29 сакавiка 2020, Нядзеля, 3:45
Народны карантын
Рубрыкі

Сирийский эффект домино

1
Сирийский эффект домино

Как будет развиваться ситуация в Идлибе?

Ведущаяся при поддержке России операция против мятежников на северо-западе Сирии может привести к самой крупной гуманитарной катастрофе в рамках продолжающейся уже девятый год гражданской войны. В ближайшие недели мы, возможно, станем свидетелями нового миграционного кризиса в Европе, при этом среди беженцев, которые ищут убежища и нормальной жизни, могут оказаться несколько десятков террористов из различных группировок, пишет польское издание Onet (перевод — inosmi.ru).

Идлиб под перекрестным огнем

На обновляемых каждый день картах, которые обнародует портал syria.liveuamap.com, видно, что поддерживаемые Турцией подразделения оппозиционной сирийской армии (с ней борется режим Башара Асада) отступают. В последнее время правительственные силы, которым помогает российская авиация и иранская милиция, отбили более 600 квадратных километров оккупированной бунтовщиками территории и вышли к Идлибу — провинции на северо-западе Сирии.

Почти половина из 22 миллионов человек, живших в этой стране до начала войны, были изгнаны из мест своего проживания, примерно шесть миллионов из них оказались за границей. Еще миллион человек бежали в результате массированной российско-иранско-сирийской операции по сохранению власти Асада. Наступление на занятые Турцией в 2016 и 2018 годах анклавы может удвоить это число.

Почему Россия поддерживает Сирию? Москва начала активно интересоваться делами Дамаска после того, как в 2011 году разразилась «арабская весна», в результате которой пало несколько ближневосточных режимов, включая ливийский. Кремль, поддерживавший тесные отношения с Триполи, был вынужден искать новых союзников. Обстоятельства складывались так, что очевидным выбором стало государство Асада. Сирию тоже затронула «арабская весна»: там началась кровавая гражданская война, которая должна была привести к свержению сирийского лидера, но обернулась появлением так называемого Исламского государства.

Помогая Сирии, Россия получила помимо прочего возможность протестировать свой военный потенциал, который кропотливо воссоздавал Владимир Путин. Москва стремилась показать, что она стала одним из основных игроков на международной арене. Ее сирийская операция должна была стать сигналом для мира, что с Кремлем следует считаться, а также продемонстрировать потенциальным покупателям (Египту, Ливии или Ираку) российские вооружения.

Идлиб стал одной из четырех появившихся в 2017 году на основе соглашения между Россией, Турцией и Ираном «зон деэскалации». Туркам вместе с сирийскими мятежниками не удалось, однако, остановить связанные с Аль-Каидой силы джихадистов, тогда Москва согласилась на атаку Асада, цель которой состояла в возвращении провинции. Идлиб с его тремя миллионами жителей оказался под перекрестным огнем. Налеты на больницы, школы и рынки спровоцировали массовое бегство жителей.

Россия и Турция шантажируют Европу

Углубляющийся с невероятной скоростью миграционный кризис грозит дать пищу истерии и популистской ксенофобии, которые мы наблюдали во время исхода мигрантов в 2015-2016 годах. Это прекрасно понимают и Россия, и Турция, которые стали сейчас ключевыми игроками в Идлибе.

Москва и Анкара хотят использовать опасения ЕС, связанные с очередным наплывом беженцев, в собственных интересах. Россию устраивает любая форма дестабилизации стран Европейского союза. Путин прямо говорит Германии и Франции, что он сможет посодействовать возвращению беглецов на родину, если Европа смирится с режимом Асада и выделит средства на восстановление Сирии. Турция, в свою очередь, регулярно угрожает вновь открыть беженцам путь на север Европы, так что та оказалась в безвыходном положении.

Как Турция с мятежниками, так и Россия с режимом Асада планируют заняться в Сирии демографической инженерией, что может привести к этническим чисткам. Москва не способна выполнить требования, касающиеся репатриации сирийских беженцев, поскольку Асад не хочет восстановления довоенной ситуации. Тогда 70% населения Сирии составляло суннитское большинство, которое относилось к нему враждебно и чуть было не привело к свержению режима.

Петля затягивается

ООН заявляет, что кризис в Сирии достиг ужасающих масштабов, рассказывая о переполненных лагерях, которые не могут вместить бежавших из провинции Идлиб людей. С 1 декабря, по данным организации, число переселенцев (это преимущественно женщины и дети) увеличилось до 900 тысяч человек. Они спят в палатках, а те, кому посчастливилось меньше, под открытым небом.

Эрдоган предупреждает, что 400 тысяч беженцев, покинувших дома из-за боев за Идлиб, направляются в сторону турецкой границы. Предполагается, что среди них могут находиться около 20 тысяч связанных с Аль-Каидой боевиков. Президенту Турции проблемы не нужны, поэтому Европе следует осознавать, что Анкара может открыть им путь на север.

Посеять страх в европейских странах будет способна сотня представляющих опасность людей, а чтобы привести угрозы в исполнение будет достаточно одного смертника. Нам повезло, что в последние годы терактов в Европе стало меньше, чем, например, в 2015 году. Это не означает, что угроза миновала, но разведывательные службы отдельных государств, пожалуй, сделали выводы, а взаимодействие и обмен информацией приносят больше эффектов, чем в прошлом.

Запад Сирии — часть более широкой проблемы

Идлиб — лишь одна из нескольких проблем. Анкара заинтересована также в том, чтобы ЕС поддержал идею создания буферной зоны на курдских территориях в Северной Сирии. Эрдоган хочет предотвратить их объединение с курдскими повстанцами, живущими в Турции. Он называет курдов террористами, но на самом деле хочет расправиться с ними, чтобы те не создали свое собственное государство.

Эрдоган планирует переселить в новый район миллионы беженцев из суннитских арабских стран. Таким образом турецкий лидер надеется заставить курдов двинуться в сторону старого континента и создать новую миграционную волну.

Почему они отправятся именно в Европу? Потому, что курды, по всей вероятности, станут переселяться не в другие регионы Сирии, а в иракскую часть Курдистана. Потом часть из них может решить попытать счастья на нашем континенте, хотя путь туда будет долгим. Речь может идти о 3,5 миллионах человек.

Время работает против Меркель

Во время своего январского визита в Турцию Ангела Меркель, наблюдающая за обстановкой на международной арене, подала сигнал, что готова выделить Анкаре средства на гуманитарную миссию в Сирии. Канцлер Германии прекрасно понимает, что беженцы, спасающиеся от войны, остановятся не в Греции или Болгарии, а постараются, как в прошлые годы, попасть в Германию.

Они помнят ситуацию 2015 года, когда немецкая политика открытых дверей позволила получить убежище у наших западных соседей 900 тысячам человек. Германия станет целью их путешествия по нескольким причинам. Во-первых, она предлагает достаточно мягкие условия предоставления помощи (правда, после 2015 года их ужесточили), а во-вторых, в конкурирующие с ней по уровню жизни скандинавские страны добираться дольше, а, следовательно, дороже и утомительнее.

Эрдоган предложил Меркель построить убежища для беженцев, которые были вынуждены из-за боев покинуть Идлиб, а та обещала, что Германия поддержит усилия Турции. Канцлер понимает, что иначе турецкий лидер может взбунтоваться и открыть дорогу в Европу. Переселенцы и беженцы — это его обычное оружие, против которого Берлин бессилен. Анкара не побоится использовать его, когда критика, связанная с притеснением курдов и сторонников Фетхуллаха Гюлена, а также с арестами журналистов перейдет ту грань, которую она сама обозначит.

Меркель понимает, что среди сотен тысяч бегущих от войны и ищущих нормальной жизни людей окажутся джихадисты, вокруг шеи которых в результате наступления Асада в Идлибе затягивается петля. Для террористов, которые постоянно планируют теракты в Европе, та станет привлекательным направлением.

Завтра будет уже поздно

Перед Меркель стоит сложная задача. Ей придется уговорить лидеров европейских стран еще активнее заняться Ближним Востоком, чтобы предотвратить очередной миграционный кризис. Это будет нелегко, поскольку мир недооценивает масштаб проблем, которые могут оказать влияние на будущее Европы. «Объем средств, предназначенных на кризисные операции в Сирии, сократили во всем регионе», — сообщил нашему порталу сотрудник Норвежского совета по делам беженцев Карл Шембри (Karl Schembri), отвечающий за контакты с прессой по ближневосточным вопросам.

Часть сирийских беженцев пытается заново построить жизнь в соседнем Ливане. Ситуацию, однако, осложняет экономический кризис, с которым столкнулась эта страна, и низкая температура воздуха. Ливану требуется на развитие 2,3 миллиарда американских долларов, но в этом году ему удастся получить только 900 миллионов. Там недостает всего: медицинского оборудования, воды, электроэнергии, палаток, одним словом, нормальной жизни.

Все указывает на то, что стремящийся отомстить оппозиции Асад, войдет в занимаемый джихадистами Идлиб. К беженцам могут присоединиться миллионы курдов из Северной Сирии. Если в конце концов рухнет Ливан, остававшийся одним из немногочисленных бастионов стабильности на Ближнем Востоке, Европа столкнется с серьезной проблемой. Помощь нужна уже сейчас, поскольку завтра может стать поздно.