19 лютага 2020, Серада, 4:44
Засталося зусім крыху
Рубрыкі

Спасибо, что ушли

2
Спасибо, что ушли
Александр Гольц

Авторитарная форма правления к трансформации неспособна.

В полном соответствии с советскими пропагандистскими канонами главное программное выступление лидера (тогда это был отчетный доклад ЦК КПСС очередному съезду партии, сегодня — Послание Федеральному собранию) подкрепляется дополнительными выступлениями, призванными «расширить и углубить» судьбоносные решения. Вот и главный начальник страны поспешил укрепить скрепы на встрече с ветеранами Великой Отечественной и «представителями патриотических объединений», собранными по случаю годовщины прорыва блокады Ленинграда.

Понятное дело, участники кипели праведным гневом по адресу проклятых зарубежцев, «извращающих историю Второй мировой войны». И реакция Владимира Путина не заставила себя ждать: «Этот поганый рот, который открывают некоторые деятели “за бугром”, для того чтобы достичь своих сиюминутных политических целей, мы заткнем правдивой документальной информацией». Достичь этой благой цели, полагает лидер государства, можно будет создав «центр архивных документов, кино- и фотоматериалов, и мы заткнем рот тем, кто пытается переиначить историю, подать ее в ложном свете и принизить роль наших отцов, наших дедов, наших героев, которые погибали, защищая свою Родину и защищая весь мир практически от “коричневой чумы” — от нацизма».

Президент совершенно не скрывал, из каких, собственно говоря, документов будет составлен фонд этого самого центра: «Когда Красная Армия возвращалась из Европы, многие документы оказались в Москве, и мы знаем, что происходило накануне Второй мировой войны достоверно, документально — не только по дням, а иногда даже по часам — из дипломатической переписки, из различных дипломатических документов и нот, которые под грифами ”секретно” и ”совершенно секретно” циркулировали между различными странами в Европе. Поэтому нам не составит никакого труда восстановить реалии происходивших тогда событий».

На самом деле, чтобы создать настоящую историю Второй мировой, никакого особого центра учреждать не надо. Достаточно допустить исследователей в архивы Администрации президента, МИДа, ФСБ, СВР, Минобороны, к документам 75-летней давности. Ко всем хранящимся там документам. А не тем, что специально отобраны архивариусами в погонах. Ведь уже заранее понятно, к каким выводам будут подводить эти специально отобранные документы. Только что в журнале «Военная мысль» была опубликована статья «Великая Победа под обстрелом фальсификаторов. Спекуляции о начальном периоде Великой Отечественной войны» (воспроизведена на сайте Минобороны).

Из нее можно узнать, что репрессии 1937-1940 годов никак не уменьшили боеспособность Советской Армии. Что товарищ Сталин вовсе не игнорировал данные разведки о надвигающейся агрессии. Что войска приграничных округов были своевременно приведены в боевую готовность. А причина поражений 1941-го исключительно в превосходстве немцев в военной технике (что многократно было опровергнуто серьезными историками). Авторы даже не задаются вопросом, почему, если тов. Сталин прекрасно знал о готовящемся ударе, он не позаботился о создании боеспособных группировок, о заблаговременном сосредоточении войск. Мало того, что нам пытаются всучить самые примитивные мифы советской пропаганды — составители этого текста оставляют без внимания даже прошедшие советскую цензуру канонические тексты вроде воспоминаний маршал Жукова.

Так что сомнений в том, что будут представлять собой путинские исторические изыски, нет. Самое время подумать, а кого они, собственно говоря, защищают этими негодными средствами. Память миллионов погибших, десятки тысяч которых до сих пор так и не нашли упокоения на нормальных ухоженных кладбищах? Причем не на земле новых супостатов, а на нашей, российской земле. Хоть двадцать раз перечитайте пресловутую резолюцию ЕС, никто на эту память не покушается. На самом деле Путин и его подчиненные яростно защищают не подвиг народов СССР — они защищают лично товарища Сталина. Того, чья мудрая политика обеспечила снабжение сырьем гитлеровский режим, почти в открытую готовивший агрессию. Того, кто делил вместе с Гитлером Европу и обеспечил в конце концов в результате этого раздела наличие фашистских дивизий на советских границах.

Правы те, кто связывает яростную защиту действий СССР в предвоенный период, защиту внешней политики Сталина с тем, что как раз из сталинских достижений Путин черпает свою внешнеполитическую легитимность. С именем Сталина связаны Ялтинская и Потсдамская конференции, которые обеспечили создание ООН и место России в Совете безопасности, ее право вето, то есть возможность запретить любое невыгодное решение. Владимир Путин до сих пор представляет мировую политику в виде ялтинского стола, за которым сидят лидеры великих держав, которые, делая друг другу мелкие гадости, решают судьбу малых сих. 75 лет назад чертили границы Польши. Сегодня — Сирии и Ливии.

Указание на ответственность сталинского режима за развязывание Второй мировой — это, по Путину, попытка поставить под вопрос его, Путина, право решать судьбы мира сегодня. Такую же попытку он увидел в киевском майдане. В преддверии 75-летия Великой Победы главный российский начальник яростно воюет вовсе не за то, чтобы стать наследником миллионов советских людей, которые немыслимыми жертвами одолели врага. Он борется за наследие товарища Сталина.

Эта борьба естественным образом перетекает в обсуждение вопроса о власти. Ветеран вполне ожидаемо попросил тов. Путина отменить к чертовой матери все эти ограничения на время правления и твердой рукой длить свой верный курс до бесконечности. На что главный начальник ответил: «Очень тревожно, на мой взгляд, было бы вернуться в ситуацию середины 1980-х годов, когда руководители государства один за одним до конца своих дней оставались у власти, уходили из этой власти, не обеспечивая при этом необходимых условий для трансформации этой власти». Очень показательно, что Путин даже не заикается о том, что бесконечное правление одного человека ведет к застою, что оно прямо противоречит устоям демократического государства. Он не смущается тем, что оперирует опытом государства тоталитарного.

Да, товарищ Сталин, последовательно уничтожавший поколение за поколением администраторов, которые хотя бы теоретически могли составить ему конкуренцию, помер, не оставив наследников. Кто пришел после него, Хрущев, Брежнев, прочие участники гонки на лафетах, тоже не создали условий для «трансформации». Спасибо, что ушли без кровопролития. Авторитарная форма правления (за редчайшими исключениями — и Путин точно к ним не относится) к трансформации неспособна. Судя по всему, внося поправки в Конституцию, Кремль намерен превратить государственное устройство страны в бассейн из анекдота. Мол, научатся преемники плавать, тогда и воду пущу. Не пустит никогда. Так и будут исполненные злобы клоуны разводить руками, изображая плавание…

Александр Гольц, «Ежедневный журнал»