26 верасня 2020, Субота, 18:59
Сім сім, Хартыя 97!
Рубрыкі

Зеркало Трампа

8
Зеркало Трампа

В чем причина успеха Берни Сандерса среди демократов.

Первые демократические праймериз принесли успех сенатору Берни Сандерсу, и уже можно говорить о его серьезной заявке на лидерство в предвыборной гонке. Причин несколько. Кампания сенатора от Вермонта основывается на личном общении кандидата со сторонниками посредством социальных сетей и массовых митингов и финансируется за счет краудфандинга, что позволяет привлекать серьезные средства от десятков тысяч сторонников. Это позволяет Сандерсу поддерживать идеологическую основу своего образа: борющийся за права угнетенных политик; независимый от истеблишмента кандидат, у которого четыре года назад украли возможность номинироваться, в результате чего к власти пришел Дональд Трамп.

«Неизбираемый» Сандерс

В полном соответствии с логикой захлестнувшей мир популистской волны Сандерс является зеркальным отражением Трампа. Оба они обладатели солидного политического багажа, но выставляют себя новичками, чуждыми коррумпированным элитам Вашингтона. Этот образ, между прочим, обязателен для любого успешного кандидата в президенты США, по меньшей мере со времен выдвижения Джимми Картера в 1976 году (исключения всего два — старший и младший Буши). Сандерс — популист, только не правый, как Трамп, а левый. Именно он реабилитировал в американском политическом лексиконе ругательное слово «социализм», предложив ряд социальных реформ в интересах беднейших слоев населения и нижней части среднего класса, прежде всего введение бесплатного здравоохранения и университетского образования, а также списание всех студенческих займов, при этом не предлагая понятных шагов по финансовому обеспечению всех этих инициатив.

Трамп и Сандерс смогли сломать существовавшую на протяжении десятилетий систему политического баланса, в которой кандидатам надо было уметь показать и свою приверженность партии, и способность понравиться более широким группам населения. Система праймериз как раз и позволяла согласовать интересы элит и избирателей, выдвинуть приемлемую и для радикалов, и для центристов фигуру. Но времена меняются, и если еще десять лет назад Сандерс был просто чудаковатым сенатором, то в кампании 2016 года он превратился в символ протеста рядовых демократов против слишком оторвавшейся от народа элиты. А сегодня он, как и Трамп избирательным циклом ранее, — реальная возможность для граждан показать, насколько они от этой элиты устали.

Как противостоять любимцу простого народа? Республиканцы не смогли четыре года назад справиться с Трампом, а сегодня демократы не знают, что противопоставить Сандерсу. Он уводит партию слишком далеко влево, что снижает шансы демократов на ноябрьских выборах. Многие считают, что именно Сандерс своим жарким и долгим противостоянием Хиллари Клинтон спровоцировал ее поражение на выборах 2016 года: мол, из-за нечестного отношения партии к Берни многие его сторонники не пришли на выборы в ключевых штатах, что сыграло на руку Трампу, а то и проголосовали за правого популиста, раз уж им не дали проголосовать за левого.

Именно неизбираемость Сандерса и считается (помимо его преклонного возраста) самой большой его уязвимостью. Но это говорили и о Трампе четыре года назад.

Расколотый центр

И все же считать Сандерса абсолютным фаворитом рано. Во-первых, одна из двух его побед одержана на кокусах (Невада), то есть на партийных собраниях, где традиционно правят бал партийные активисты с их более радикальными позициями. Вторая — это праймериз в Нью-Гэмпшире, очень либеральном (по американским меркам — левом) штате, соседнем с родным для кандидата Вермонтом. Впереди голосование в сложных штатах. Например, Южная Каролина, где четверть населения и значительная часть электората демократов — афроамериканцы, среди которых позиции Берни довольно слабы. Для консервативного и, как правило, религиозного населения южных штатов сенатор-социалист с севера, да еще с почти атеистическими взглядами, слишком чужд. Опросы общественного мнения показывают, что Берни пользуется поддержкой лишь 20% избирателей-афроамериканцев, тогда как Байдена, вице-президента Барака Обамы, готовы поддержать 48%.

Однако на руку Сандерсу, как и Трампу четыре года назад, играет то, что ему противостоят сразу несколько кандидатов-центристов. Бывший вице-президент Джо Байден слишком долго был фаворитом кампании, но при этом по сути уже потерпел три серьезных поражения, кардинально переломить ситуацию после которых довольно непросто. Политический клон Байдена, Майкл Блумберг, вливает в свою кампанию миллионы долларов, но по сути отнимает голоса именно у Байдена, а не у Сандерса. И Байден, и Блумберг в политике уже десятилетия, их опыт еще несколько лет назад воспринимался бы как позитивный фактор, но сегодня отторгается избирателем. Для жаждущих обновления есть Пит Буттиджич, представитель консервативной Индианы, который показал высокие результаты на первых двух голосованиях. Сенатор от Миннесоты Эми Клобушар собирает голоса демократов, желающих видеть на посту президента женщину. Но в итоге эти четыре политика раскалывают центристский электорат, что обеспечивает Сандерсу репутацию лидера гонки.

Конечно, Сандерс еще может потерпеть крупные поражения (например, в Калифорнии и Техасе в ходе «супервторника» 3 марта) и снова превратится из единоличного лидера в одного из кандидатов. Но долгие праймериз в любом случае подвергают всех кандидатов испытанию на прочность.

Сейчас активно обсуждается сценарий так называемого brokered convention у демократов, то есть съезда партии, на котором ни у одного кандидата не будет явного большинства. Тогда неизбежны торг и несколько раундов голосований, что, как правило, на руку кандидатам от истеблишмента. Съезд может поддержать тезис о неизбираемости Сандерса и поддержать другого кандидата — в этом случае демократы будут выглядеть как партия, которая уже второй раз подряд украла номинацию у Сандерса. С соответствующими последствиями на выборах в ноябре.

Радикальный выбор

Неудивительно, что Трамп в своих твитах поддерживает сенатора от Вермонта: его высокие результаты ослабляют и дезориентируют демократов как партию и приведут либо к ее радикализации и сдвигу влево, либо к потенциальному расколу. Сенатор-социалист — наиболее удобный оппонент для президента-миллионера. Выбирая из двух популистов, избиратели-центристы могут предпочесть уже знакомого, сумевшего навести порядок в экономике, а не очередного революционера, который за счет их налогов будет оплачивать свои фантастические идеи.

Но и кажущаяся сегодня совершенно невозможной победа Сандерса на президентских выборах станет для Демократической партии США примерно тем же, чем победа Трампа стала для республиканской, — началом потери ориентиров, за которым следует уход опытных лидеров, кризис. Станет ли этот кризис для главных политических партий США созидательным или они останутся заложниками в руках популистов — вот настоящая главная интрига следующего политического цикла.

Павел Демидов, РБК