5 сакавiка 2021, Пятніца, 13:06
Сім сім, Хартыя 97!
Рубрыкі

«Я поддалась на его сказку про запотевшее забрало»

9
«Я поддалась на его сказку про запотевшее забрало»
фото: Gettyimages

Почему травмированная на митинге россиянка не хочет прощать полицейского.

Спустя трое суток после субботних протестов, фамилия и звание полицейского, ударившего ногой 54-летнюю Маргариту Юдину и приходившего извиняться к ней в больницу в Петербурге, остается неизвестным. Сама же Юдина вскоре после снятого на камеры примирения и выписки вновь оказалась в больнице - по словам адвокатов, ее состояние резко ухудшилось и женщину пришлось снова госпитализировать. Би-би-си поговорила с Юдиной и ее защитой о том, как МВД пыталась загладить конфликт и какие у нее шансы добиться наказания для избившего ее силовика.

Маргарита Юдина вечером 25 января сообщила нескольким СМИ, что передумала прощать ударившего ее полицейского вопреки своим заявлениям, сделанным накануне в больничной палате НИИ Скорой помощи имени Джанелидзе.

По словам 54-летней жительницы небольшого города Луга в Ленобласти, ее обманули: она поддалась на уговоры сотрудников полиции и поверила их оправданиям, поскольку находилась в беззащитном состоянии и не понимала до конца, что происходит. Однако после выписки она решила, что будет обращаться в Следственный комитет и требовать наказания ударившему ее в живот полицейскому.

"Они нам стаканчики не прощают и косые взгляды недовольные, а мы должны им прощать удары?" - сказала Юдина в разговоре с Би-би-си.

Удар в живот

Юдина оказалась в реанимации НИИ Скорой помощи имени Джанелидзе в Петербурге после того, как во время акции в защиту Алексея Навального попыталась задать вопрос трем силовикам в амуниции спецназа. Полицейские тащили в автозак молодого человека, забрала на их шлемах были подняты.

 

Свидетелем происшествия стала другая участница акции, Ирина Матвеева. В это время она находилась неподалеку от места, где стояла Юдина, и снимала задержания на телефон. Ее видео с места события опубликовала "Фонтанка".

"Группа омоновцев выдвинулась за новой жертвой и побежала в толпу. Они выхватили какого-то парня, взяли его под руки - и идут ко мне навстречу. Эта женщина решила за него заступиться и спросить - безо всякой агрессии: "За что вы его взяли?" И в следующий момент я увидела жесткий удар ногой в живот, - рассказывала Матвеева изданию "Север.Реалии" (внесено минюстом в реестр СМИ-иностранных агентов). - Женщина не ожидала, что ее ударят, она отлетела на приличное расстояние и ударилась затылком об асфальт".

Матвеева вместе с другими людьми бросилась на помощь пострадавшей. Она запомнила, что голова упавшей женщины и асфальт рядом были в крови. Матвеева позвонила в скорую и по совету медиков довела женщину до находившегося рядом фельдшерского пункта на Московском вокзале. По словам свидетельницы, когда Юдина немного пришла в себя, она сказала: "Я пойду в суд".

"Я помню лестницу… Я на ней села… На вокзале это было. Потом завели в какой-то медпункт, кровь смыли немного - помню, что тряпки носили передо мной", - пересказывает в разговоре с Би-би-си первые после удара и падения отрывочные воспоминания сама Юдина.

Там же, в травмпункте, двое полицейских, по ее словам, составили какой-то документ о случившемся. Юдина говорит, что она не читала его, поскольку не могла сфокусировать взгляд. "Он мне сам прочитал - полицейский или следователь - что вот, в результате удара в живот… что-то такое было. По-моему, слово "омоновец" я нашла своим смутным сознанием. Я подписала, это соответствовало действительности".

Из травмпункта женщину отвезли в НИИ скорой помощи и поместили в реанимацию. Утром следующего дня она спросила про перевод в обычную палату. Юдина вспоминает: "Они сказали: только не сегодня, потому что сегодня воскресенье, переводят только в понедельник, для этого нужен чуть ли не консилиум".

Но уже скоро, по ее словам, ситуация изменилась - внезапно ее перевели в одноместную палату: "Просто выкинули туда и все; без одежды… Я просила хотя бы одежду, телефон, но мне ничего не принесли".

"Он помялся, сказал: "Коля"

Юдина уверена, что перевели ее только для того, чтобы полицейские смогли с ней встретиться. Когда женщина обмоталась одеялом и вышла из палаты, чтобы сходить в туалет, она увидела полицейского в форме, который сидел рядом с помещением, "как на вахте", говорит Юдина. А вскоре к ней пришли и его коллеги.

"Они зашли, очень долго у меня были, они практически все время и были в этой палате до моего увоза. Стали меня уговаривать: какой хороший мальчик", - рассказывает Юдина.

Официальные извинения от ГУ МВД России ей принес начальник управления организации охраны общественного порядка ГУ МВД, полковник полиции Сергей Музыка.

Затем в палату зашел и молодой человек, который, по данным МВД, ударил Юдину, в сопровождении коллеги, представившейся ей Верой Юрьевной. Юдина приняла извинения с букетом цветов, лежа под одеялом в постели.

Визит был снят на видео, вероятно, смартфоном: картинка дрожит и видна только небольшая часть палаты, в которой находится Юдина. В 18:37 это видео опубликовал телеграм-канал 112, а через несколько минут - телеканалы РЕН-ТВ и Пятый канал.

Юдина говорит, что не знала о том, что кто-то из присутствующих снимает ее на камеру, а если бы знала, то никогда не дала бы на это разрешения. "Я даже не ожидала, что такое может быть, то есть они как бы записывали нашу встречу…"

Лицо извиняющегося полицейского на выложенной в сети записи скрыто: во-первых, наложенным на видео фильтром, а во-вторых, медицинской маской.

"Я вообще не видела его, даже глаз не видела, поскольку он так задвинулся этой маской. Сверху еще какая-то кепочка, что-то на голове [на видеозаписи заметно, что на голове у мужчины форменная шапка-ушанка сотрудника полиции - Би-би-си] . Там щелочка такая узенькая, вообще ничего не видно. Тем более я лежала на кровати, без одежды, завернулась в это одеяло и думала только, чтобы в это одеяло быть завернутой, и больше ни о чем. Я его спросила, как его зовут. Он помялся, сказал: "Коля", - рассказывает Юдина.

Силовик объяснял своей жертве, что "за пять минут" перед ударом его "залили газом", а также у него запотело забрало. На кадрах, снятых во время его нападения на женщину, видно, что его забрало поднято.

"Вы уж простите, он парень хороший у нас", - звучит на видео, записанном в больничной палате Юдиной, голос за кадром. "Когда я узнал, что произошло, это личная трагедия", - запинаясь, говорит полицейский женщине. Юдина в этот момент отвечала, что зла не держит.

Спустя сутки после этого она вспоминала этот разговор так: "Сказали - блестящий, чуть ли не самый лучший... И вот с такими перспективами губить парню жизнь в таком возрасте молодом, да вот он такой хороший, да что на него нашло, да он самый лучший парнишка, да вот перцем в него брызнули, снежком в него кинули, поэтому он ничего не видел, у него глаза слезились, в него брызнули перцовым баллончиком. Я поверила, расчувствовалась даже, что он бедный, чуть ли не он же был всего [жертвой]", - рассказала на следующий день после выписки из больницы Юдина.

Вслед за извинениями полицейских в палате оказался корреспондент телеканала "78": "И тут же давай с этим прощением - как, вы его простили, ну, вы его простили? Их интересовало только, чтобы я сказала, что я его простила".

В тот же день ее выписали из больницы и на полицейском микроавтобусе отправили домой в Лугу, в двух часах езды от Петербурга.

Ее отъезд опять снимало телевидение, "Обидчика я простила, потому что понимаю, что молодежь наша в трудном положении. Я не держу зла. Я православный человек, я прощаю всех", - сказала она, покидая больницу.

"Состояние пациентки стабильное. Мы не видим причин ее задерживать, в стационарном лечении пациентка не нуждается", сказал после ее выписки в эфире НТВ анестезиолог-реаниматолог Сергей Фалевко. "Отлично себя чувствует", - заверил он. Юдина в том же сюжете говорит: "Чувствую, я себя, конечно, еще плохо".

"Если у тебя запотело, ты не вправе доставлять кого-то в автозак"

Уже дома Юдина начала сопоставлять свои воспоминания о произошедшем с объяснениями полицейского про запотевшее стекло шлема и перцовый газ, которые якобы помешали ему адекватно оценить ситуацию.

"Я поверила сначала и думала, что так и было, потому что и так была в тяжелом состоянии и еще ночь не спала. У него не запотело [стекло], я потом уже вспомнила. Это я как бы поддалась на его сказку про забрало. Потом я уже вспомнила, как просветление, что когда я шла, я смотрела ему в глаза и он мне смотрел в глаза, он меня четко видел", - говорит Юдина.

Теперь она намерена добиваться суда.

Правовую поддержку пострадавшая Маргарита Юдина получила более чем через двое суток после травмы - защищать ее взялась поздно вечером 25 января правозащитная "Команда 29".

Ее лидер адвокат Павлов рассказал Би-би-си, что Юдина обратилась к ним по рекомендации журналистов, защищать ее юристы будут pro bono (бесплатно). В ближайшее время они зафиксируют все, что с ней произошло, и обсудят стратегию защиты ее интересов. До конца недели юристы "Команды 29" планируют подать полностью мотивированное заявление Юдиной в СКР. "Обидчик должен понести наказание", - считают в "Команде 29".

По мнению Павлова, полиция решила принести Юдиной извинения, потому что в этом случае "все слишком очевидно - отрицать и оправдывать такие действия просто бесчеловечно". Впрочем, когда прошлым летом полицейский в Петербурге сломал на участке голосования по Конституции руку корреспонденту "Медиазоны" Давиду Френкелю, и это тоже было зафиксировано на видео, перед журналистом не только не извинились, но судили в итоге Френкеля, а не полицейского.

"Конечно, оценку нынешней ситуации усиливает, что пострадала женщина от рук мужчины, - рассуждает Павлов. - Этот удар ногой - ну просто ни в какие ворота. Это сразу заполонило интернет и, разумеется, уже получило негативную оценку в обществе. Так работать правоохранительные органы не должны ни при каких обстоятельствах. В данном случае ясно, что совершено было преступление".

То, что забрало запотело, шлем не работал, сотрудник полиции был на взводе - "это все глупости", говорит адвокат: "Если ты на взводе, если у тебя что-то запотело, пусть тебе оказывают помощь, а ты не вправе ничего делать, тем более доставлять кого-то в автозак и применять силу". Но полицейский был при исполнении, подчеркивает Павлов.

Юдина, по его словам, вправе рассчитывать на компенсацию, оплату лечения и социальную справедливость в виде наказания обидчика.

На момент разговора с Би-би-си в понедельник, 25 января, женщина продолжала испытывать последствия удара. "Ходить я, например, не могу: потому что чувствую буквально, что в голове что-то не в порядке. На голове у меня рана от удара об асфальт. Ребро болит, нажимать и касаться больно. Нагибаться и какие-то другие наклонные движения делать больно очень", - рассказала Юдина.

Еще одна госпитализация

Уже на следующий день, во вторник 26 января, Юдину снова госпитализировали. В первой половине дня к женщине приехали юристы "Команды 29", чтобы обсудить дальнейшие шаги. "К вечеру ей стало гораздо хуже, чем было в начале нашей беседы, все те симптомы, с которыми ее выписали из НИИ Джанелидзе: болит голова, подташнивает. И мы приняли решение о госпитализации. Вероятно, ее преждевременно выписали в воскресенье", - сказала Би-би-си представитель Юдиной Валерия Ветошкина.

У дома, в котором живет Юдина и трое ее детей, адвокаты неожиданно встретили представителей органов опеки и прокуратуры. И хотя сотрудники контролирующих органов заверили юристов, что их визит никак не связан с участием хозяйки в митинге и конфликтом с полицией, в "Команде 29" такие совпадения считают странными.

"Они сказали, что пришли разъяснить ей какие-то права, но с нами общаться без ордера отказались, хотя ордер для этого не нужен. С сотрудниками прокуратуры были сотрудники опеки, которых узнали дети Юдиной - эти сотрудники сфотографировали дом, где живет семья Юдиной. Он действительно в плачевном состоянии", - добавила Ветошкина.

Как рассказал ее коллега, адвокат Евгений Смирнов, Юдину в итоге госпитализировали в одну из петербургских больниц уже в половине первого ночи 27 января. Название больницы адвокаты пока не раскрывают, "чтобы не повторилась история с НИИ имени Джанелидзе, в котором полицейские буквально жили в палате Маргариты", сказал Би-би-си Смирнов.

Теперь женщине надо обследоваться, пока у нее диагностировали черепно-мозговую травму и гематому. В телеграм-канале "Команды 29" юристы рассказали, что вызванная ими к Юдиной врач скорой помощи очень удивилась, что пострадавшая не отказывалась от нахождения в НИИ Джанелидзе и не подписывала документов об отказе, но ее выписали на следующий день после поступления. "С такой травмой?!", - не поверила сначала, по словам юристов, сотрудница скорой - и тут же приняла решение о новой госпитализации.

"Cоздать прецедент наказания"

Заявления в Следственный комитет о совершении тяжкого преступления и привлечении виновного к ответственности написали еще 25 января депутат петербургского парламента Борис Вишневский ("Яблоко") и депутат Госдумы Александр Хинштейн ("Единая Россия").

Вишневский пояснил в своем телеграм-канале, что его цель - создать, наконец, прецедент, когда сотрудника органов, избившего мирного гражданина на акции протеста, настигнет неотвратимое наказание.

"Годами и десятилетиями силовики, избивающие мирных граждан, не несут за это никакой ответственности. Начиная с истории, когда в 2007 году после митинга на Пионерской площади в Петербурге омоновец жестоко избил мою коллегу по "Яблоку" Ольгу Цепилову, и заканчивая историей девушки, которую ударили в живот во время московских протестов 2019 года", - напомнил депутат.

Он подчеркнул, что в случае превышения полномочий с применением насилия (часть 3 статьи 286 УК) нет возможности примирения сторон: никакие извинения и ответные "прощения" не могут быть основанием для отказа в возбуждении уголовного дела.

С этим изначально был согласен и депутат Александр Хинштейн. Однако на следующий день, 26 января - после заявлений самой Юдиной, что она все же не простила обидчика, - Хинштейн передумал: "Подробно обсудил ситуацию с руководством МВД и прокуратуры. Полицейский, действительно, перед этим подвергся нападению, потому и воспринял бежавшую наперерез ему женщину как реальную угрозу, жестко на нее среагировав. Это серьезно меняет дело, поэтому отзываю свои запросы", - написал депутат в своем "Твиттере".

Одновременно стали появляться негативные реакции уже на действия самой Юдиной. Телеведущий Владимир Соловьев обвинил ее в участии в "хорошо подготовленной провокации". По его версии, на видеозаписи с акции протеста ее не бьют, а "отталкивают ногой, упираясь в живот". "К этой гражданочке все больше вопросов, так же, как и к тем, которые позволяют себе всякое", - сказал Соловьев в своем шоу "Полный контакт".

МВД не называет фамилию полицейского. Это законно?

Потерпевшая вправе знать имя своего обидчика, говорит Павлов:

"У нас есть анонимные свидетели, но нет анонимных обвиняемых. В случае возбуждения уголовного дела нет никаких оснований скрывать имя предполагаемого преступника, - отметил адвокат. Но с учетом всех интересов - например на Западе, в тех же США, когда при штурме Капитолия убили человека - до конца служебной проверки имя не называется".

В российских законах это четко не прописано, но в принципе подход должен быть аналогичным, считает Павлов. В качестве дисциплинарного наказания полицейского могут уволить сразу после завершения служебной проверки. Но возможно, его оставят на службе. Хотя, например, тот факт, что Юдина бросилась навстречу полицейскому на проезжую часть, юридического значения, по словам Павлова, не имеет.

"Они сами вели задержанного по проезжей части, которая к тому времени была заблокирована и движения транспорта на ней не было. И Юдина не демонстрировала никаких жестов, она просто подошла и задала ему вопрос", - говорит адвокат.

То, что сотрудник полиции Коля, или тот, кто таким образом представился, публично извинился перед Юдиной, теперь может сработать против полицейского.

"Они уже просто так не могут сказать, что не нашли героя. У них был этот вариант до его визита в больницу. Если сейчас они скажут, что не знают, кто приходил в больницу к потерпевшей, это будет странно. В любом случае все очень плохо выглядит для ГУВД", - говорит Павлов.

То, что полицейский "пришел как частное лицо и решил таким экстравагантным способом принести извинения", ничего не меняет, считает адвокат. Поскольку извинение влияет лишь на меру наказания, но не исключает ответственности.

Так что назвать подозреваемого или обвиняемого в этом деле правоохранительным органам все же придется. Даже если служебная проверка ни к чему не приведет, правоохранителям придется проводить еще доследственную проверку - она должна начаться еще до заявления Юдиной, поскольку в СКР уже обратились депутаты разного уровня. Но на практике их могут рассматривать не как заявления о преступлении, а как обращения граждан, и тогда доследственная проверка может начаться не сразу, говорит Павлов.

Русская служба Би-би-си направила запрос в МВД России о том, почему личность ударившего Юдину полицейского держится в секрете и получали ли навещавшие ее сотрудники разрешение на видеозапись встречи.

Спампоўвайце і ўсталёўвайце мэсэнджар Telegram на свой смартфон або кампутар, падпісвайцеся (кнопка «Далучыцца») на канал «Хартыя-97».