31 траўня 2020, Нядзеля, 3:38
Сім сім, Хартыя 97!
Рубрыкі

«Не будет вас — кто же будет нас спасать?»

11
«Не будет вас — кто же будет нас спасать?»

Как отразился COVID-19 на работе врачей скорой помощи.

Мы уже знакомили вас с медиками, которые спасают людей от коронавируса в минской инфекционке. Сегодня покажем, как работает подстанция скорой помощи в Лошице. В день здесь бывает по 10−15 выездов, связанных с коронавирусом. Иногда скорой нужно увезти контакты первого или второго уровня в больницы, иногда — перевезти людей, у которых коронавирус уже подтвержден. Tut.by узнали, как отразился COVID-19 на работе этих врачей.

— В респираторах дышать неудобно, а так вроде бы ничего, — рассказывает фельдшер Наталья Филозофович, которая готовится к выезду и надевает противочумный костюм.

Комбинезон, поверх него — халат, потом фартук. Еще — головной убор с воротником, две пары перчаток, две пары бахил, очки, респиратор. Надеть это все не так просто, поэтому фельдшерам помогает специалист заправочного блока.

Фельдшер Наталья Филозофович перед окном заправочного блока 11-й подстанции скорой помощи в Минске

Заправочный блок — это несколько помещений, где бригадам скорой помощи выдается все необходимое перед выездом: защитные костюмы, лекарства, медицинская аппаратура.

11-я подстанция находится на окраине Минска, в микрорайоне Лошица. Основные районы обслуживания — Лошица и Чижовка. Здание совсем новое, открылось в начале февраля.

Заведующий подстанцией Евгений Юдаков объясняет, что за сутки на подстанцию приходит по 10−15 вызовов, связанных с коронавирусом. Фельдшеры развозят по больницам тех, у кого коронавирус уже подтвержден — о таких случаях сообщают санитарные врачи. Госпитализируют и близкие контакты первого и второго уровня.

Режим работы на этой подстанции остался прежним — у кого-то смены по 12 часов, у кого-то по 24. После своего дежурства каждый уезжает домой — в обычную жизнь. Ночевок прямо на работе, как у врачей минской инфекционной больницы, здесь нет.

— Работа стала более напряженной именно из-за того, что сотрудники переживают за себя и своих родственников. Врачи находятся в очаге инфекции и в первую очередь опасаются принести вирус домой.

И все же подстанция считается чистой зоной. Вот почему: бригады после выездов не сразу возвращаются сюда, а сначала едут в центр дезобработки — он находится на улице Петруся Бровки. Там фельдшеры и водители снимают противочумные костюмы, а машины скорой помощи моют. Потом бригады снова едут на подстанцию и могут выезжать к пациентам с жалобами любого профиля.

Сейчас Наталья Филозофович едет к 60-летней женщине с подтвержденным коронавирусом. Ее надо отвезти в больницу. Первый раз девушка перевозила человека с подтвержденным диагнозом COVID-19 2 апреля, а до этого уже была на вызовах к контактам обоих уровней.

Защитные очки противочумного костюма. Эта спецодежда продумана так, чтобы открытым не оставался ни один участок кожи врача

На снимках, сделанных во время пандемии, читатели уже привыкли видеть боксы, в которых перевозят пациентов с подтвержденным коронавирусом, на этой подстанции таких нет. Но боксы эти используются в городе для перевозки пациентов с более тяжелыми симптомами.

Особенного страха заразиться самой, говорит Наталья Филозофович, нет.

— Правда, родственники сказали домой не приезжать, — смеется Наталья. — Но вообще дома так: папа уехал в отпуск, отправили с ним ребенка. Остались в квартире вместе с мужем. Он заразиться от меня не боится — сам работает на заправке, общается с людьми. Подхватить вирус можно где угодно: не обязательно на работе, но и в магазине, в общественном транспорте.

— А мой размерчик где? — в заправочном блоке раздается голос водителя из бригады Натальи. Ему тоже полагаются средства индивидуальной защиты, несмотря на то, что во время поездки он находится в изолированной кабине.

Фельдшер Александр Учкуронис работает на этой подстанции недавно, всего полтора месяца. Помимо стандартных вызовов, у него тоже уже были «коронавирусные».

— Подтвердился коронавирус у мужчины лет сорока, который вернулся из Польши. Он переживал, но мы успокаиваем пациентов: будет лечение, все будет хорошо, — вспоминает Александр. — Еще забирали двух медиков с подтвержденным коронавирусом из 10-й больницы, их отвезли на лечение.

Этот фельдшер сейчас надевает костюм попроще, чем у Натальи. Поедет забирать «контактных». Пока Александр собирается на вызов, обсуждаем с заведующим подстанцией, чем респираторы лучше масок.

Фельдшер Александр Учкуронис

— Респиратор специально предназначен для защиты от бактериальных и вирусных инфекций, в отличие от маски одноразовой, которая предназначена для больных, чтобы они не распространяли инфекцию, — объясняет Евгений Юдаков.

Заведующий подстанцией скорой помощи скептически относится к тому, что некоторые горожане сейчас начали использовать для защиты от вируса строительные респираторы.

Фельдшер Александр Учкуронис, подготовленный к выезду

— Конечно, лучше такая защита, чем никакой. Но это еще большой вопрос, как строительные респираторы обеспечивают защиту от вирусной инфекции. Если они специально для маляров создавались, то могут максимум какую-то взвесь краски не пропускать, — говорит собеседник. — Да и маски в городе надо использовать разумно. У меня окна квартиры выходят на велодорожку, иногда я вижу людей, которые на велосипедах едут в масках. Зачем? Лучше воздухом подышать. Если рядом никого нет, то смысла от маски немного. Но, конечно, их стоит использовать в общественных местах, в транспорте. Но если вы один едете на своем автомобиле, то смысла в маске тоже нет.

Одевшись в защитный костюм, фельдшер Александр Учкуронис идет в диспетчерскую. Там ему выдают карту вызова бригады скорой помощи.

— Ребенка нужно отвезти в детскую инфекцию, маму — в десятку. Но уточни, может быть, и маму все-таки оставят с ребенком в детской больнице, — объясняет ситуацию диспетчер.

Фельдшер скорой помощи перед окном диспетчерской

На этой подстанции скорой помощи врачи пока не чувствуют себя героями. Обычная работа, говорят. Внимание журналистов к экипировке фельдшеров немного смущает. Над коллегами, которые едут в «очаг инфекции», подшучивают:

— Езжай, если что, мы помним, что ты любишь желтые цветы.

Медицинский, порой циничный, юмор — то, что традиционно помогает врачам поддерживать нормальное настроение.

Максим Попов — детский врач выездной бригады. Он рассказывает, что тоже был на вызовах, связанных с коронавирусом, но подтвержденных случаев у детей в его опыте еще не было.

— Неделю назад был вызов к ребенку, контакту второго уровня. Его папа около трех недель назад приехал из Доминиканской Республики, у самого симптомов не было никаких. Но вот сейчас ребенок затемпературил. Мы приехали и, чтобы перестраховаться, госпитализировали маму с ребенком. А отец остался дома под наблюдением поликлиники.

Мирослав Никитин — врач выездной бригады. Сегодня он еще не ездил по «коронавирусным» вызовам, но были другие, которые никуда не делись и во время пандемии. Например, ездили к человеку, который потерял сознание у подъезда.

Врач выездной бригады Мирослав Никитин

Врач ждет свой следующий вызов и показывает столовую, комнату отдыха для сотрудников. Замечаем там шлем — кто-то из коллег Мирослава Никитина приезжает на работу на мотоцикле, погода позволяет добираться на работу так.

На вызовы, связанные с коронавирусом, этот врач скорой помощи выезжал дважды.

— Первый выезд был 5 апреля. Отвозил пациентку в пятую больницу. У нее 3 апреля взяли мазок на коронавирус — а через день позвонили из санстанции и сказали, что результат положительный.

Мирослав Никитин говорит, что особенного беспокойства по поводу коронавируса у него пока нет.

— В семье моей все спокойно. Жена понимает меня: она тоже медик на скорой помощи и возит таких же пациентов. Но беспокоюсь я за бабушку с дедушкой: у них есть хронические заболевания и они в группе риска. Поэтому я сам с ними не встречаюсь сейчас и сказал, чтобы они меньше выходили на улицу.

В свободное время Мирослав Никитин читает новости. Однако ему не нравится паника на форумах.

— Я сейчас люблю почитать медицинские сайты. Интересно с профессиональной точки зрения, какие методы и протоколы используют в лечении китайцы и итальянцы, как американцы разрабатывают вакцину.

— Помимо паникеров, на форумах много людей, которые высказывают сейчас особое уважение к врачам. Появилось много волонтеров, которые помогают больницам. Вы замечаете, что во время пандемии медикам стали говорить больше добрых слов?

— Замечаем. Возможно, это потому, что стали больше освещать работу врачей, которые помогают тяжелым пациентам. Коллеги делают все, что только возможно, — и люди это видят. Сейчас даже минчане, к которым мы приезжаем на вызовы, говорят, что переживают за нас. Спрашивают, как дела, и добавляют: «Если не будет вас, кто же нам будет помогать?».