23 верасня 2020, Серада, 15:45
Сім сім, Хартыя 97!
Рубрыкі

«Били руками, ногами, щитами. Я мысленно прощался с семьей»

41
«Били руками, ногами, щитами. Я мысленно прощался с семьей»
Фото: tut.by

Рассказ задержанного на «Пушкинской» в Минске.

35-летнего минчанина Дмитрия задержали во время протестов возле станции метро «Пушкинская» вечером 10 августа. Его сильно избили, он попал в больницу. Дмитрий рассказал belsat.eu, что происходило в тот вечер. Внимание, жесткие снимки!

Дмитрий пришел к станции метро «Пушкинская» примерно в 8 вечера 10 августа. По словам мужчины, в течение трех часов, до 11-ти, подходило все больше и больше людей. А потом приехал ОМОН и взял участников протестов в окружение. Далее приводим полностью рассказ Дмитрия о происходившем:

«Около 11 часов вечером ОМОН начал бросать светошумовые гранаты, стрелять резиновыми пулями. В меня попали четыре пули точно, может, больше. Одна пролетала возле уха, я сейчас плохо слышу на него, вроде как контузия какая-то.

В какой-то момент омоновцы окружили людей, повыходили даже из дворов, некуда было отступать. Тех, кого задержали, и меня в том числе, повалили на землю. Я сначала старался сопротивляться, но это было бессмысленно, так как навалились человек 10-15 и били всем, чем могли. Потом заломили руки, забросили в автозак, в клетку вместе с еще тремя. Автозак был полностью заполнен. С нами был мужчина лет пятидесяти. Ему стало плохо, не хватало воздуха, все стали просить, чтобы его выпустили, дали подышать или чтобы принесли воды. А омоновцы в ответ распылили газовый баллончик в камеру, где сидел этот человек, и ему стало еще хуже. Вместо воды и воздуха эти садисты вот что сделали.

Этим газом мы дышали минут сорок, пока нас привезли на конечный пункт, я даже не могу сказать, куда точно, – какое-то отделение милиции, что ли. Там во дворе всех поставили на колени, связали руки за спиной и начали бить. На меня навалились снова человек десять их. Сейчас на теле нет ничего живого – били по ягодицам, ногам, спине, голове. Так избили, что в какой-то момент мне стало плохо, дышать я до сих пор нормально не могу. Они сами тогда увидели, что натворили, позвали медработников. Они меня и еще таких же сильно избитых посадили на траву, дали обезболивающее. У одного мужчины был нос сломан, у другого – нога. Нас отвезли в больницу, в травматологию. Там обследовали. Я отказался от стационара и поехал домой.

Пока мне там делали анализы, КТ, я видел, как каждые десять минут кого-то привозили избитого.

Мне поставили диагноз сотрясение мозга – у меня гематома на весь затылок. Говорят, что-то не в порядке с легкими – они не смогли сразу разобраться, но говорят, есть трещины на ребрах и задето легкое. Остальные органы, кажется, в порядке. Ну и многочисленные шишки,синяки и т.д.

Били всем, чем можно, – ногами, дубинками, щитами. Отношение было такое, будто убивали. В какой-то момент мне серьезно показалось, что меня убьют, что семью я уже не увижу, прощался с ними мысленно. У меня язык сейчас не поворачивается назвать их людьми.

Били мужчин, парней, которые стояли у стенки, со связанными руками, которые не могли сопротивляться, не могли ничего сделать. Били просто за то, что человек голову повернул. Это сопровождалось страшной бранью.

Они говорили: вы захотели перемен? Вот вам перемены! Будто вы герои? Кто вы вообще такие, что решили, что можете выходить и чего-то требовать?

Я не знаю, чем это в конце концов закончится. Меня сейчас отпустили, у меня справка из больницы. Что будет дальше – я не знаю. Никакого протокола не составляли. Не удивлюсь, если они придут ко мне и в дверь постучатся. После того, что я увидел, меня вообще уже ничего не удивит. Там нет никакой совести, сожаления, каких-то человеческих черт вообще не осталось. Очень боюсь за жену и маленькую дочку тоже.

Писать жалобы? Считаю, что без смысла. Я много, так скажем, не самых добрых и честных людей повидал за жизнь, но то, с чем столкнулся тем вечером, превосходит любое понимание человеческой жестокости. Поэтому я убежден, что все наши жалобы бессмысленны. Никто их не будет рассматривать.

Мне небезразлична судьба Беларуси и белорусов. Я выходил и раньше на митинги, например, когда хотели налог на безработицу ввести. Но так много людей, как сейчас, я на улицах Минска не видел. Десятки тысяч. В какой-то момент я чувствовал настоящую гордость за белорусов.

Но эти… Я не знаю, как их назвать, это не милиция уже… Они ломают людей. И я вижу, что надолго не хватит белорусов. У нас сам по себе народ не такой уж боевой, а тут сломают последнюю волю к борьбе. Что дальше будет? Мне кажется, что ничего хорошего. С такими людьми, которые держатся за эту власть, только силой нужно разговаривать. Они ничего другого не понимают, у них нет больше ничего человеческого. Я убежден –они не поймут нас ни через год, ни за всю свою жизнь. Этим молодчикам-омоновцам – очень сильно промыли мозги, это очевидно. Им скажут убивать – они будут убивать. У меня сейчас в этом нет никаких сомнений. Переговоры с этой властью невозможны.

Что делать народу? Не знаю… Если нас сейчас сломают, все эти молодые люди, студенты, которые там стояли, они просто уедут из Беларуси. Я и о себе думаю: есть ли смысл в мои 35 лет дальше терять время в стране, где меня человеком не считают? Я не хочу изменять родине, оставляя ее, но обстоятельства вынуждают к отъезду. Мне дочку растить. Как это возможно в наших условиях? Таких, как я, очень много, кто ждал этих выборов, надеялся. Но нам плюнули в душу, украли надежду, солгали. Я же видел, сколько людей стояло в очередях на участках с белыми лентами, все мое окружение – никто из них не голосовал за действующую власть. Наши голоса украли. Но стоило попробовать. Я бы себе не простил, если бы не вышел».

По данным Минздрава, в ходе протестов более 200 человек получили травмы. Официально за время протестов 1 человек погиб. По версии МВД, в ходе противостояния со спецназом, прибывшим для разблокировки площади, один из протестующих пытался бросить неопределенное взрывное устройство в сторону правоохранителей.

По словам очевидцев, с которыми разговаривал корреспондент «Белсату», мужчина мог быть убит в результате попадания в него светошумовой гранаты.