2 красавiка 2020, Чацвер, 0:27
Народны карантын
Рубрыкі

Каша на воде как момент истины

13
Каша на воде как момент истины
Фото: Belta

Сухой остаток от переговоров в Сочи.

Накануне переговоров в Сочи Лукашенко оценил их как «какой-то момент истины». Но такая постановка вопроса была как раз актуальна для Беларуси. Ведь у официального Минска просто не было другого выхода, кроме как договариваться по нефти и газу, потому что без российских энергоресурсов сегодня Беларусь долго терпеть не может. А серьезной альтернативы российским энергоресурсам быстро найти невозможно. Путину же, наоборот, спешить было некуда, он мог подождать, пока клиент созреет.

Судя по тому, как долго ждали членов российского правительства, чтобы начать содержательные переговоры, а также проанализировав состав делегаций с обеих сторон, то можно прийти к выводу, что на повестке дня в основном были вопросы нефти и газа. Тему «углубления интеграции», кажется, отодвинули в сторону. Возможно, временно. Стоит обратить внимание, что на переговорах не было премьеров. А именно премьеры Румас и Медведев были главными кураторами дорожных карт интеграции. Сейчас этот файл завис.

Если возвращаться к теме энергоресурсов, то здесь можно было бы сказать, что переговоры были результативными. В том смысле, что появилась какая-то ясность.

Но можно ли на основании этих результатах сказать, что наступил момент истины? Если бы Россия жестко стояла на позиции перехода к рыночным ценам на нефть и газ, не уступила ни на йоту, то можно было бы делать вывод, что схема - экономическая помощь в обмен на политическую лояльность - закончилась и начинается новая история взаимоотношений, жизнь без российских дотаций.

А если бы Лукашенко удалось уломать Путина пойти на новые скидки по нефти и газу, то тогда следовало бы говорить, что шантаж альтернативной нефтью и Помпео получился.

Однако не удалось ни то, ни другое. Результат получился некий промежуточный. По нефти Россия не пошла на уступки. Поэтому, видимо, придется белорусской стороне покупать нефть у российских компаний с премией. И потери, понесенные Беларусью от недопоставок нефти с начала года, были тщетными. Здесь Лукашенко прогадал.

А вот что касается газа, то здесь Россия немного уступила. В интервью радиостанции «Эхо Москвы» Лукашенко говорил, что Путин настаивает на цене в 152 долларов за 1 тысячу кубометров. Перед Новым годом контракт был заключен только на два месяца. Это свидетельствует о том, что цена 127 долларов «Газпром» не устраивала. И вопрос стоял так: либо согласие на «углубление интеграции», либо цена в 152 доллара. Тем более, что по газу (в отличие от нефти) о никакой альтернативе вопрос даже не ставился. Но тут Кремль согласился продавать газ на условиях 2019 года, то есть по 127 долларов.

Как известно настоящий компромисс - это когда обе стороны остались недовольны. Тут как раз этот случай. И это означает, что Россия не отменяет дотации одномоментно, а сокращает их постепенно. Так что переход к каше с водой, которую Путин предложил Лукашенко в Сочи в начале переговоров, растягивается на какой-то период.

Валерий Карбалевич, «Радыё Свабода»