28 лютага 2020, Пятніца, 19:00
Засталося зусім крыху
Рубрыкі

Расстаться со «Спутником»: Страны Балтии против российских СМИ

2
Расстаться со «Спутником»: Страны Балтии против российских СМИ

Страны Балтии используют все доступные методы для защиты своего информационного пространства.

Страны Балтии пытаются оградить себя от российской пропаганды, стараясь при этом избежать обвинений в наступлении на свободу слова и давлении на прессу. Не всегда это получается, передает «Радио Свобода».

Президент Латвии Эгил Левитс на днях предложил Сейму (латвийскому парламенту) ограничить русскоязычное вещание по кабельному телевидению. Согласно его законодательной инициативе, доля каналов, создающих контент на территории Евросоюза на его официальных языках, в основных пакетах всех кабельных операторов должна составлять не менее 80%. Так глава государства намерен решить "давно осознаваемую проблему, которую до сих пор невозможно было эффективно устранить другими методами".

"Сильное информационное пространство является важным вопросом демократии и государственной безопасности Латвии. Законодатель должен создать условия для обеспечения доступности населению Латвии качественных и плюралистических телепрограмм, которые укрепляют чувство принадлежности Латвии к европейскому культурному пространству", – сообщил президент.

Депутат Сейма от партии "Согласие", председатель комитета по юридическим вопросам и правам человека Парламентской ассамблеи Совета Европы Борис Цилевич сообщил, что это предложение выдвигается уже в пятый раз. И всякий раз кабельные операторы объясняют, что им придется комплектовать пакеты не оппозиционными и независимыми каналами – "Дождем", "Настоящим Временем" или RTVi, – а московским мейнстримом: Первым, РТР, НТВ, потому что их аудитория больше. "Таким образом, в результате принятия поправок будет убран альтернативный контент, и у прокремлёвских каналов не останется никакой русскоязычной альтернативы вообще, – считает Цилевич. – То есть результат будет прямо противоположен декларируемому".

Какие еще методы страны Балтии используют для защиты своего информационного пространства? Минувшей осенью проблемы начались у агентства Sputnik (подразделения государственного Международного информационного агентства "Россия сегодня") и у всех в Эстонии, кто имел дело с "Россией сегодня". К примеру, фотобанк Scanpix со счета в Swedbank не смог перевести в Россию авторские отчисления.

Тогда же банки заморозили для "Sputnik Эстония" переводы зарплат, налоговые и арендные платежи, а арендодатель в одностороннем порядке расторг договор на аренду офиса. Затем стали закрывать счета рядовым сотрудникам. Некоторые из них сообщали, что не смогли открыть новый счет ни в одном банке страны. В декабре стали приходить письма из полиции с требованием уволиться под угрозой уголовного преследования. Поэтому с 1 января 2020 года все сотрудники "Sputnik Эстония" вынужденно прекратили трудовые отношения с МИА "Россия сегодня". Эстонская редакция остановила работу, якобы временно. МИА "Россия сегодня" назвало действия эстонских властей "правовым беспределом". За "свои" СМИ заступился и Владимир Путин на ежегодной пресс-конференции, заявив, однако, что принятие Москвой "ответных мер на государственном уровне" было бы малоэффективным.

Однако уже после закрытия портала многие эстонские банки стали блокировать счета лицам, получившим хоть один перевод от "Спутника". Эстонский русскоязычный журналист, сотрудничавший с агентством эпизодически, согласился рассказать нам обстоятельства дела на условиях анонимности – он объяснил, что отношения с банком уладил и больше не хочет сложностей.

– Расскажите, пожалуйста, в чем вас заподозрил банк?

– В нарушении антироссийских санкций. По их мнению, государственное информационное агентство "Россия сегодня" находится под контролем Дмитрия Киселева, он якобы бенефициар, а значит, любые финансовые операции с ним запрещены. Даже если это единичные журналистские гонорары. Предъявили требование – до 1 января прекратить любое сотрудничество со "Sputnik Эстония", предоставить гонорарный договор и справку о его расторжении. На объяснения, что Sputnik не является моим основным работодателем, внимания не обращали. В декабре заблокировали кредитную карту и приказали снять со счетов в Swedbank все деньги. И сказали, что если не получат доказательств расторжения договора с российским агентством, то закроют мой счет окончательно с 13 января. Я им отправил соответствующую справку.

– Шеф-редактор "Sputnik Эстония" Елена Черышева специально выдавала людям такую справку?

– Тем, кто просил. Параллельно бюро по отмыванию денег прислало письмо с угрозой, что если договор с "Россией сегодня" расторгнут не будет, то может быть возбуждено уголовное дело со сроком наказания до 5 лет лишения свободы. Это разослали и штатным сотрудникам, и фрилансерам. Я плохо понимаю, как менеджер может быть бенефициаром государственного агентства. По-моему, таковым может быть лишь само государство. Так можно считать, например, находящуюся под санкциями Валентину Матвиенко (председатель Совета Федерации РФ. – Прим.) бенефициаром всей России. Тогда вообще нельзя общаться ни с одним гражданином или фирмой в РФ.

Глава Бюро данных об отмывании денег Департамента полиции и погранохраны Мадис Рейманд аргументировал правомерность этих действий тем, что генеральный директор и управляющий деятельностью и имуществом "России сегодня" Дмитрий Киселев с 2014 года входит в "украинский" список персональных санкций Евросоюза. "По отношению к самому агентству "Россия сегодня" санкции не вводились, но их следует применять по отношению к этой организации, поскольку ее гендиректором является Дмитрий Киселев", – сказал Рейманд.

Министр иностранных дел Урмас Рейнсалу подчеркнул, что речь идет исключительно о финансовых санкциях: Эстония не пытается блокировать доступ к этому порталу или как-то влиять на его содержание. "Мы проинформировали юридическую службу Европейской комиссии, – сообщил Рейнсалу. – Соответствующие агентства в Европейской комиссии заявили, что эти шаги Эстонской Республики по применению данного регламента являются уместными".

"Мне версия о согласованиях не кажется убедительной, – поясняет юрист объединения "Европейский свободный альянс" в Европарламенте Алексей Димитров. – На европейском уровне за санкции отвечает не Европейская комиссия, а Совет ЕС. В этом случае, скорее всего, Еврокомиссия запросила бы мнения у других государств, чтобы санкции вводились везде одинаково. Но ситуация с заморозкой зарплатных счетов журналистов типична именно для Эстонии. У Совета есть даже специальный документ, который описывает, как санкции должны применяться. И в нём большое внимание уделяется тому, чтобы они не затронули более широкого круга лиц, чем обозначено в списках. Дело в том, что все решения, которые касаются санкций, могут быть оспорены напрямую или через посредничество национальных судов в Суде Европейского союза в Люксембурге. Бывало, что Совет проигрывал такие дела. Поэтому там щепетильно относятся к процедурам. Ни подразделения "Спутника" как юридические лица, ни российское новостное агентство в списке не упомянуты. И еще один момент. Лично Киселев в Люксембурге оспаривал санкции, введенные против него, и в одном из параграфов, в котором суд оценивает соразмерность ограничений, говорится, что они введены только против Киселева, и никаких других журналистов они не касаются".

Премьер-министр Эстонии Юри Ратас заявил: "Если мы говорим о санкциях Европейского союза в отношении собственности агентства Sputnik, то они никак не связаны с содержанием. Оно, с точки зрения санкций, никакого значения не имеет. На месте этого СМИ могло бы быть предприятие, работающее в любой другой сфере". Однако русскоязычные жители Эстонии, видимо, придерживаются другого мнения: во время онлайн-голосования в дискуссионной передаче "Кто кого?" на телеканале ETV+, вещающем на русском языке, 90% телезрителей сочли эти действия государства цензурой.

Главный редактор газеты "Деловые ведомости" из группы Äripaev Полина Волкова сообщила, что несколько удивлена размахом события, поскольку сайт "Sputnik Эстония" внутри страны посещался слабо.

– Мы ждем, что будет дальше. Я не верю, что "Россия сегодня" просто уйдет, если у нее есть цель – быть здесь. Не очень понятно, каковы юридические основания для того, чтобы реализовывать санкции конкретно в отношении "Спутника". Потому что в Эстонии Sputnik появился в 2016 году, и уже тогда во главе МИА "Россия сегодня" стоял Дмитрий Киселев, уже на тот момент против него были введены эти санкции. Секрета в том, что Sputnik – это подразделение "России сегодня", тоже не было. Но тем не менее, эта организация умудрилась просуществовать четыре года. Неясно, почему в конце 2019 года вдруг оказалось, что этой ситуации не должно быть. Сразу начинаются спекуляции о том, что это политическое решение.

– А как вы считаете, это политическое решение?

– Мне лично кажется, что оно объясняется повышенной тревожностью подразделения нашей полиции, Бюро данных по противодействию отмыванию денег. У нас в начале года был скандал со Swedbank, через который проводились сомнительные российские деньги, и из-за этого банк стал очень осторожно себя вести, закрывать счета. Министр иностранных дел Рейнсалу сказал, что это дело связано с санкциями, но большой вопрос: случилось бы это, если бы это была не российская организация и речь не шла бы о Дмитрии Киселеве? Сама репутация, которая сопровождает Sputnik, могла косвенно повлиять: мол, его нам закрыть не жалко.

В Литве и Латвии интернет-сайты, связанные с "Россией сегодня", переселились из национальных доменных зон в зону .ru. Летом прошлого года в связи с санкциями против Дмитрия Киселева был закрыт доступ к порталу Baltnews.lv. "Sputnik Латвия" был закрыт в 2016 году по тем же причинам. В июне 2019 года суд разрешил Литовской комиссии по телевидению и радиовещанию заблокировать портал "Sputnik Литва" за нарушение авторских прав: незаконную перепечатку статей литовской телерадиовещательной компании LRT. В мае в аэропорту Вильнюса задержали главного редактора "Sputnik Литва", гражданина Латвии Марата Касема, запретив ему въезд на пять лет с формулировкой "угроза национальной безопасности".

В начале февраля СМИ сообщили, что сотрудники Службы госбезопасности пришли в рижский офис Baltic Media Alliance, совладельцем и председателем правления которого является Олег Солодов. В группу BMA входят "Первый Балтийский канал" – третий по популярности в Латвии и пятый в Литве, "Первый Балтийский музыкальный канал", рекламное агентство Baltijas mediju reklāma, а также Ren TV Baltic, печатные издания "МК-Латвия", "МК-Эстония" и другие компании. Обыски прошли в Риге и Таллине.

Олег Солодов, предположительно, подозревается в связях с Юрием Ковальчуком, приближенным Владимира Путина и бенефициаром Национальной Медиа Группы. Ковальчук фигурирует в санкционных списках Евросоюза и США с 2014 года. В ноябре прошлого года Национальный совет по электронным СМИ (НСЭСМИ) уже запретил BMA трансляцию девяти каналов этой группы (в Эстонии они доступны).

"Первый Балтийский канал" создает собственный новостной и развлекательный контент, но в основном закупает передачи российского Первого канала. И хотя Национальная медиагруппа и не скрывает, что ПБК является ее дочерним предприятием, глава НСЭСМИ Ивар Аболиньш сообщил, что закрывать ПБК пока не будут, потому что хозяйственная структура холдинга очень разветвлена, и связь с Ковальчуком еще предстоит доказать.