народа возросло. У администрации Путина больше не получается повышать уровень благосостояния граждан. Произвол местных властей усложнил будни простых людей. Законодательство в вопросах интернета, свободы собраний и положения сексуальных меньшинств было ужесточено.

Популярность Путина во многом основывалась на росте уровня жизни и стабильности, которые ему удалось создать после хаоса начала 1990-х, когда распался СССР. Сейчас чары Путина рассеиваются. На самом деле 2019 год является уже шестым годом, когда снижается покупательная способность россиян.

Доверие к партиям и политике упало еще больше.

«В демократических государствах обычно происходит так: если у одной партии поддержка падает, то у другой она возрастает. В России поддержку теряют одновременно все партии», — говорит эксперт Института внешней политики Финляндии (UPI) Юсси Лассила (Jussi Lassila).

Доля «спящих избирателей» составляет более 20 %. Речь идет о тех, кто заявил, что не намерен участвовать ни в каких выборах.

«Существует риск серьезного политического кризиса. Страна движется к политическому тупику», — рассуждает Лассила.

«Российские партии настолько слабы, что попытки разобраться с недовольством россиян при помощи выборов терпят неудачу. Сейчас кажется, что единственным вариантом выхода из сложившейся ситуации являются акции протеста. Это может привести к неожиданным последствиям».

Россия оккупировала Крым в 2014 году. Тогда этот шаг был важным для внутренней политики: он повысил самооценку народа. Говорили о крымской эйфории, благодаря которой на смену массовым протестам в 2011-2012 годы и снижению популярности Путина пришли новые рекордные показатели. В то же время контроль гражданского общества значительно усилился.

Сейчас восторг россиян по поводу захвата Крыма утих.

«Уровень доверия граждан к правительству и институтам снизился до показателей, предшествующих захвату Крыма. Важно отметить, что сейчас снизилась и поддержка Путина», — говорит Лассила.

Верховная власть находится под контролем очень небольшой группы. Она главным образом состоит из представителей последних советских поколений, то есть тех, кто взрослел в советское время.

По словам Лассила, наиболее опасная для государства политическая активность и общественная критика прочно связаны с образованными молодыми жителями городов.

«В разговорах о России на удивление мало внимания уделяется неизбежной смене поколений. Правда, это происходит постепенно, не сразу», — говорит Лассила.

В России растет поколение, которое не помнит даже 1990-е годы. Это так называемые «путинские дети», которые выросли в политически безальтернативной ситуации.

«Сейчас наблюдается естественный процесс «отцеубийства».

Чувство национального единения пытаются укрепить, в том числе, и делая ставку на консерватизм.

«В коридорах Кремля создается мнение, что консерватизм мог бы прийтись россиянам по вкусу. Это мнение легко подвергнуть критике», — говорит Лассила.

Традиционные ценности пытаются укрепить при помощи церкви. Церковь получила больше политической власти. Она смогла повлиять на законы, связанные с облегчением наказания за случаи семейного насилия и криминализацией оскорблений чувств верующих.

Можно вспомнить и о недавно вошедшем в силу законе о запрете пропаганды гомосексуализма.

«Между тем, согласно опросам, взгляды россиян во многих аспектах стали более либеральными. Например, в 1990-е годы отношение к сексуальным меньшинствам было более негативным».

Волна массовых протестов, которая началась в 2018 году, отличается от протестов 2011-2012 годов тем, что сейчас в митингах стала активно участвовать молодежь. Протесты проходят по всей России, не только в крупных городах, как раньше. Кроме этого, россияне, похоже, готовы отстаивать свое мнение, хотя разрешение на проведение демонстраций теперь получить тяжелее, а наказания за участие в протестах, на которые не было получено разрешение, были ужесточены.

Профессор русской литературы и культуры Томи Хуттунен (Tomi Huttunen) говорит, что на улицы выходит много простых россиян, которые в целом довольны своей жизнью и уровнем зарплаты. В митингах участвуют и его знакомые, сотрудники университетов, писатели и гуманитарии, с которыми он регулярно встречается по работе.

«Если что-то идет не так, люди выходят на митинги. Мои друзья тоже участвуют в протестах. Речь идет о плохих решениях, которые напрямую касаются простых людей», — говорит Хуттунен.

На многих митингах были достигнуты желанные результаты. Власти были вынуждены отказаться от своих планов. Это вызвало веру в возможность перемен.

При помощи голосования или через партии на ситуацию повлиять нельзя. Когда народ выходит на баррикады, тревожащие людей темы обычно касаются их непосредственного окружения и будней.

«Они не придерживаются определенных идеологических взглядов, не выступают против какой-нибудь партии или за какую-нибудь партию. Обычно выступают против плохих решений в местной политике», — рассуждает Хуттунен.

«Это можно сказать обо всех — и об интеллигенции, и об остальных россиянах».

В России митинги имеют давние традиции. Люди выходили на улицы еще в советские времена. Например, ленинградская перестройка началась в 1980-е годы с небольших митингов.

У партии «Единая Россия», которая находится у власти, нет оппозиции, которая имела бы большие политические амбиции. Или же она иногда появляется, но ее заставляют замолчать при помощи бюрократии, связанной с проведением выборов.

Формальная оппозиция в Думе — так называемая системная оппозиция, то есть оппозиция, которая представлена в официальных органах. В ее ряды входят, в том числе, либерально-демократическая партия Владимира Жириновского ЛДПР и российская коммунистическая партия КПРФ. На самом деле они не бросают вызов власти.

«Либеральные демократы Жириновского — скандальная партия, которая в целом является творением Кремля. У ЛДПР есть важная роль — забрать голоса у коммунистов и политический контроль у националистов», — объясняет Лассила.

«Жириновский скандалит по любому поводу, но в Думе его партия голосует в соответствии с линией Кремля».

У КПРФ, наследника коммунистической партии Советского Союза, нет ничего общего с европейскими левыми партиями. Речь идет о националистическом консервативном движении, в котором есть небольшие радикальные марксистские группы, но многие поддерживают православную церковь и внешнюю политику Путина.

«Коммунисты осуждают Путина в первую очередь потому, что его считают преемником Ельцина, который продолжает капиталистическую либерализацию и уничтожил СССР», — говорит Лассила.

В начале 2000-х годов КПРФ энергично выступила против Путина, но сейчас конкуренция сошла на-нет. Одна из причин кроется в том, что во время отбора кандидатов для участия в выборах отсеиваются деятели, которых считают опасными.

Творением Кремля является и партия «Справедливая Россия», в которую попытались направить социал-демократические голоса.

«Во время протестов 2011-2012 годов „Справедливая Россия" начала вести себя как правая оппозиционная партия, в результате чего главных деятелей выгнали, а партия была наказана. Сейчас поддержка партии сократилась настолько сильно, что она рискует выбыть из выборов в Думу в 2021 году», — говорит Лассила.

Оказывать воздействие через политическую систему — крайне сложно и изнурительно. Поэтому достойной альтернативой являются митинги.

«На муниципальных выборах в сентябре будут также выбирать губернатора Санкт-Петербурга, это очень важная территория для власти, как и Москва. Кремль не пожалеет средств, чтобы был избран непопулярный и коррумпированный Александр Беглов, потому что он — доверенное лицо Путина», — говорит Лассила. (Александр Беглов одержал победу на выборах губернатора Санкт-Петербурга, прим. перев.)

«За этим могут последовать протесты, потому что он очень непопулярен».

В России также есть внепарламентская оппозиция, состоящая из тех, кто не смог получить место в Думе. После протестов 2011-2012 годов лидером внепарламентской оппозиции стал Алексей Навальный. Он прославился борьбой с коррупцией, из-за чего и стал помехой для Кремля.

Навального отправили в тюрьму за незаконную организацию демонстрации в июле 2019 года. После задержания был интересный эпизод: врач посчитал, что Навальный мог быть отравлен. У него была аллергическая реакция.

Кроме внепарламентской оппозиции есть большая группа авторитетных людей, то есть интеллигенция.

У представителей культуры и интеллигенции в России всегда была важная роль. При помощи перформансов и искусства можно провоцировать власть. Пример этому — выходка группы активистов «Пусси Райот» (Pussy Riot) в Соборе Христа Спасителя в Москве в 2012 году.

По словам Томи Хуттунена, демонстрации проходили в России удачно в тех случаях, когда народу и интеллигенции удавалось найти общий язык. Интеллигенция может помочь россиянам направить их гнев в нужное русло.

«Трагедия великого русского поэта Александра Пушкина заключалась в том, что его идеи и идеи декабристов не были поняты народом», — говорит Хуттунен.

Пушкин жил в начале XIX века. Он стоял у истоков золотого века русской литературы. Пушкин поддерживал мятеж офицеров с либеральными взглядами в 1825 году, который должен был воспрепятствовать восхождению Николая I на престол. Декабристы хотели, чтобы конституция России носила более западный характер, а также добивались отмены крепостного права.

«Тогда народ не мог понять, как красиво одетые денди могли бы изменить действительность и сделать нечто такое, что коснулось бы и русского народа», — говорит Хуттунен.

В итоге императорские войска подавили восстание. Успешная революция состоялась только спустя сто лет. Тогда интеллигенция и народ объединили свои силы.

Российская действительность предстает перед финнами преимущественно в формате тех событий, которые освещаются в новостях. Об обычных буднях россиян в СМИ не говорят.

В первом десятилетии XXI века в России появилось больше книг в жанре антиутопии, чем когда-либо раньше. Авторы произведений рассуждают о том, что может произойти со страной, если ситуация продолжит развиваться так, как сейчас. Протестная проза наших дней — новый реализм, который стремится отобразить упадок сельской местности, коррупцию и уныние при помощи художественной литературы.

«Писателей не преследуют, потому что их не считают опасными. С другой стороны, литература всегда была в России важной», — говорит Хуттунен.

Власти пристально следят за рэп-музыкой, рэп-концерты нередко запрещают. Рэп-музыку считают опасной для молодежи. В рэп-баттлах, которые смотрят десятки миллионов молодых людей, показывают столкновения разных идеологий.

Театральные представления и фильмы — дорогой продукт, и за ними следят тщательнее, чем за литературой. Театры и фильмы сталкиваются с большим количеством трудностей, потому что они говорят о проблемах общества, в частности, сексуальных меньшинств.

Из-за закона о запрете пропаганды гомосексуализма 2013 года многие проекты были лишены финансирования.

Интеллигенция может быть выразителем состояния народа и указывать новое направление развития. Интеллигенция есть не только в культурной среде, но и в различных других сферах — например, среди людей, покинувших страну, в Кремле, среди богачей и даже среди влиятельных персон социальных сетей. У многих видеоблогеров есть миллионные аудитории, так что их взгляды не остаются без внимания.

«Нет идеологии, которая могла бы объединить российскую интеллигенцию. В результате захвата Крыма интеллигенция стала разрозненной», — говорит Хуттунен.

До захвата Крыма у интеллигенции была более ясная роль. В 2011-2012 годы были протесты, в которых могли объединяться даже либералы и ультранационалисты.

«Конечно, им было странно стоять в одном ряду, но в больших демонстрациях у них был общий враг. После оккупации Крыма националисты стали отдельной группой. Они поддерживают оккупацию и готовы поддержать сепаратистов на востоке Украины», — объясняет Хуттунен.

Захват Крыма стал победой во внутренней политике в том отношении, что критически мыслящая интеллигенция стала разрозненной. Появилась патриотически настроенная интеллигенция, которая раньше критиковала власть Путина.

Отдельной группой являются интеллигенты, покинувшие страну, среди которых есть влиятельные мыслители и популярные писатели. Например, Артемий Троицкий, который переехал вместе со своей семьей в Таллин в 2014 году, поскольку испугался, что его дети станут жертвами пропаганды.

«Такая интеллигенция считает, что Россия жива, но жить в ней нельзя».

В Кремле тоже есть своя интеллигенция, которая руководит разными телеканалами. Они не бросают вызов власти, но все же пытаются повлиять на граждан и осудить действия власти. Кремлевская интеллигенция близка к политической элите, соглашается с действиями власти, а также поднимает интересные темы.

К кремлевской интеллигенции относится Владислав Сурков. Весной 2018 года он провозгласил президентский срок Путина вечным. По его мнению, Путин является образцом нового националистического типа мышления, то есть образцом для Дональда Трампа (Donald Trump), партии «Истинные финны» (Perussuomalaiset), итальянских и австрийских националистов.

«По мнению Суркова, похоже, что все следуют примеру России. Она вновь стала мессией, прямо как в XIX веке — тогда философы тоже считали ее таковой», — объясняет Хуттунен.

Российская интеллигенция есть и среди правых либералов, которые хотят обеспечить успешным людям свободу действий. Также есть группа очень популярных видеоблогеров, у которых есть десятки миллионов зрителей.

«Многообразие интеллигенции говорит о том, что на самом деле интеллигенции как единого понятия нет. Разные группы интеллигенции представляют разные поколения и людей, работающих в разных областях», — говорит Хуттунен.

Некоторые влиятельные деятели поддерживают Путина, но, к примеру, либералы, гламурная интеллигенция и интеллигенция, покинувшая страну, не согласны с его политикой. Московская гламурная интеллигенция особо интересуется модой и ее исследованием. Если в ней и есть протестный дух, то речь скорее идет о критике образа жизни.

«Важно помнить, что в России, в том числе и в сфере культуры, есть очень много людей, которых абсолютно не интересует сегодняшняя политика, как и то, кто сейчас сидит в Кремле или будет сидеть завтра. В первую очередь их интересует свобода собственных действий», — говорит Хуттунен.