6 чэрвеня 2020, Субота, 6:53
Сім сім, Хартыя 97!
Рубрыкі

Искусственная вентиляция налоговой системы

4
Искусственная вентиляция налоговой системы

Что рассказали об экономике Беларуси только что собранные налоги?

Через призму налоговых поступлений ситуация в экономике видится в особом свете — с корректировкой на состояние самой налоговой системы. Поэтому картина доходов бюджета в I квартале приобрела особый колорит. В нем доминируют цвета убытков от девальвации. А вот тот самый брошенный сам по себе выживать малый и средний бизнес в налогах вырос.

Доходы консолидированного бюджета на 1,5% меньше, чем в январе-марте прошлого года, а расходы оказались на 9,3% больше. Деваться тут некуда: если сокращать госрасходы, экономика и социальная сфера «лягут» еще быстрее, а бюджетники и вовсе отобьются от рук. Неудивительно, что власти крайне неохотно идут на предоставление каких-либо налоговых преференций. Ведь денег, чтобы свести бюджетные концы с концами, пока найти больше негде.

Структура налоговых поступлений в I квартале уже заметно изменилась. В общем объеме налоговых доходов удельный вес НДС вырос до рекордных размеров — 43,8%. Увеличилась и доля подоходного налога — до 20,5%. В абсолютном выражении сумма этих налогов выросла на 13,6 и 14,1% соответственно. Зато доля налога на прибыль сократилась за год вдвое — с 7,8 до 3,9%, а налоговых доходов от внешнеэкономической деятельности — с 15,2 до 9,6%. При этом суммы этих платежей сократились на 38,5 и 50,8% соответственно. Таким образом, убытки предприятий в I квартале и обвал экспорта уже достаточно негативно сказались на состоянии казны.

Существенно снизились и поступления имущественных налогов — на 12,7%, но их доля в налоговых доходах бюджета сократилась меньше — с 5,2 до 4,6%. Пока это лишь плановое снижение — в связи с заложенным в Налоговом кодексе ограничением повышающих коэффициентов налогов на недвижимость и на землю. Но теперь местным властям придется уменьшать их еще больше, чтобы выполнить рекомендации указа № 143 о поддержке экономики. Некоторые районные советы уже приняли решение о снижении коэффициентов до 0,5–0,75, а также об уменьшении арендной платы за земельные участки. Так что в апреле-сентябре можно ожидать еще более серьезного сокращения поступлений таких налогов. При этом исполкомам придется искать средства, чтобы чем-то залатать дыры в региональных бюджетах: коммунальные службы надо как-то финансировать. К тому же на местные власти переведена значительная часть долгов АПК и некоторых других предприятий. Так что бюджетный дефицит и рост долгов надолго поселятся в регионах.

Вряд ли сохранятся темпы роста подоходного налога — спад в экономике неизбежно отразится на зарплатах. Этот источник, как и наполнение ФСЗН, существенно обмелеет в ближайшие месяцы.

По видам деятельности главными донорами бюджета являются оптовая торговля (907,7 млн рублей), транспорт (516,1 млн), розничная торговля (461,4 млн), строительство (434,2 млн), энергетика (405,1 млн), информация и связь (338,3 млн), производство напитков (333,7 млн) и табачных изделий (297,9 млн), профессиональная, научная и техническая деятельность (230,5 млн), операции с недвижимым имуществом (217,2 млн).

Заметим, что финансовая и страховая деятельность (143,8 млн рублей) не только не входит в десятку, но уступает даже образованию (181,9 млн) и лишь немного опережает здравоохранение (143,8 млн). Впрочем, насчет роли ПВТ тоже не стоит обольщаться: его резиденты уплатили в бюджет всего 87,2 млн рублей. Это на 30,7% больше, чем годом ранее — притом что число компаний там выросло на 60,7%. Но сумма платежей резидентов парка составляет всего 1/4 налогов, уплачиваемых компаниями, относящимися к виду деятельности «Информация и связь».

Авиация, целлюлозно-бумажная и пищевая промышленность, производство химических продуктов, а также деревообработка не только не пополняют бюджет, но еще и получают возврат «входного» НДС.

Не порадуют бюджет и неналоговые платежи. Уже в январе-марте поступления дивидендов по акциям и доходов от других форм участия государства в капитале предприятий уменьшились более чем вдвое. Но это в основном еще результаты прошлого года. А после убыточного I квартала по этой статье казна вообще мало что получит.

Между тем субъекты малого и среднего бизнеса уплатили в I квартале 1,78 млрд рублей — на 11,3% больше, чем годом ранее. Так что государству стоило бы позаботиться о поддержке малого бизнеса в разгар «вирусного» кризиса — чтобы не погубить курочку, чья доля в доходах бюджета выросла за год с 26,2 до 29,1%.

Впрочем, разбираться придется со всей сложившейся фискально-распределительной структурой. С одной стороны, ряд предприятий и отраслей из-за особенностей нынешнего кризиса оказались не в состоянии выполнять традиционную функцию доноров бюджета, и непонятно, когда они восстановятся. Если это вообще произойдет. К примеру, есть вероятность, что даже диверсификация поставок сырья не вернет отечественным НПЗ былую доходность. Не очень ясны и перспективы рынка калийных удобрений. С другой стороны, в некоторых высокомаржинальных секторах налоговая нагрузка неадекватно мала. У одних это связано с удачно пролоббированными преференциями, у других — с умело используемыми схемами налоговой оптимизации. Все это порождает неравные конкурентные условия, неэффективное распределение финансовых и трудовых ресурсов, а также имущественное расслоение населения. В перспективе это грозит серьезными социальными конфликтами и экономическими дисбалансами.

Налоговая отсрочка по указу № 143: кто может претендовать, кто решает, кто не получит

Третья сторона — средне- и низкорентабельные сектора разных сфер деятельности, обеспечивавшие до сих пор значительную часть поступлений в бюджет благодаря своей многочисленности. В условиях нынешнего кризиса для них налоговое бремя становится непосильным. Иным из-за спада попросту не с чего платить налоги.

Особняком стоят малорентабельные и убыточные предприятия, не становящиеся банкротами исключительно благодаря постоянной господдержке, которая в нынешних условиях становится непосильным бременем не только для бюджета, но и для всего общества.

Таким образом, государству, скорее всего, придется пересматривать всю налоговую систему, отменять некоторые льготы и особые налоговые режимы, а также, возможно, вводить новые. Задачу удалось бы существенно упростить, если столь же серьезно пересмотреть государственные расходы, в том числе по направлениям, которые до сих пор считаются неприкосновенными. Но тут потребуется не столько экономический взгляд, сколько особая политическая воля. К тому же в нынешних условиях одновременно раздавать льготы и оказывать финансовую помощь — задача очень сложная.

Подобные проблемы возникают не только у нас. Например, не случайно в Казахстане сейчас вполне серьезно обсуждают возможность перехода к прогрессивной шкале подоходного налога. В Саудовской Аравии недавно втрое увеличили ставку НДС, который там и введен-то всего два года назад, — нефтяная война обошлась дорого.

Перечисленные коррективы не означают, что налоговая нагрузка на экономику непременно вырастет. Речь идет об ее более рациональном и справедливом перераспределении. Возможно, этим придется заниматься в экстренном порядке, даже не дожидаясь составления планов на очередную пятилетку.

Леонид Фридкин officelife.media