29 траўня 2020, Пятніца, 21:55
Сім сім, Хартыя 97!
Рубрыкі

Перегонщик из 90-х: За неделю могли заработать до $5 тысяч

5
Перегонщик из 90-х: За неделю могли заработать до $5 тысяч

Нужны ли «перекупы» сегодняшнему авторынку в Беларуси?

Для некоторых белорусов автомобиль — это не только символ роскоши или средство передвижения, но и способ заработка. Отдельная категория граждан в подержанной машине видит обычный товар, на котором путем перепродажи можно неплохо заработать. На страницах нашего сайта уже мелькали интервью с перекупщиками, но сегодня мы пообщались с одним из «ветеранов» авторынка, который работал перегонщиком в 90-х, а сейчас трудится менеджером автохауса. Все легально, но так уж повелось: эти люди не любят лишний раз светиться и попадать в объективы фотокамер. Cобеседник av.by просит называть его Николаем и соглашается рассказать немного о своей прошлой и настоящей работе на условиях анонимности.

От перегонщика до менеджера автохауса

Перепродажа автомобилей с целью заработка более-менее активно вошла в обиход еще в девяностые годы, когда белорусы после падения железного занавеса принялись гонять из-за границы подержанные иномарки.

— В те времена я трудился в госорганизации, но с карьерой не сложилось так, как того бы хотелось. Тогда многие совмещали перепродажу автомобилей с какой-нибудь стабильной, пусть и не слишком высокооплачиваемой работой, чтобы получить некоторую прибавку к зарплате. Как и все, начинал с «Жигулей»: что-то купил — перепродал, что-то привозил из Прибалтики, в основном из Литвы, так как она была ближе других стран. Вообще «Жигули» тогда — это самый ходовой товар! За ними ездили за границу, а потом их поставляли в Беларусь сами литовцы. Бизнес стал расцветать где-то к 1998-му, начиная же с нулевых и вплоть до 2008 года дела с продажами шли очень неплохо. Люди пересаживались преимущественно на европейские иномарки. Их везли отовсюду: из Литвы, Германии, в том числе и из России.

Отдельная веха в истории белорусского автобизнеса — 2010-2012 годы, когда к нам массово поехали россияне.

— Это был сытый период. Правда, потом поток покупателей из РФ иссяк, подскочила стоимость растаможки, кто-то ушел из этой сферы, кто-то остался, пытаясь выжить. В начале 2015 года, когда обвалился российский рубль, снова хлынули машины из России, и последствия того «хапуна» еще долго давали о себе знать.

Николай признается, что воспоминания о былых временах уже как-то размылись, но он четко помнит: каждый крутился и старался как мог, чтобы заработать на жизнь. Конечно же, автомобильный бизнес переживал взлеты и кризисы, но не заставил нашего собеседника уйти из этой сферы насовсем.

— Официальная работа всегда была в почете. Я трудился и водителем автобуса, и в такси, а заодно занимался перепродажей машин. В какой-то момент понял: это то, чем я хочу зарабатывать на жизнь. До 2013 года я ездил в Европу: в Швейцарии проживает троюродный брат, который мне всегда помогал. Я отсылал ему заказы, а он находил автомобили. Начиная с 2007-го пошли минивэны — одним из первых я привез в Беларусь Peugeot 806, Renault Espace, Vel Satis.

В 2013 году случился переломный момент, связанный с личными жизненными передрягами, который все же принудил Николая оставить бизнес. Но ненадолго. В 2014-ом он снова вернулся в эту сферу, однако в роли менеджера автохауса.

— Если честно, сейчас нет тех денег, что были раньше. В те времена перегонщики могли заработать и до 5 тысяч долларов в неделю, а сегодня о таких доходах можно только мечтать. Однако работать стало намного комфортнее и спокойнее — меньше рисков. Все продается чисто и прозрачно, без каких-либо серых схем. Многие перекупы объединяются и трудятся вместе — так проще и выгоднее, да и возраст берет свое. Может показаться, что я променял большие деньги на стабильную работу, но вернуться назад не хотел бы. У нас сложился хороший коллектив, общение с покупателями тоже перешло на другой уровень. Да, оно требует большего внимания, когда ты изучаешь человека и можешь что-либо ему посоветовать, но это дорогого стоит.

Российский автопром — сразу нет, а вот французские минивэны в почете

На начальном этапе площадка, на которой работает Николай, насчитывала всего 5-7 машин, но за несколько лет она выросла до 300. Ассортимент тоже постепенно менялся в сторону иномарок из ЕС, однако мужчина подчеркивает: с автомобилями из России на протяжении всей своей практики он предпочитал дела не иметь.

— Во-первых, и тогда ходили слухи о том, что можно попасть на залоговый экземпляр или на «двойника» (автомобиль с ПТС и VIN-кодом, скопированным у другой машины). Во-вторых, качество. От российского автопрома меня аж колотит! Возьми любую европейскую иномарку с пробегом пусть и под 200 тысяч км — да она выглядит так, как новая! А вот Kia Rio 2016 года с аналогичным пробегом — это уже не автомобиль? Может быть, до 100 тысяч км кое-какие экземпляры доезжают, но если чуть выше — все, капут! Не о чем говорить.

Чтобы не быть голословным, наш собеседник указывает на один из «бюджетников» российского производства. Пришлось попотеть, чтобы привести его в более или менее приличный внешний вид.

— Да вы взгляните на этот руль! Купили бы такое авто? Любая машина любит чистоту, ласку и смазку! А на эту даже страшно смотреть!

Николай ярый поклонник именно европейского автопрома, поскольку на заре своей деятельности пригонял транспортные средства из ЕС. Ну а сегодня несказанно рад 140-му указу, благодаря которому в Беларусь привезли много свежих машин иностранного производства. Нынче в тренде французские минивэны Peugeot, Renault и Citroen, а также американские «паркетники» с АКПП вроде Ford Escape и Buick Encore.

— Конечно, у нас продаются самые разные машины. На днях реализовали дизельный Range Rover 2015 года за 47 тысяч долларов (по курсу Нацбанка). Чуть раньше люди забрали почти новый Hyundai Santa Fe — под $40 000, и даже старенький Ford Escort нашел своего покупателя за 500 долларов. На данный момент белорусы массово берут в кредиты Geely и машины других бюджетных марок, поэтому, думаю, через год все они будут у нас, так как уже каждую неделю их сдают в trade-in, пересаживаясь на европейские иномарки. Сегодня на пике спроса Peugeot 5008 и Citroen C4 Grand Picasso.

Более половины машин пригнали из Европы недавно. Самый ходовой ценовой сегмент — от 10 до 20 тысяч долларов. Все-таки сильно развиты такие инструменты, как кредит и лизинг: их доля составляет 60-70% от общего объема продаж.

Авторынку нужны перекупы!

Однако не только реализацией свежепригнанных автомобилей из ЕС живет площадка, на которой работает Николай. «Ветераны» белорусской «вторички» — VW Passat B3, Opel Zafira, Peugeot 206, 308, 307 SW.

— Эти машины как продавались раньше, так и пользуются спросом сейчас. Люди богаче не стали, однако я заметил, что почти каждый смотрит и оценивает, на чем приехал сосед. Появилось больше зависти, что ли. А вот предпочтения особо не изменились. Все желают отыскать экземпляр в адекватном виде и с меньшим количеством крашеных элементов кузова. Хотел бы выступить в защиту перекупов, которых постоянно обвиняют во лжи. Мол, те всегда обманывают, стремясь заработать как можно больше и как можно легче. Поверьте, без них, перекупов, не обойтись. Не стоит думать, что хозяева машин такие уж честные и безобидные.

Порой техническое состояние их автомобилей вызывает смех сквозь слезы. А вот у машины после перекупа есть один неоспоримый плюс — на нее приятно взглянуть. Он ее почистит, подготовит и преподнесет должным образом. Да, продает авто с определенным наваром, чтобы заработать. При этом, повторюсь, он моет, чинит, приводит в порядок транспортное средство и хочет заслуженно получить за свою работу деньги. Что здесь плохого?

Иной раз подъедет хозяин на «ведре», которое нужно еще готовить, а сумму за него он называет такую, как будто авто готово отправиться в люди! Вот вам реальный пример. Однажды позвонил владелец Nissan Qashqai. По телефону спросил его про состояние, тот ответил, мол, за машиной следил, как за своей супругой. Ну, думаю, значит вся в огнях! А когда автомобиль приехал, я был в шоке: вид — ужасный! Все поцарапано, на ковриках кучи песка. Как же мне было жаль его жену…

Это я все рассказываю к тому, что не нужно гнать на перекупов: они восстанавливают даже откровенный автохлам, ремонтируют его и моют, чтобы экземпляр выглядел как можно более чистым, опрятным и ухоженным. А покупатель на любой товар найдется!

За годы трудовой деятельности в сфере автобизнеса у Николая сформировался свой список автомобилей, который он может порекомендовать, но лучшей машиной для себя мужчина считает Subaru.

— Моя душа лежит к Subaru Tribeca. Можно сказать, что самые надежные — это автомобили японских брендов Toyota, Honda, Lexus. Они работают на людей, а не наоборот.

Конечно, скучаю по тем временам, когда машин было много, все продавались быстро, но годы ушли безвозвратно. И пусть шальных денег уже нет и нужно больше крутиться, но уходить я не собираюсь: люблю свою работу, нашел себя в ней. Жаловаться я не привык. Лишь бы было здоровье. Считаю, что следует ценить свое дело, быть на позитиве и честно общаться с людьми.