28 кастрычнiка 2020, Серада, 22:58
Сім сім, Хартыя 97!
Рубрыкі

«Частные фирмы бастуют, потери экономики огромны»

7
«Частные фирмы бастуют, потери экономики огромны»
Фото: «Радыё Свабода»

Белорусский бизнес полностью потерял доверие к самозванцу.

О том, между чем придется выбирать предприятиям в отсутствие кредитов, и почему бизнес полностью потерял доверие к власти, рассказала belmarket.by директор Бизнессоюза предпринимателей и нанимателей имени профессора М. С. Кунявского (БСПН) Жанна Тарасевич.

— Каковы общие настроения в бизнес-среде?

— Мы готовимся к заседанию правления союза и общаемся с членами БСПН. Общая картина ясна: неуверенность в завтрашнем дне, потому что бизнес не может спрогнозировать свою деятельность даже на месяц-два. Если в июне — июле в связи с приоткрытием границ и некоторым оживлением экономической жизни в других странах была надежда и перспективы восстановить докризисный уровень за месяц-три-полгода (в зависимости от отрасли), то затем ситуация пошла по другому сценарию.

Главным в новой реальности стала сильная утрата доверия к власти. Второе — кардинально изменилась ситуация на финансовом рынке: кредитные рейтинги обвалились, доступ к финансам ограничен, на валютном рынке ситуация неустойчива. И во многом из-за этого взлетели ставки по кредитам. Сейчас банки предлагают краткосрочные займы под 20—22 % годовых. Это огромные цифры! А так как большинство компаний остро нуждаются в кредитах, то бизнес не может спрогнозировать свою деятельность. Одни компании, из-за страха обвала рубля, начинают в большом количестве закупать сырье и материалы (особенно если это импорт), другие — приостанавливают свои проекты. Особенно это касается IТ-сектора. Например, Латвия на днях сообщила, что уже двенадцать наших компаний переезжают в эту страну.

Аналогичные настроения возникают и в среде медицинских услуг. Во-первых, сохранилось их жесткое регулирование, во-вторых, социально-политическая обстановка подталкивает к таким настроениям. В качестве катализатора выступают программы поддержки у соседей. Не только в Польше и Литве ждут наших медиков, та же Калининградская область России активно зазывает наших специалистов, обещая различные льготы по госпрограмме. Аналогичная ситуация в других странах-соседях, они ждут наших врачей и медперсонал. И далеко не только их.

— Айтишникам и медикам переехать гораздо легче, чем производственной компании…

— Да, производственным фирмам уехать практически невозможно. В промышленном секторе другая проблема: спад производства из-за обвала спроса. К тому же у нас не оклемались от пандемийного кризиса такие отрасли, как туризм, общепит, бытовые услуги, гостиничный бизнес. Они по-прежнему в убытках, которые в связи с политической ситуацией продолжают расти. Общее положение я бы охарактеризовала народной мудростью — «не до жиру, быть бы живу».

— При этом правительство до сих пор не представило внятной программы если не помощи, то просто реагирования на происходящее…

— И это большая проблема. Потому что бизнес не понимает, что делать. Нет ни программы социально-экономического развития, ни изменений в Налоговом кодексе, денежно-кредитной политике, если говорить о 2021 годе. Сейчас власть озабочена тем, как свести концы с концами в этом году. Но бизнес так жить не может.

— Власть громогласно заявляла о том, что издано несколько указов, направленных на поддержку бизнеса…

— Воспользоваться помощью смогли далеко не все. Ведь критерии, которым должны соответствовать компании, претендующие на поддержку, довольно жесткие. Да и в целом меры, прописанные этими указами, не сыграли решающей роли в должной поддержке малого и среднего бизнеса. И когда мы задавали членам БСПН вопрос: «Нужно ли продлевать меры, предусмотренные 143-м и 178-м указами?», бизнес ответил «нет». Потому что нужны кардинальные меры, в частности по снижению налогов. Единственный шаг, который можно отметить как положительный, — решение Мингорисполкома о снижении арендной платы для фирм, у которых выручка упала на 40 % и более.

Но сегодня страшнее другое: потеря доверия к власти. Сначала — из-за реакции на пандемию (по статистике Минздрава, предоставленной не белорусам, а ООН, в мае — июне смертность в стране взлетела), потом — из-за решения правительства о переводе счетов в госбанки, затем — дела Белгазпромбанка, когда были вскрыты ячейки и изъята частная собственность. Это сильно подорвало доверие к банковской системе в целом, и сегодня мы прекрасно видим, как ресурсы из нее изымаются пугающими темпами. В итоге говорить о какой-то инвестиционной привлекательности страны не приходится вовсе, происходит даже вывоз капитала.

То есть ситуация была тяжелой еще до выборов, а после них, из-за политического кризиса, массовых задержаний и чудовищного насилия, резко ухудшился социально-психологический и моральный климат в трудовых коллективах. Это не могло не сказаться на производительности.

— То есть, потери для экономики огромны?

— Да, хотя оценить их напрямую непросто, как от забастовок. Отмечу, что бастуют и частные фирмы, и тут принимают решение не хозяева, а совместно наниматели и трудовые коллективы. Итогом станет то, что завтра будет меньше продукции, продаж, налогов. Выплат и обязательных отчислений в ФСЗН тоже будет меньше, вследствие этого и пенсии со стипендиями станут меньше. К тому же у нас будет расти задолженность, и мы снова станем брать кредиты. А в банках уже сегодня острая нехватка ликвидности — это рождает клубок проблем, который все возрастает. Чтобы его размотать, надо найти первопричину и разобраться с ней.

Пока же чиновники борются со следствиями: разгорается забастовка — едут уговаривать-убеждать-угрожать, чтобы ее погасить; нет денег у предприятия — давайте найдем хоть где-то. Но берешь чужие, а отдавать-то нужно свои, да еще с процентами…

А протестные настроения вспыхивают то тут, то там, и удастся ли решить эти проблемы без выявления первопричины их возникновения и решения проблемы там — большой вопрос.

— Сегодня тысячи предприятий в стране просто не могут вести свою деятельность без кредитов. Да и у населения нужда в них немалая. В начале сентября полностью свернулось кредитование физлиц, возникли проблемы с ним у предприятий.

— Запрет на кредитование физлиц, в том числе невозможность пользоваться картами рассрочки, больно ударят по спросу, причем на товары и повседневного, и длительного спроса. Отголоски затронут всю экономику, те только торговлю и сферу услуг.

Что касается кредитов для предприятий, то они будут дорожать: банки берут депозиты под 15—20 % и выше. И цены, конечно же, вырастут. Это неизбежно, потому что сегодня закредитованность юрлиц растет почти в геометрической прогрессии, и без заемных средств многие попросту не могут существовать. Ситуация обостряется: на банковском рынке проблемы с ликвидностью, дефицит оборотных средств у предприятий предсказуем. Им придется выбирать: покупать ли сырье, платить зарплаты, рассчитываться по налогам, долгам. По цепочке будут страдать бюджет и зарплаты бюджетников.

— Могут ли помочь инвестиции?

— Да, но откуда им взяться? Ведь перед второй волной коронавируса власти, по сути, остались в одиночестве: МВФ уже отказал в выделении 900 млн долларов, и надежды на международную техническую помощь растаяли как дым. Деньги МВФ все стремятся получить еще по одной причине: если в страну приходит МВФ, то к этому государству есть определенное доверие, и туда приходят частные инвесторы не только из-за рубежа, но и свои собственные активничают. К тому же возникает еще одна угроза — экономических санкций.

Спампоўвайце і ўсталёўвайце мэсэнджар Telegram на свой смартфон або кампутар, падпісвайцеся (кнопка «Далучыцца») на канал «Хартыя-97».